О модернизации ВМС Ирана

Согласно публикациям американских военных изданий от декабря 2019 года, ВМС Ирана готовы к развертыванию в Атлантическом океане. Столь смелое утверждение ссылается на представленный в том же году доклад Разведывательного управления министерства обороны США «Военная мощь Ирана». Как отмечается авторами документа, назначенные иранским кораблям миссии всё чаще проходят за пределами обычных для них зон ответственности.

Более десяти лет ВМС Исламской Республики Иран (ИРИ) поддерживают почти непрерывные развертывания на больших расстояниях от пунктов базирования. Они включают учения с ВМС других государств, операции по борьбе с пиратством в Аденском заливе и посещения иностранных портов. Поддерживая эту тенденцию, в конце февраля 2020 года после 25-дневного плавания 66-я оперативная флотилия (или оперативный флот) ВМС ИРИ прибыла в Джакарту, Индонезия.

Если еще недавно деятельность иранских ВМС увязывалась с выполнением их основной задачи по защите территориальных вод и экономических интересов в Каспийском море, Персидском и Оманском заливах, то теперь это меняется. Как показывает оценка аналитиков РУМО, долгосрочные амбиции предполагают трансформацию ВМС ИРИ от береговой обороны к системе с потенциалом для действий в «открытом море». В этой связи, символический визит в Джакарту в значительной степени подкрепляет заключение РУМО о стремлении иранского руководства демонстрировать флаг далеко за пределами Аравийского моря.

Очевидно, что достижение такого статуса потребует значительной модернизации сил флота. Хотя 66-я оперативная флотилия и показала способность к преодолению значительных расстояний, входившие в её состав корабли, корвет «Баяндор» (Bayandor 81) и вспомогательное судно «Харг» (Kharg, бортовой номер 431), первоначально введены в эксплуатацию в 1964 и 1984 году соответственно. По оценке РУМО, несмотря на инвентаризацию преимущественно стареющих кораблей, ВМС ИРИ «умеренно эффективны» и добиваются проведения операций большого размаха, поддерживая имеющиеся активы в эксплуатационной готовности.

В докладе прогнозируется, что достижение желаемого статуса военно-морского флота потребует значительных инвестиций в современные боевые и вспомогательные корабли. При этом отмечается, что ограниченные международными санкциями судостроительная отрасль и другие предприятия ВПК Исламской Республики в последние годы смогли обеспечить медленную, но непрерывную поставку ВМС Ирана новых кораблей и систем вооружений различных классов.

 

Наращивание флотилии фрегатов «Моудж»

Крупнейшим классом военных кораблей, которые в настоящее время строит Иран, являются фрегаты УРО типа «Моудж» (Moudge). Необходимо отметить, что командование ВМС ИРИ позиционирует эти корабли, как эсминцы эскорта, а в соответствии с западной классификацией они в большей степени соответствуют корветам. Проект является местным развитием легких фрегатов британской постройки типа «Алванд» (Alvand), поставленных Ирану в 1970-х годах. Очередной корабль проекта «Моудж» введен в состав флота в декабре 2018 года. По сообщениям государственного телевидения ИРИ, фрегат «Саханд» (Sahand, F 74) обладает большей дальностью и боевой устойчивостью, чем корабли проектов «Алванд» и «Моудж» более ранней постройки.

По утверждению военно-морского аналитика Тревора Холлингсби (Trevor Hollingsbee), фрегат «Саханд» построен Иранским судостроительным и оффшорным промышленным комплексом (Iran Shipbuilding & Offshore Industries Complex Co., ISOICO) в Бендар-Аббасе и отличается от более ранних конструкций, демонстрируя скрытые характеристики. В частности, при полном водоизмещении 1400 тонн и длине 96 м корабль имеет четыре дизельных двигателя Pielstick, обеспечивающие ему скорость до 25 узлов. При численности экипажа в 140 человек возможность автономных действий «Саханд» без пополнения запасов в море эксперт оценивает в пять месяцев.

Основным вооружением «Саханд» являются четыре противокорабельные крылатые ракеты (ПКР) «Нур» (Noor) или их модификация «Гадер» (Qader). Ракеты способны поражать цели на дальности до 200 км. В качестве прототипа при их разработке послужила ПКР китайского производства C-802. Установленные на фрегате артиллерийские системы включают: расположенную в носовой части корабля 76-мм морскую пушку «Фаджр-27» (Fajr-27, нелицензированная копия орудия OTO Melera 76/62 Compact), 40-мм АУ «Фетал» (Fetal, нелицензированная копия автоматической пушки Bofors 40/70) и две 20-мм пушки, являющиеся реинжинирингом модели Oerlikon GAM-BO1.

