Стратегические вооружения Турции. Часть 18

В ноябре 2019 года при поддержке издательства Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), самого влиятельного проправительственного мозгового центра Турции, была опубликована книга под редакцией турецкого политолога Абдуллы Эрбога, получившая название «Потенциал стратегических вооружений Турции».

Продолжаем разбирать это издание. Предыдущая Часть 17 нашего анализа доступна по ссылке на сайте ИБВ http://www.iimes.ru/?p=70819

Напоминаем, что мы остановились на заключительной главе издания, посвященной третьему направлению стратегических вооружений, внимание которому в Турции предполагается уделять: после БПЛА и ракетных технологий, издание пишет о космосе и о спутниковых технологиях.

В частности, нами было начато рассмотрение раздела этой главы, посвященного радиоэлектронной разведке, а, если говорить точнее, то разведке физических полей (в английском варианте: Masint – Measurement and Signature Intelligence).

Однако, прежде чем продолжить рассмотрение этого направления развития турецкого оборонно-промышленного комплекса, следует отметить прогресс, который делается Турцией в сфере спутников связи. В частности, речь идет о предстоящем, осенью этого года, запуске спутника TÜRKSAT 5A.

Напомним, что вот какие параметры изделия был приведены в рассматриваемом нами издании.

TÜRKSAT 5A: дата запуска – запланирован на 2020 г., место запуска – Space X, производитель – TÜRKSAT / Airbus D&S (доля локализации турецких компаний в проекте составляет 25%), срок окончания службы – на этапе производства, срок эксплуатации – нет данных.

Итак, самое тиражное издание Турции, газета Hürriyet, 2 июля с.г. опубликовало новость под заголовком «Türksat 5 A: в октябре в космосе».

Обратимся к тем, самым свежим подробностям, которые издание сообщает турецким читателям об этом проекте.

О том, что запуск спутника Türksat 5 A состоится в октябре месяце, сообщил министр транспорта и инфраструктуры Адиль Караисмаилоглу. В своем заявлении, касающемся этого спутника, министр отметил тренд, который в Турции начался с 2000-х годов, а именно – речь идет о получении в распоряжение Турции технологий, связанных с космосом и со спутниками. Как отметил А.Караисмаилоглу, Турция входит в список из 30 стран, являющихся обладательницами собственных спутников. Он указал, что Турция располагает шестью спутниками, из которых 3 спутника – спутники связи, а ещё 3 – спутники наблюдения.

Как указал турецкий министр, благодаря этим инвестициям, сделанным со стороны TÜRKSAT, «Мы (то есть, Турция – В.К.) являемся обладательницами спутников, которые могут достичь 3 миллиарда человек, живущих в 118 странах Азии, Европы и Африки».

В этой связи министр отметил потенциал компании TUSAŞ, которая в состоянии осуществлять проектирование, анализ, производство, монтаж, интеграцию и испытания, как отдельных позиций оборудования, так и самих спутников. Процитируем А. Караисмаилоглу: «Со стороны Türksat ведется непрерывная работа, направленная на то, чтобы защитить интересы Турции на орбите, а также расширить парк спутников (Турции)».

В отношении запланированного на октябрь месяц запуска, министр транспорта и инфраструктуры, в частности, отметил, что продолжаются испытания Türksat 5A. Процитируем: «В этом направлении, мы планируем, что Türksat 5A в сентябре месяце будет доставлен на космодром, а его запуск состоится в октябре месяце. Кроме того, Türksat 5B будет запущен в космос в первом квартале 2021 года. Мы ставим перед собой цель осуществить запуск в космос, в 2022 году, спутника Türksat 6A, который станет первым полностью сделанным Турцией по своему проекту. Спутник связи Türksat 6A – это наш проект, который полностью сделан за собственные средства, по местному проекту и с местным программным обеспечением. После того, как все работы будут завершены и наши спутники достигнут космоса, наша страна получит влияние в мире в вопросах важных услуг, включая передачу изображения, звука и информации. Мы планируем, что в 2022 году, с нашим парком спутников, мы получим возможность охватить Южную Америку, восток Северной Америки, а также полностью Европу, Азию и Африку. Когда мы достигнем этой цели, мы обеспечим 91% населения Земли возможностью получить доступ к связи с помощью турецких спутников».

Кроме того, ряд заявлений был сделан министром, в отношении развития в стране отрасли связи.

В частности, министр А. Караисмаилоглу отметил, что целью страны в этой сфере является локализация производства в Турции.

Процитируем: «По этой причине, мы, в последние годы, проделали очень важную работу, направленную на создание «местной производственной экосистемы». Мы установили в 2015 году обязательство перед операторами сети 4,5G по тому, чтобы использовать продукцию с документальным подтверждением факта её местного производства. Доля локализации, в первые годы, была очень низкой. Однако, наше Министерство и ВТК (Управление по информационным и коммуникационным технологиям), через реализуемые проекты, добились того, что, начиная с 4-го инвестиционного периода, был достигнут уровень локализации в 23%. В течение ближайших нескольких лет, мы планируем выйти на уровень локализации в 45%. Наряду с этим, мы планируем перейти к технологии 5G с использованием наших местных и национальных компонентов».

