Об энергетическом и военно-техническом сотрудничестве между Турцией и Азербайджаном

Турция и Азербайджан заключили в феврале соглашение о сотрудничестве в области энергетики, которое включает в себя использование углеводородных ресурсов, производство и торговлю нефтехимической продукцией, строительство терминалов сжиженного природного газа (СПГ), развитие торговли электроэнергией, разведку полезных ископаемых, возобновляемые источники энергии и энергоэффективность. Соглашение, расширяющее договорно-правовую базу двустороннего сотрудничества в области энергетики и горнодобывающей промышленности, было подписано министрами энергетики двух стран в присутствии президента Турции Р.Т.Эрдогана и президента Азербайджана И.Алиева 25 февраля в Баку. Стороны также договорились  сотрудничать в продвижении инвестиций в области энергетики и горнодобывающей промышленности через государственные и частные компании. Ожидается, что недавнее соглашение углубит двустороннее сотрудничество в области энергетики. Обе стороны регулярно обсуждают вопросы двустороннего и регионального энергетического сотрудничества. Собственно это соглашение стало логическим продолжением двусторонних переговоров, которые проходили еще в декабре прошлого года. Азербайджан увеличит инвестиции в экономику Турции до 20 млрд долларов за счет новых проектов азербайджанской государственной нефтяной компании SOCAR. Об этом тогда  заявил президент Ильхам Алиев, принимая в четверг министра торговли Турции Рухсар Пекджан.   «Азербайджан на сегодня вложил в экономику Турции 17 млрд долларов, турецкие инвестиции в Азербайджан составили 12 млрд долларов. У SOCAR новые планы, новые инвестиционные проекты. В результате их реализации объем азербайджанских инвестиций в Турцию достигнет 20 млрд долларов», — сказал Алиев, слова которого приводятся на сайте главы государства. Азербайджанский лидер считает, что только тесно связанные друг с другом страны могут инвестировать в экономику друг друга такие крупные суммы. Алиев также подчеркнул, что товарооборот между двумя странами возрастет благодаря соглашению о преференциальной торговле, которое готово к подписанию. В свою очередь турецкий министр отметила, что инвестиции Азербайджана, в том числе SOCAR, весьма важны для ее страны. «Мы всегда готовы поддержать SOCAR и ждем новых инвестиций», — сказала Пекджан. Согласно данным Государственного таможенного комитета Азербайджана, по итогам 11 месяцев 2019 года товарооборот между двумя странами составил 4 млрд долларов.

В ноябре 2019 года Турция и Азербайджан официально отметили завершение строительства Трансанатолийского газопровода (TANAP), который включает в себя самый длинный участок Южного газового коридора стоимостью 40 млрд долларов — несколько трубопроводов, которые будут транспортировать газ с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз II» в Европу. Проект был официально запущен в июне 2018 года. Он простирается от турецко-грузинской границы до турецко-греческой границы. По данным Министерства энергетики  в 2019 году более 27,3% экспорта природного газа Азербайджана пришлось на Турцию. В январе 2020 года Азербайджан экспортировал в Турцию 945,18 млн куб. м газа с месторождения «Шах Дениз», что на 16,9% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Управление по регулированию энергетического рынка Турции (EPDK) опубликовало в апреле отчет о потреблении газа в стране в марте 2020 года. В докладе отмечается, что Турция зафиксировала увеличение доли СПГ в своем импорте газа за этот месяц по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а Азербайджан занял первое место по объему импорта Турцией трубопроводного газа, оставив позади Россию и Иран. Согласно тексту соглашения, Турция и Азербайджан обязуются сотрудничать в области разработки и использования углеводородных ресурсов; геологии и разработки месторождений; производства и торговли нефтехимией и переработанными нефтепродуктами; разработки и производства запасных частей и технического обслуживания СПГ-терминалов и связанных с ними технологий; а также углубления нефтехимических и нефтеперерабатывающих процессов. В статье 4 соглашения подчеркивается, что стороны сосредоточат свое внимание на «разведке, добыче, транспортировке, переработке, коммерциализации, распределении и торговле углеводородами (на суше и на шельфе)», добавив, что они будут оказывать друг другу помощь в «строительстве, восстановлении, развитии, эксплуатации, добыче и обслуживании объектов хранения природного газа и транспортной инфраструктуры». В статье 6 соглашения подчеркивается, что стороны будут оценивать возможности сотрудничества в области разведки полезных ископаемых и геологических исследований, а также разрабатывать технологии в этой области. В соответствии со статьей 3 стороны создадут рабочую группу для выявления возможностей деятельности в области возобновляемой и чистой энергетики и энергоэффективности, а также «поощряют уполномоченные органы и инвесторов обеих сторон к совместной работе по поддержке и развитию проектов в этих областях». Соглашение также охватывает техническое сотрудничество в области строительства, эксплуатации и технического обслуживания сетей передачи электроэнергии; развитие торговли электроэнергией и мощности по соединению; а также обмен опытом регулирования рынка электроэнергии. Условия соглашения будут выполняться Министерством энергетики и природных ресурсов с турецкой стороны и Министерством энергетики Азербайджана. Соглашение действительно в течение пяти лет с автоматическим продлением на последующие пятилетние периоды. Согласно соглашению, любая из сторон может уведомить другую о намерении расторгнуть договор по дипломатическим каналам не менее чем за три месяца. В то время как соглашение из 14 статей было одобрено парламентом Азербайджана Милли Меджлисом 31 мая, президент Реджеп Тайип Эрдоган представил соглашение на утверждение турецкому парламенту 8 июня. Теперь оно официально вступило в силу.