Комплекс средств противовоздушной обороны ограничен двумя пусковыми установками ЗУР «Саяд-2» (Sayad-2), разработанными на базе американской стандартной ракеты RIM-66. Два 324-мм трехтрубных торпедных аппарата предназначены для борьбы с подводными лодками и позволяют применять самонаводящиеся торпеды национального производства. Предполагается, что торпеды наводятся по следу корабля и являются результатом реинжиниринга американской модели Mk48. Фрегат оснащен иранскими РЛС контроля воздушного и надводного пространства и, несмотря на отсутствие ангара, может использовать один противолодочный вертолет модели Agusta Bell 214.

Следует отметить, что к моменту ввода в состав ВМС фрегата «Саханд» (F 74) флот ИРИ имел всего два корабля типа «Моудж»: «Джамаран» (Jamaran, F 76) и «Дамаванд» (Damavand, F 77). Причем статус последнего к тому моменту был не определен, поскольку в январе 2018 года корабль выбросило штормом на волнолом ВМБ Бендер-Энзели (Каспийское море). Эксперты США оценили инцидент с крупнейшим кораблем иранских ВМС на Каспии, как серьезный удар по программе модернизации иранского флота.

Предназначенный для учебных целей «Дамаванд» закладывался в 2009 году на верфи  «Шахид-Таджди» (Shahid Tajdi), спущен на воду в 2013 и передан ВМС в 2014 году (по другим данным в 2015). По заявлению командующего ВМС ИРИ контр-адмирала Хоссейна Ханзади (Hossein Khanzadi), фрегат планируется отремонтировать и перестроить, оснастив системой вертикального пуска. Вместе с тем, Т.Холлингсби скептически относится к подобным декларациям, указывая на то, что иранцы неоднократно заявляли о неизбежном возвращении «Дамаванд» на службу. Следует отметить, что, несмотря на то, что, анализируя спутниковые снимки, полученные ВМС США, специалисты пришли к выводу о полной утрате фрегата, согласно открытым источникам, восстановление «Дамаванд» в Бендер-Энзели (а возможно строительство нового корабля) всё-таки ведется.

В ноябре 2019 года командующий ВМС ИРИ объявил, что новый фрегат типа «Моудж», названный «Дена» (Dena, F 75) будет поставлен в феврале 2020 года. На тот момент какой-либо дополнительной информации не приводилось. Конкретнее ситуацию с новым кораблем пояснил адмирал Амир Растегари (Amir Rastegari), глава Организации судостроительной промышленности при Министерстве обороны и поддержке ВС Ирана (MODAFL). Согласно его интервью от 4 апреля 2020 года, опубликованном на сайте MODAFL, фрегат «присоединится к ВМС в месяце бахман» (с 20 января по 18 февраля 2021 года). На корабле планируется установить систему вертикального пуска ракет, радиолокатор с фазированной решеткой, новую систему связи, а также провести значительные изменения в его двигательной установке.

Помимо того А.Рестегари сообщил, что ВМС ИРИ запросили еще один фрегат проекта «Моудж», но эта заявка пока не утверждена. Западные обозреватели полагают, что очередной корабль  станет дополнением к тому, который строится на Каспийском море и  заменит «Дамаванд». Всего ожидается строительство до трех новых фрегатов проекта «Моудж».

 

Модернизация сил на Каспийском море

Укрепляя ресурсы Каспийского военно-морского района, в 2017 году ВМС ИРИ ввели в эксплуатацию катер «Сепар» (Separ, P 234). Он стал четвертой  модифицированной копией иранского производства французских быстроходных ракетных катеров проекта «Комбатант II» (Combattante II). Катера этого типа находятся на вооружении ВМС ИРИ с 1980-х годов. Иранский проект, получивший обозначение «Сина» (Sina), отличается использованием оружия иранского производства. В составе оружейного комплекса катера пара сдвоенных пусковых установок ПКР «Нур» класса «поверхность-поверхность», 76-мм морская пушка «Фаджр-27» и 40-мм АУ «Фетал 40». Все катера типа «Сина» приписаны к базе ВМС Бендер-Энзели на Каспийском море.