Разумеется, элементная база Турцией (как и большинством других стран) используется зарубежная. Однако, как можно отметить, турок это обстоятельство нисколько не смущает. Поскольку они делают очевидную ставку на то, чтобы быть в состоянии осуществлять самостоятельный проект и сборку. 100% независимость в производстве компонентной базы, в условиях современного глобального мира, и не требуется. Достаточно того, чтобы страной производились критические узлы оборудования, которые имеют ограниченное производство в мире, а, следовательно, каналы поставки которых в Турцию могут быть пресечены. Допустим, введением тех же санкций со стороны США или со стороны ЕС. К примеру, из-за «очередной покупки С-400» или же из-за действий Турции в Восточном Средиземноморье.

Все остальное, что может быть приобретено на открытом рынке, самостоятельно производить и не требуется. Того диктует, как ограниченный финансовый и научно-технический ресурс Турции, так и элементарная рациональность. Собственно, этой линии Турция придерживается во всех направлениях развития своего «национального и местного производства» (популярный слоган в стране под руководством Р.Т.Эрдоган: milli ve yerli). Это касается любой отрасли производства, которая признана в Турции стратегической – будь то авиастроение (и беспилотные летательные аппараты, как частный случай), автомобилестроение (проект национального автомобиля). С-400 (ожидаемый трансфер технологий в сфере систем ПВО), мирный атом (Турция получает ноу-хау и турецкие студенты обучаются в России) или космические / спутниковые технологии.

Нередко можно слышать скептические голоса, в частности, из-за рубежа, в адрес турецкого потенциала достигать заявленных целей.

Однако, по каждой из них, можно видеть прототипы тех изделий, которые Турция собирается выпускать. Это касается и истребителя 5-го поколения (к которому российские специалисты, включая ФС ВТС, отнеслись достаточно серьезно), и национального электромобиля (чью презентацию делал лично президент Р.Т.Эрдоган), и образцы беспилотных летательных аппаратов, которые сейчас проходят апробацию в Сирии и в Ливии, и рассматриваемые нами здесь спутники связи (см. выше про запуск Türksat 5A).

Напомним, что в предыдущей публикации мы остановились на разделе, который посвящен радиоэлектронной разведке, а, если говорить точнее, то разведке физических полей (в английском варианте: Masint – Measurement and Signature Intelligence).

Работа над этим проектом, как мы писали, ещё не начата Управлением по оборонной промышленности Турции. Однако, планируется, что он будет реализовываться при лидирующей роли Совета по научно-техническим исследованиям (TÜBİTAK).

Речь, в постановочной части, идет о спутнике раннего обнаружения / предупреждения. Причем, как отмечается турецкими авторами, Турецкая Республика, вплоть до настоящего времени, не определилась с целями для своего раннего предупреждения. Впрочем, как указывается в турецком издании, весьма вероятно, что речь может идти об инфракрасной оптической разведке.

В этом смысле, озвучиваются планы по тому, чтобы Турецкой Республикой в 2027 и в 2029 году были запущены два спутника раннего обнаружения. Вплоть до этого времени, потребности Турции в наличии у страны раннего обнаружения будут реализовываться ВС Турции с использованием имеющейся в распоряжении у страны авиации.

Следующий раздел издания посвящен региональным спутникам определения положения и времени (в оригинале: Bölgesel Konumlama ve Zamanlama Uyduları или, в аббревиатуре, BKZS; проще говоря глобальная навигационная спутниковая система – В.К.).

Как пишет турецкое издание, эта система обеспечит необходимость Вооруженных сил Турции, как в период военных действий, так и проведения операций, в информации, касающейся времени и местоположения. Причем, как подчеркивается изданием, получение этой информации будет «беспрепятственным». В этом смысле, издание приводит информацию об имеющихся зарубежных аналогах, включая GPS у США, Glonass у России, Galileo в Европе и BeiDou в Китае.

Целью этого проекта является обеспечение Турции независимости от упомянутых систем.

В этом смысле, издание указывает на то, что Турция, в настоящее время, пользуется данными, предоставляемыми со стороны американской системы Navstar GPS при наведении своих ракет, а также для военных платформ, включая управление пилотируемыми и беспилотными летательными аппаратами, а также при использовании наземных беспилотных транспортных средств.

Турецкое издание указывает на то, что подобное положение дел чревато возникновением весьма трудных ситуаций. Допустим, в ситуации военных действий, когда США могут закрыть использование Турцией GPS или же изменить курс следования крылатых ракет.

