О целях антикурдских военных операций Турции и Ирана на севере Ирака

Согласно ряду источников, командир Мазлум Абди, командующий «Силами демократической Сирии» (СДС), которые состоят в основном из сирийских курдов из Парлии демократического союза (ПДС), посетил Багдад в начале июня, чтобы встретиться с высокопоставленными иракскими официальными лицами. В настоящее время он изо всех сил пытается сохранить контроль над своей территорией на севере Сирии и вынужден искать новые каналы поддержки. После Москвы, Парижа и Эрбиля Мазлум Абди теперь пытается установить контакт с новым иракским правительством с целью добиться от нее поддержки планов создании сирийской курдской автономии по примеру Иракского Курдистана (ИК). При этом, согласно тем же источникам, премьер-министр Ирака Мустафа аль-Казими не дала представителю сирийских  курдов никакого внятного ответа на эту тему и намекнул на то, что вряд ли захочет вмешиваться в курдско-сирийские дела. Все эти переговоры и визиты происходили на фоне очередной турецкой операции на севере Ирака против целей Рабочей партии Курдистана (РПК), которая считается основным спонсором и головной организацией ПДС. Напомним, что 15 июня Турция начала воздушную операцию Pence — Kartal («Лапа – Орел»). Был уничтожен 81 объект РПК, в том числе укрытия и схроны. Удары наносились в североиракских регионах Синджар, Караджак, Кандиль, Зап, Авашин-Басьян и Хакурк. С 17 июня в Северный Ирак были переброшены турецкие спецназовцы. Наземная фаза операции получила название Pence — Kaplan («Лапа – Тигр»). Спецназ действовал в регионе Хафтанин при активной поддержке с воздуха и под прикрытием артиллерийского огня. Мы уже говорили, что этой операции предшествовал визит главы Национальной разведывательной организации (МIТ) Хакана Фидана в Ирак, где он в принципе согласовал временные и территориальные параметры этой операции, а все заявления Багдада «о нарушении своего суверенитета» надо отнести больше к тактике «сохранения лица». При этом совершенно незамеченным остался тот факт, то турецкая операция против позиций РПК была четко синхронизирована по времени и месту с аналогичной иранской операцией в провинции Эрбиль в Ираке. Министерство обороны Ирана тогда заявило, что «операция имеет целью разрушение баз воинствующих группировок иранской курдской Партии Комала и иранской курдской Демократической партии в горных районах вдоль границы с Ираком». В этой связи иранские ВВС и артиллерия наносила массированные удары в течение нескольких дней по базам этих групп и ряду приграничных деревень. Багдад в этой связи также отметился вызовом иранского посла и вручением ему ноты протеста. В заявлении содержался призыв к Тегерану уважать суверенитет Ирака, требуя от него прекратить подобные удары и вместо этого стремиться к сотрудничеству в деле контроля за их общими границами. МИД Ирана заявил в ответ, что иранские авиаудары по Северному Ираку совпали с турецкими ударами «возможно, случайно», сообщает «Аль-Кудс аль-Араби». «Борьба с терроризмом — это совместные усилия всех стран региона, включая Иран, Турцию и Ирак», — пояснил пресс-секретарь МИД ИРИ Аббас Мусави. «Для Ирана естественно защищать свои границы и уничтожать базы террористов, где бы они ни находились». Он отметил, что Тегеран поддерживает контакт с иракскими официальными лицами в этом отношении, и они осведомлены о деятельности Ирана против террористических группировок, которые хорошо известны в этом районе. В этой связи отметим синхронизированность действий Турции и Ирана на курдском направлении (речь воющие можно условно вести о совместной операции с высоким уровнем координации), но цели при этом ставили в Анкаре и Тегеране несколько различные. Турки прежде всего пытались ослабить каналы материально-технического снабжения ПДС с тыловых баз РПК в Северном Ираке с учетом резко возросшей военной активности сирийских курдов против протурецких сил в Сирии. Как полагают турецкие источники, эта активизация курдов была щедро проплачена ОАЭ, которые таким образом стараются максимально отвлечь внимание Анкары от ливийского направления. В этой связи турецкие силы прежде всего решали задачу ликвидации складов снабжения.  Турецкими военными было также изъято значительное количество оружия, техники, боеприпасов и электронного оборудования. «Наши сухопутные войска продолжают попытки по взятию региона под контроль. Сейчас они очищают его от самодельных взрывных устройств и мин. В ближайшие дни станет возможным его взятие под полный контроль», — заявил министр национальной обороны Хулуси Акар в ходе очередной еженедельной видеоконференции со своими заместителями.
Иранцы же решали задачу ослабления двух левацких курдских группировок, которые все больше действуют в фарватере саудовско-американских операций в подрывной войне против Тегерана. В конце прошлого года иранская агентура в Эрбиле даже провела несколько операций по ликвидации наиболее видных эмиссаров этих групп. Но в любом случае надо отметить, что иранцы и турки сейчас синхронно работают в одних и тех же районах Северного Ирака в рамках минимизации влияния тех курдских групп, которые объективно связаны тем или иным образом с США.
При этом также следует отметить, что эти операции против РПК и сочувствующих ей групп были согласованы и с Эрбилем, который решал при этом свою собственную задачу. Прежде всего в связи с расколом между ПДС, которая действует в Сирии с самого начала конфликта, и Курдским национальным советом (КНС), который был основан в Эрбиле в 2011 году под патронажем иракского курдского лидера Масуда Барзани. В то время как в конце мая были проведены переговоры о поиске компромисса по разделению власти в Сирии, лидеры ПДС, такие как Алдар Кселил и Салех Муслим, открыто выразили свои оговорки по поводу сделки, которая, по их мнению, была слишком благоприятной для КНС. Если проще, то ПДС хочет сохранить свои позиции на стратегической автодороге М4 в Сирии, а местные сторонники Барзани стремятся их оттуда выдавить. Это, кстати, пункт консультаций российских и турецких военных: турки настаивают на такой ротации по причине повышения уровня безопасности это автострады, которая сейчас совместно мониторится российско-турецкими патрулями.
Происходит все это также в связи с провалом попыток Москвы вступить в конструктивный диалог с ПДС в рамках восстановления отношений последней с Дамаском. Эти переговоры стартовали в начале этого года, но сейчас они фактически сорваны. По данным ряда источников, переговоры, начавшиеся в начале этого года между ПДС, сирийским ответвлением турецкой РПК, и Дамаском зашли в тупик из-за отказа курдов выполнить пожелания режима и демонтировать СДС. Борясь за выживание, сирийские курды полагаются на покровительство США и продолжают операции против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), чтобы сохранить эту поддержку. Для них жизненно важно, чтобы их последняя по времени операция, начатая 5 июня, «Отговаривание от терроризма», убедила Вашингтон в абсолютной необходимости продолжать борьбу с терроризмом в то время, когда наблюдается небольшое увеличение операций якобы спящихх ячеек ИГ. Но пока надо констатировать одно: тема сохранения курдской администрации на севере Сирии без соответствующих уступок Дамаску не нашла одобрения ни в Тегеране, ни в Москве, ни в Багдаде.

52.18MB | MySQL:103 | 0,424sec