Западные аналитики отмечают, что если строительство более ранних катеров типа «Сина», как правило, завершалось в течение трех лет, то международные санкции и общие трудности с получением материалов стали причиной девятилетней задержки между поставкой «Дерафш» (Derafsh, P 223) в 2008 году и «Сепар» в 2017 году. Согласно отчету РУМО США, «ВМС ИРИ также расширили число боевых кораблей с ракетным вооружением, оснастив старые вспомогательные и патрульные корабли ПКР малой и средней дальности».

 

Обновление подводных сил

Другим направлением модернизации ВМС ИРИ является развитие подводного флота. В феврале 2019 года Иран публично представил подводную лодку (ПЛ) нового отечественного проекта «Фетах» (Fetah, бортовой номер 920). Согласно публикациям, проект по размерам аналогичен немецкой ПЛ тип 206. Корабль имеет длину 47,55 м, ширину 4,57 м и высотой 4,27 м. Водоизмещение составляет 600 тонн. Как утверждается, ПЛ способна погружаться на глубину до 200 м и находиться под водой без всплытия в течение 35 суток.

Несмотря на то, что деталей немного, по информации сетевого ресурса The Iran Project, ПЛ оснащена гидроакустической станцией, электроприводом, комбинированным боевым управлением, управляемыми ракетами класса «поверхность-поверхность», управляемыми торпедами, средствами радиоэлектронной борьбы, защищенными и интегрированными телекоммуникационными системами связи. Скорость лодки в подводном положении достигает 11, в надводном – 14 узлов. ПЛ «Фатех» оборудована четырьмя 533-мм торпедными аппаратами, а также способна проводить постановки морских мин и осуществлять пуски крылатых ракет из подводного положения. Как предполагают открытые источники, запланированное строительство трех ПЛ типа «Фатех» находится в стадии реализации.

Последовательно пополняется флот малых подводных лодок (МПЛ) типа «Гадир» (Ghadir). После передачи ВМС ИРИ двух новых МПЛ в ноябре 2018 года, общее количество лодок этого типа достигло 23 единиц. Основной потенциал МПЛ заключается в сложности их обнаружения из-за небольших размеров корабля. Длина МПЛ «Гадир» составляет 29 м, ширина 2,75 м, высота 2,5 м. Водоизмещение в надводном положении 115 тонн. В составе вооружения два торпедных аппарата калибра 533 мм и морские мины.

На Западе отметили новые возможности данных МПЛ, подтвержденные во время учений «Велайят 97» (Velayat 97). Новая способность обусловлена введением запускаемой с подводной лодки ракета-торпеды «Джаск-2» (Jask-2). Как сообщается, новая система вооружения включает в себя расходуемую торпеду с электроприводом, в которой установлена модифицированная ПКР «Наср» (копия китайской ракеты C-704). Применение «Джаск-2» из торпедного аппарата МПЛ типа «Гадир» показали в общедоступном видео. Материал демонстрирует, как торпеда выходит из ТА, преодолевает несколько сотен метров, а затем её корпус отделяется и происходит развертывание и старт ракеты «Наср».

Оценивая оперативные возможности иранских МПЛ, американские эксперты обращают внимание на внутренние органы управления лодки, показанные рядом открытых источников. В частности отмечается, что оборудование представлено  несколькими серыми металлическими коробками с тумблерами управления и мониторами электрических систем. Учитывая стесненные условия для экипажа, особо отмечается, отсутствие никаких-либо элементов безопасности, предотвращающих случайное переключение тумблеров.

В одном видео о МПЛ «Гадир» показан экран навигационного радара коммерческого происхождения, а в другом экипаж продемонстрировал гирокомпас Sperry Marine. Быстрый поиск в интернете подтвердил возможность его приобретения через eBay. Кроме того, западные эксперты полагают, что у иранской малой подводной лодки отсутствуют никакие-либо средства для аварийного выхода экипажа или обеспечения живучести в случае близкого подрыва глубинного заряда. Любое её повреждение – ведет к затоплению и даже полной потере лодки. Тесный внутренний объем и отсутствие отдельных водонепроницаемых отделений снижают живучесть корабля в ситуации, связанной с устранением повреждений. Предположительно, этим объясняется  относительно большое число МПЛ типа «Гадир» в составе ВМС Ирана.