Объясняя трудности этой ситуации, издание говорит о том, что в 2017 году на востоке страны возникли помехи в получении сигнала GPS. Результатом стали проблемы воздушного движения в этом районе. Эта ситуация была прокомментирована в американских СМИ с использованием выражения «ослепление спутников».

Кроме того, приводит издание и такое мнение, что необходимых данных система GPS оказывается не в состоянии предоставить. А, соответственно, стратегическая важность проекта собственной навигационной системы становится понятной, если исходить из того вреда, который может нанесен военным интересам Турции и её гражданскому авиасообщению.

Как ожидается, в ближайшей перспективе, пусть и частично, нужды Турции в этой сфере будут удовлетворяться с помощью спутников PiriSat. Проект этих малых спутников реализуется со стороны компании оборонно-промышленного комплекса Турции STM. Планируется, что серия этих спутников будет обеспечивать безопасное судоходство в открытом море.

Проект навигационной системы пока находится на этапе концептуального проектирования. В ближайшее время, ожидается объявление приглашения к конкурсной процедуре со стороны Управления по оборонной промышленности (SSB). Впрочем, турецкое издание ссылаясь на «источники», указывает на то, что спутники, которые должны занять место в турецкой глобальной системе навигации в период с 2021 по 2023 г. Как ожидается, для функционирования системы потребуется запуск 6 – 8 спутников. Планируется, что к 2027 году Турцией будет запущено пять или шесть спутников.

В результате, Турция должна стать обладательницей навигационной системы, которая обеспечит стране защиту от целого ряда угроз, включая создание помех работе навигационных средств. Наряду с этим, страной реализуется проект IMECE, который проводит испытание полезной нагрузки для спутников GPS.

Ещё одним проектом, реализуемым Турцией в этой сфере и которому посвящен отдельный раздел книги, является Центр интеграции и испытаний космических систем (в оригинале: Uzay Sistemleri Entegrasyon ve Test Merkezi или, в аббревиатуре, USET – В.К.).

Упомянутый Центр является единственным полноценным предприятием в Турции, осуществляющим интеграцию и испытание спутниковых систем. Этот проект реализуется со стороны компании TESAŞ. Его целью является решение целого ряда задач на всех этапах создания спутников.

Этот Центр создан на площади, всего лишь, в 4 тыс. кв. м и позволяет одновременно испытывать до 5 тонн оборудования. Наличие этого Центра в распоряжении Турции, как указывается изданием, позволит стране обрести независимость в вопросах, связанных с монтажом, интеграцией и испытанием спутников. Более того, Турция, как пишет издание, получит возможность по тому, чтобы выйти на международный рынок со своими услугами.

Следующий раздел издания посвящен запуску спутников и озаглавлен «Возможности запуска спутников: проект системы запуска спутников».

Издание делает вывод о том, что для того, чтобы страна могла достичь влиятельного положения в сфере космоса и космических технологий, она должна располагать и собственным центром по запуску спутников.

В 2013 году Управление по оборонной промышленности (SSB) подписало соглашение с компанией Roketsan на выполнение первого этапа работ по концептуальному проектированию центра запуска спутников. Завершение проекта запланировано на 2023-й год (проект входит в список стратегических целей, озвученных в 2011 году со стороны правящей Партии справедливости и развития к 100-летнему Юбилею провозглашения Турецкой Республики – В.К.).

Если Турции это удастся сделать, то страна войдет в список 16-ти стран, которые оказываются в состоянии осуществлять запуски своих спутников: Австралия, Бразилия, Франция, Южная Корея, Индия, Израиль, Иран, Италия, Казахстан – по одному центру, Япония, Маршалловы острова и Северная Корея – по два центра запуска спутников. Кроме того, в настоящее время, Китай располагает 4-мя центрами, Россия – 5-ю центрами. Что же до США – страна располагает 7-ю центрами.

В мире наличествует 35 центров запуска спутников на суборбитальные высоты. В частности, такими центрами располагают: Германия, Аргентина, Соединенное Королевство, Индонезия, Ирак, Швеция, Норвегия и Пакистане. Что же до стран, которые располагают центрами по запуску спутников на орбитальную и суборбитальные высоты, то их — 24. Заметим, что Турция планирует войти именно в этот список стран.

Следующий раздел книги озаглавлен, как «Турецкое космическое агентство».

Как отмечается турецким изданием, для того, чтобы обеспечить непрерывность политики и усилий Турции в сфере космоса и спутниковых технологий, важна «непрерывность политической воли». Одним из наилучших шагов в этой сфере, как пишется турецкими авторами, является решение по созданию в декабре 2018 года Турецкого космического агентства. Это ведомство обладает административной и финансовой автономностью. Турецкое космическое агентство обладает независимым бюджетом. Политика ведомства определяется лично со стороны президента Турецкой Республики. Ведомство ответственно за разработку и реализацию космической программы страны.

52.8MB | MySQL:104 | 0,312sec