Западные эксперты об интересах России в Афганистане

В данный момент в иностранных СМИ нарастают разногласия по поводу предполагаемого вознаграждения российской стороной боевиков движения «Талибан» (запрещено в РФ) за убийства военнослужащих США и НАТО в Афганистане. Впоследствии информацию о том, что офицеры Главного разведывательного управления (ГРУ) предлагали деньги талибам за убийства, публично опровергли и Кремль, и президент Дональд Трамп, однако широкий общественный резонанс по-прежнему не утихает, в связи с чем целесообразно понять, каковы интересы России в Афганистане и как их оценивают отечественные и зарубежные эксперты.

Хотя Россия и Афганистан не являются прямыми соседями, их объединяют сравнительно недавние исторические события. Роковое решение Советского политбюро о вторжении в Афганистан в декабре 1979 года в конечном итоге способствовало ослаблению и распаду Советского Союза в декабре 1991 года. В ходе начавшейся в 1992 году гражданской войны в Афганистане множество фактов указывало на тесное взаимодействие «Талибана» с чеченскими сепаратистами. Позднее секретарь Совета Безопасности РФ Сергей Иванов заявлял, что не исключал возможности принятия военных мер в отношении «Талибана», если бы организация продолжила оказывать давление на союзников Российской Федерации, в частности, на Таджикистан и Киргизию. По этой причине в 1990-х годах Россия определила в качестве своих основных интересов предотвращение терроризма, незаконного оборота наркотиков и распространения влияния гражданской войны в Афганистане на регион Кавказа и соседние центрально-азиатские страны. Для достижения этих целей в 1990-е годы российское правительство поддерживало в Афганистане антиталибский Северный альянс. Кремль приветствовал свержение режима талибов в результате военной операции под руководством США в конце 2001 года, которая началась после террористических актов 11 сентября. «Что касается Афганистана, то Россия руководствуется весьма конкретными и прагматичными соображениями стратегического, политического и экономического характера, которые, и это принципиально важно, в значительной степени совпадают с реальными интересами самого Афганистана», – заявлял в этот период министр иностранных дел Игорь Иванов. Все вышеперечисленные проблемы, в частности, борьба с терроризмом, по-прежнему стоят во главе интересов Кремля в Афганистане. «С момента запуска российско-американского диалога по контртерроризму в декабре 2018 года ситуация в Афганистане была и по сей день остается одним из ключевых пунктов нашей повестки дня с Вашингтоном», – заявил в майском  интервью информагентству «Интерфакс» заместитель министра иностранных дел России Олег Сыромолотов. По его мнению, хорошим примером эффективного сотрудничества с американскими партнерами на этом направлении стало включение в прошлом году в санкционный перечень Комитета Совета Безопасности ООН 1267/1989/2253 (санкции в отношении запрещенных в РФ террористических группировок «Исламское государство» и «Аль-Каиды») афганского крыла ИГ «Вилаят Хорасан» (запрещено в РФ). Стоит отметить, что Россия поддерживает усилия Вашингтона по прекращению войны в Афганистане путем мирных переговоров. В прошлом месяце МИД РФ приветствовал короткое перемирие между афганским правительством и «Талибаном» по случаю мусульманского праздника Ид аль-Фитр (Ураза-Байрам) и призвал «устранить все препятствия для всеобъемлющего урегулирования афганской проблемы». Тем не менее, научный сотрудник аналитического центра Chatham House в Лондоне Хамид Хакими полагает, что Россия теперь стремится развивать свои собственные патронажные сети в Афганистане, чтобы получить преимущество в регионе над Соединенными Штатами и Китаем. «Это отход от кратковременного военного вмешательства США в Афганистан после 2001 года, когда у Москвы и Вашингтона, по-видимому, произошло сближение интересов в отношении «стабилизации» Афганистана», – заявил он в интервью региональной редакции «Радио Свобода». Хакими утверждает, что Москва по-прежнему обеспокоена незаконным оборотом наркотиков, присутствием ИГ в Афганистане и угрозами, направленными на ее союзников в Центральной Азии. «Это также является ключом к более широкому региональному влиянию на Центральную Азию, особенно на Таджикистан, который граничит с Афганистаном», – добавил Хакими.

Слухи о якобы предпринятых Россией усилиях по разжиганию нападений талибов на силы США и коалиционные силы в Афганистане свидетельствуют о хрупкости мирных процессов, основанных на дипломатических соглашениях и политических переговорах. Марвин Вайнбаум, бывший аналитик разведки в Государственном департаменте США считает, что возникший на фоне слухов конфликт окажет большое влияние на текущие взаимоотношения между Россией и США, но будет иметь ограниченное влияние на Афганистан. «Помимо затруднения сотрудничества между двумя государствами в продвижении афганского мирного процесса, оно не имеет большого значения для формирования ближайшего будущего Афганистана», – заявил Вайнбаум. Хакими при этом делает ставку на более выраженное влияние России в регионе. «Для улучшения отношений Афганистана с соседями из Центральной Азии, в частности с Таджикистаном, важно «согласие России», – отметил он. «Афганистан нуждается в улучшении региональных связей и отношений, чтобы обеспечить смягчение последующих политических и экономических проблем». Хакими считает мирные переговоры с талибами, дальнейший вывод войск США и экономические проблемы, усугубленные пандемией коронавируса, неотложными ключевыми вопросами в формировании будущего Афганистана. Несмотря на множественные вызовы и угрозы, связанные с региональным терроризмом, ни одна сторона в данной ситуации не заинтересована в российском военном присутствии в Афганистане. Неудачная советская оккупация Афганистана все еще слишком свежа в коллективной памяти и афганского, и постсоветского общества. Идея финансирования еще одной масштабной кампании в условиях пандемии коронавируса и вызванной ей глобальной экономической рецессией в данный момент не представляет необходимости и не вызывает интереса у российских властей. Вероятнее всего,  в ближайшей перспективе Россия продолжит реализовывать интересы в борьбе с терроризмом и незаконным наркотрафиком в Афганистане в рамках взаимодействия со странами-участницами ОДКБ и ШОС. Также Кремль будет играть ограниченную роль в поддержке дружественных афганских политических групп и оказывать поддержку в развитии взаимоотношений Кабула с государствами Центральной Азии. При этом Москва останется хоть и отдаленной, но значительной региональной силой в урегулировании проблем, связанных с Афганистаном.

52.4MB | MySQL:103 | 0,394sec