Как об известном факте западные обозреватели говорят о включении ПЛ типа «Тарег» (Tareg) в состав оперативных флотилий «большой дальности». (Под типом «Тарег» понимаются проданные Ирану ДЭПЛ российского производства «Варшавянка» проект 877ЭКМ.) Так, в 2011 году широко сообщалось о сопровождении ПЛ «Юнес» (Yunes, 903) 28-й оперативной флотилии с миссией в Мумбаи, Индия. Эксперты отмечают хорошую приспособленность этого типа кораблей к более глубоким водам за пределами Персидского залива. Предполагается, что вскоре ПЛ российского производства в составе оперативных соединений ВМС ИРИ дополнят лодки типа «Фатех».

 

Производство новых военно-морских вооружений

Комментируя тенденции в развитии иранских военно-морских вооружений, аналитики РУМО отметили группы артиллерийских систем, беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и торпедного вооружения.

Прежде всего, внимание экспертов привлекла разработанная в стране 20-мм система оружия ближнего боя (close-in weapon system, CIWS) под названием «Каманд» (Kamand). В новостных репортажах иранских СМИ утверждалось, что система обладает высокой скорострельностью, от 4000 до 7000 выстрелов в минуту, и эффективной дальностью поражения до 2 км. В ноябре 2018 года командующий ВМС ИРИ контр-адмирал Х.Ханзади заявил, что «Каманд» планируется к установке на кораблях, выполняющих миссии «в глубоких и отдаленных водах», в первую очередь на новом фрегате «Саханд». Как предполагают западные обозреватели, прототипом для иранской система послужила российская 30-мм шестиствольная автоматическая корабельная АУ АК-630.

В секторе БПЛА в конце 2019 года прошла презентация новой иранской беспилотной системы вертикального взлета и посадки (vertical take-off and landing, VTOL). Дрон получил обозначение «Пеликан-2» (Pelican-2). Поскольку в мероприятии одновременно участвовали командующий иранской армией генерал-майора Абдолрахима Мусави (Abdolrahim Mousavi) и контр-адмирала Х.Ханзади, это привело к предположению, что система предназначается для использования всеми видами ВС страны.

БПЛА выполняет VTOL с помощью четырех горизонтально расположенных винтов, а существенно больший задний двигатель толкает аппарат в режиме полета. Электрооптика расположена впереди и защищена прозрачным колпаком. Конструкция  имеет две антенны: одна для управления БПЛА, вторая, вероятно, служит каналом для передачи данных. Утверждения, что БПЛА способен работать на больших расстояниях, специалисты подвергают сомнению, поскольку «Пелкан-2» работает от батареи, что ограничивает его боевые возможности. Также предполагается, что дрон не способен нести вооружение и используется только в режимах разведки и целеуказания.

Согласно публичному заявлению контр-адмирала Х.Ханзади БПЛА «Пеликан-2» будут развернуты на борту фрегатов «Саханд» и «Джамаран», которые имеют вертолетные палубы, необходимые для эксплуатации БПЛА из-за его размеров.

В 2017 году иранская пресса сообщила, что МПЛ «Гадир» во время военно-морских учений «Велайят 95» успешно применила отечественную торпеду «Валфаджер» (Valfajr). По официальным данным ВМС ИРИ, испытание завершились точным попаданием и разрушением корабля-цели. «Валфаджер» производится с 2015 года и  считается копией северокорейской торпеды CHT-02D. Система наведения торпеды использует пассивное акустическое слежение. Дальность действия до 15 км. Вес боевой части 220 кг.

В конце 2019 года, во время посещения выставки достижений военно-морского флота, командующий ВМС ИРИ заявил журналистам, что система «Джаск-2» поступила в серийное производство, и все иранские ПЛ будут вооружены подобными системами. Упоминалась также версия «Джаск-3», которая «позволит использовать более широкий спектр ракетных возможностей на подводных лодках». Подчеркивается, что в том же месяце командующий ВМС ИРИ дал понять: «У подводной лодки «Фатех» есть такая возможность, и мы продемонстрируем ее на предстоящих учениях».

Кроме того, согласно некоторым западным источникам, военно-морские силы Ирана обладают копией российской сверхскоростной торпеды ВА-111 «Шквал», но пока неясно, находится ли она в активном состоянии. Со слов морского эксперта по подводной войне Саттона (H.I. Sutton) «Шквал» – «оружие, используемое подводной лодкой при обычной торпедной атаке другой субмарины». Эксперт не обладает доказательствами того, что находящиеся в составе ВМС ИРИ российские ПЛ проекта «Варшавянка» оснащены этими торпедами. По его оценке, подобное оружие для своей поддержки потребовало бы обширных модификаций.

