Новая инициатива президента Ирана Х.Роухани в диалоге с США

Выступая 24 июня на недельном заседании президиума  иранского правительства, президент ИРИ Хасан Роухани озвучил  «решительный» шаг  к началу переговоров с США и последовательному продвижению диалога с этой страной, которая, как известно, до сих пор рассматривается Тегераном  в качестве своего главного врага. По словам иранского президента, как только США объявят о том, что они продолжают уважать законы и документы ООН, покажут, «что привержены обязательствам СВПД, и что Белый дом и Конгресс решили вернуться к членству в этом договоре, вот тогда мы и объявим о готовности к диалогу».  Однако рассматривая внимательно очередную иранскую инициативу, можно увидеть в ней явные компоненты того, что делает подобный прогресс попросту невозможным. Глава иранской исполнительной власти увязал продвижение диалога на американском направлении с возвращением США  в ядерное соглашение, подписанное в июле 2015 г., которое Вашингтон покинул в мае 2018 г. Иран считает, что вернувшись в рамки СВПД, США должны неуклонно выполнять все обязательства, вытекающие из этого документа. Но это еще не все. В Иране хотели бы, чтобы США возместили ИРИ весь тот ущерб, который  Исламская Республика понесла из-за выхода США из СВПД. Только в этом случае Иран готов сесть за стол переговоров и обсуждать весь круг вопросов, подлежащих урегулированию.

Говоря иными словами, США, как мыслит Иран,  должны оплатить все те издержки, которые понесла ИРИ из-за введения санкций после выхода США из СВПД. Совершенно очевидно, что такие условия для США неприемлемы, о чем Тегеран был неоднократно проинформирован. При этом в предложении Роухани есть и новизна. Она связана с тем, что впервые Иран официально декларировал свою готовность сесть за стол переговоров. По сути, это шаг вперед, и он может считаться началом некоего положительного процесса. Поскольку среди подписантов СВПД есть и страны Европы, Роухани коснулся на этот раз и их позиции, отметив, что  она «стыдлив и немощна». С президентом ИРИ солидаризировался и глава иранского внешнеполитического ведомства Мохаммад Джавад Зариф, написавший в своем аккаунте в социальной сети Twitter, что Иран фактически готов к переговорам.

Ни для кого не секрет, что Роухани и Зариф считаются в Иране деятелями либерального направления, за что не раз подвергались нападкам. А что думают по этому поводу их политические оппоненты? Здесь сошлемся на недавно  назначенного спикера  законодательной ветви власти, известного в Иране как ярого консерватора, бывшего мэра  Тегерана и неоднократного неудачливого участника президентской гонки  Мохаммада Багера Калибафа. В своем первом после назначения на этот пост заявлении он решительно заявил, что Америке «нельзя доверять» и не следует входить с ней в какие бы то ни было переговоры. Подобное не раз высказывал, в том числе и в самое последнее время, и духовный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи. По его мнению, любые контакты и переговоры с американским правительством  в принципе невозможны.

Такая позиция иранского руководства входит в явное противоречие с последними по времени заявлениями американского президента Д.Трампа, который несколько дней назад заявил, что  он знает, что в Иране готовы к переговорам с США, и «пусть там не ждут результатов выборов в США, потому что в новую каденцию условия, которые американский президент поставит перед исламским режимом,  будут более жесткими».

Сами США уже не раз, даже за годы нахождения в президентском кресле Д.Трампа декларировали свою готовность к переговорам с Ираном. Наиболее подробно  эта проблема поднималась в мае 2018 г., уже после выхода из ядерного соглашения,  нынешним главой Госдепартамента  Майком Помпео, назвавшим 12 принципов, определяемых как условия нормализации диалога двух стран. В их числе такие хрестоматийные как отказ Ирана от поддержки государственного терроризма на Ближнем Востоке, освобождение всех задержанных американских граждан, а также граждан государств-союзников США, вывод всех сил  Ирана из Сирии, прекращение любых угроз в адрес главных американских союзников в регионе: Израиля, ОАЭ и Саудовской Аравии. Здесь же были и условия в ядерной сфере, сводящиеся к тому, что Иран должен сделать максимально прозрачной свою атомную программу для инспекторов МАГАТЭ, предоставив им нелимитируемый  доступ на места ядерных разработок. От Тегерана также требовалось прекратить обогащение урана, отказаться от переработки плутония и закрыть тяжеловодный ядерный реактор. Кроме этого, в 12 пунктов входил и отказ Ирана от производства и распространения баллистических ракет. Иран в свое время жестко отвел эти требования, а в последнее время просто не вспоминал о них.

Что же происходит на самом деле? Ясно, что стороны выставляют заведомо невыполнимые условия. Вспомним, что ровно 9 месяцев назад, 27 сентября 2019 г., перед закрытием очередной годичной сессии Генеральной Ассамблеи ООН и накануне своего отъезда из США, президент Ирана Хасан Роухани огласил  на пресс-конференции по итогам своего участия в этом самом крупном мировом форуме иранскую мирную инициативу. Она состояла в том, что если США снимут наложенные на его страну санкции, «появится возможность переговоров». Заметим, о возможности диалога говорилось очень осторожно.  Было видно, что на самом деле Роухани  озвучивал  пагубность санкционного прессинга на жизнеспособность нынешнего иранского режима,  давая, по существу, понять, что существующие санкции с трудом переносимы экономикой страны и несут угрозу коллапса исламского режима.

Но и тогда высказанная  либеральным президентом Исламской Республики декларативная готовность  Ирана к диалогу с США, была дезавуирована религиозным  лидером  ИРИ аятоллой  Али Хаменеи, сказавшим,  что никоим образом нельзя вступать в переговоры с Америкой. Вспомним и то, что  год назад президент США Д.Трамп подписал указ о введении персональных  санкций против религиозного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи и ряда других иранских высокопоставленных лиц, в том  числе и представителей либерального направления,  как, например, главы МИДа Мохаммада Джавада Зарифа. В Тегеране расценили такой поворот как «окончательный конец дипломатии с администрацией США» и показатель того, что «администрация Трампа разрушает все установленные международные механизмы для поддержания мира и безопасности во всем мире». Казалось, на пути продвижения мира каждой из сторон выставлен мощный заслон. Однако последнее заявление иранского президента говорит о том, что в ИРИ делают ставку на  возможное смягчение американской позиции. По всей видимости,  там полагают, что дипломатические инструменты будут задействованы в обеих столицах.

Логика этого ясна: сегодня, как никогда,  очевидно, что неуклонно ухудшающаяся в Иране экономическая ситуация требует принятия дипломатических мер экстраординарного характера, чтобы по возможности нормализовать позиционирование страны на международной арене, не допустить банкротства и развала режима. Для этого необходимо  смягчения противостояния с США, что могло бы привести к минимизации санкционного прессинга на страну. Пока же ни одна из сторон на деле не готова поступиться ранее декларированными принципами, несмотря на озвучиваемую готовность к началу диалога. Последнее заявление иранского президента лежит в этой же плоскости.

52.75MB | MySQL:104 | 0,349sec