 

Недостатки логистики и новые возможности

Как отмечается в РУМО, для достижения истинного оперативного потенциала «голубой воды» логистическая поддержка представляет собой серьезный пробел, который ВМС ИРИ необходимо заполнить. В настоящее время планы приобретения судов материально-технического обеспечения, как представляется, отсутствуют. Вместо этого ВМС ИРИ продолжает включать в состав оперативных соединений вспомогательное судно «Харг» для действий на больших расстояниях.

Как указано выше, недавно судно посетило с миссией Джакарту, что по подсчетам специалистов составляет примерно 50-суточный переход в оба конца. Имея ангары и большую полетную палубу, «Харг» способен поддерживать до трех вертолетов «Си Кинг» (Sea King) и де факто служит вертолетоносцем ВМС ИРИ. По сообщению «Тегеран таймс» от 29 октября 2019 года «Харг» до прибытия в Индонезию в составе 64-й оперативной флотилии совместно с  фрегатом «Алванд» (F 71) участвовал в патрулировании Аденского залива. По предположению аналитиков РУМО, 64-я флотилия вернулась в Бендер-Аббас после менее чем восьми недель в море.

На дальнее патрулирование также направляются два легких нефтеналивных судна типа «Бендер-Аббас» (Bandar-Abbas). Каждое имеет полетную палубу и телескопический ангар, что говорит о способности принимать и поддерживать один вертолет Agusta Bell 204/212. В марте 2019 года сообщалось, что судно обеспечения «Бендер-Аббас» (421) совместно с фрегатом «Сабалан» (F 73, тип «Алванд») в составе 61-й оперативной флотилии проводило патрулирование между Красным и Аравийским морями в проливе Баб-эль-Мандеб.

Согласно американским источника, новейшим элементом модернизации надводного флота Ирана станет строительство эсминца типа «Персидский залив» (Persian Gulf). Как было отмечено, хотя ВМС ИРИ классифицируют свой тип «Моудж», как эсминцы, по своим характеристикам они больше напоминают корветы. В этой связи будущий тип «Персидский залив» аналитики склонны рассматривать в качестве первого разработанного в национальном масштабе эсминца. К этому можно добавить, что адмирал А.Растегари в апреле 2020 года упомянул о будущем корабле, как о «тяжелом эсминце» с именем «Негин» (Negin).

Согласно макету, показанному иранскими СМИ, корабль получил эволюционный дизайн с растянутым корпусом, основанным на фрегате «Саханд». Водоизмещение эсминца составит 7000 тонн (согласно А.Растегари, 6000 тонн). Вооружение: один многоствольный 20-мм CWIS «Каманд» перед вертикальными ПУ с ЗУР «Саяд-2», одна 72-мм морская пушка «Фаджр-27», два тройных 533-мм торпедных аппарата, сдвоенные ПУ ПКР «Нур», РЛС с фазированной решеткой и мачта, вмещающая дополнительные радары и электронику. В модель включен закрытый ангар, который может разместить два вертолета Agusta Bell 204/212. Демонстрировавшийся макет имел на полетной палубе вертолет неопределенного типа, что, по мнению экспертов, с некоторой вероятностью может свидетельствовать о планируемом обновлении парка морских вертолётов Ирана.

По утверждению адмирала А.Растегари разработка модели «тяжелого эсминца» уже завершена и, возможно, его закладка состоится уже в текущем 2020 году. Размеры корабля позволят ему проводить патрулирование на больших расстояниях с автономией до двух месяцев, что «дает ВМС ИРИ стратегический потенциал». Учитывая прошлые показатели, в РУМО полагают, что иранская судостроительная промышленность сможет поставить три подобных эсминца к 2030 году.

Таким образом, командование ВМС ИРИ целенаправленно реализует планы по наращиванию потенциала сил в привычной зоне ответственности и за её пределами. Очевидно, что эта тенденция будет сохраняться, но её реализация ввиду очевидных причин растянется не менее, чем на десятилетие. Несомненно, с определенного момента присутствие обновленных ВМС ИРИ в Атлантическом океане станет фактом. Вместе с тем, значительное технологическое отставание ВПК страны еще долго не позволит боевым кораблям Ирана на равных конкурировать с изделиями американского судостроения.

52.85MB | MySQL:104 | 0,377sec