На этом фоне укрепляются и отношения между странами в области ВТС. В конце июня министр обороны Азербайджана Закир Гасанов заявил, что Баку готов закупить у Турции беспилотные летательные аппараты (БПЛА или дроны), сообщает государственное информационное агентство Anadolu. С 2015 года Турция является ключевым игроком в рамках производства вооруженных беспилотных летательных аппаратов, таких как Bayraktar ТВ2 и TAI Anka, которые доказали свои возможности в Сирии и Ливии. Bayraktar ТВ2  впервые успешно испытал ракету в декабре 2015 года. Во время военного наступления Турции в сирийской провинции Идлиб в феврале и марте 2020 года турецкие беспилотники, оснащенные ракетами MAM-L, доказали свою способность уничтожать сирийские правительственные цели. Более того, цель Ливийской национальной армии (ЛНА) по захвату столицы Триполи была нивелирована во многом после вмешательства Турции и использования там многоцелевых беспилотных летательных аппаратов Bayraktar TB2, которые производила турецкая компания Baykar Makina, которую возглавляет зять Р.Т.Эрдогана Сельчук Байрактар.

Турецко-азербайджанское оборонное сотрудничество углубляется в то время, когда Азербайджан предпринимает массированные усилия по расширению своих военных связей. Помимо экспортеров оборонной промышленности из других стран, Турция также играет значительную роль в поставках вооружений и военной техники Азербайджану, который в 2019 году потратил на свою оборонную промышленность около 2 млрд долларов. Выступая перед местным телеканалом о новых закупках Азербайджана для своих вооруженных сил, Гасанов также подтвердил, что турецкое правительство окажет финансовую поддержку этим закупкам в соответствии с протоколом о военно-финансовом сотрудничестве, подписанным Закиром Гасановым и его турецким коллегой Хулуси Акаром во время официального визита президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Баку 25 февраля 2020 года. Согласно сделке, одобренной парламентом Азербайджана 31 мая, Турция предоставит  Азербайджану в общей сложности 200 млн турецких лир, что эквивалентно примерно 30 млн долларов, на закупку товаров и услуг военного назначения у турецких компаний оборонной промышленности. Ожидается также что вскоре турецкий парламент ратифицирует и  соглашение о сотрудничестве Турции и Азербайджана в оборонной промышленности, которое было подписано еще в 2017 году.   Недавнее финансовое соглашение расширяет рамки механизма сотрудничества в оборонной промышленности. Согласно тексту соглашения, механизм направлен на повышение потенциала оборонно-промышленного комплекса за счет более эффективного сотрудничества в области разработки, производства и закупок, а также технического и материально-технического обеспечения, обмена информацией и научных исследований в этой области.

Азербайджан является важным рынком для турецких производителей оборонной продукции, и Анкара рассматривает сотрудничество в оборонной промышленности как фундаментальный элемент более широкой торговой структуры. В 2019 году объем товарооборота Турции и Азербайджана составлял почти 4,5 млрд долларов, и их цель — увеличить его до 15 млрд долларов к 2023 году. В арсенале азербайджанской армии есть оружие как отечественного производства, так и закупленное на зарубежных рынках, таких как Израиль, Россия, Турция, США, Китай, Беларусь и другие. В то время как Азербайджан диверсифицирует свои сделки с тяжелым вооружением, турецкие производители оборонной промышленности строят новые партнерские отношения, чтобы воспользоваться растущими военными расходами Азербайджана. В 2018 году Aselsan подписала соглашение со своим азербайджанской стороной о совместном производстве средств связи. Кроме того, в сентябре 2018 года компания Турецкая аэрокосмическая промышленность (TAI) подписала протокол о сотрудничестве с Национальной Академией Наук Азербайджана (AMEA) для объединения усилий в области обороны и авиации. В том же году турецкая Корпорация машиностроительной и химической промышленности (MKE) получила предложение о сотрудничестве в области обороны от Министерства оборонной промышленности Азербайджана. Кроме того, турецкая компания «Рокетсан» и азербайджанское военно-научное предприятие «Иглим» с 2009 года работают над созданием ракетного комплекса большой дальности.

Отметим в этом контексте, что укрепление ВТС с Азербайджаном является для Анкары  темой развития таких отношений и с Грузией.   Напомним, что в прошлом году Турция, Грузия и Азербайджан договорились сотрудничать в создании вооруженных сил и оборонных систем в соответствии со стандартами НАТО, а также в подготовке военного и гражданского персонала в соответствии с недавним Меморандумом о взаимопонимании (MoU), который был подписан и одобрен тремя сторонами. Согласно Меморандуму о взаимопонимании, три страны также будут сотрудничать в проведении совместных военных учений и участии в таких мероприятиях. Области сотрудничества, перечисленные в статье 4, предполагают амбициозные схемы сотрудничества между тремя странами, начиная от сотрудничества в оборонной промышленности, технологиях, исследованиях, закупках, логистике и кибербезопасности и заканчивая военным картографированием и радиоэлектронной борьбой. Соглашение, официально озаглавленное «Меморандум о взаимопонимании между Правительством Азербайджанской Республики, правительством Грузии и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в оборонной сфере», было введено в действие в Турции 12 июня 2019 года с его публикацией в «Официальном вестнике». Соглашение было первоначально подписано 31 марта 2018 года в северо-восточной провинции Турции Гиресун министрами обороны всех трех стран.

Меморандум о взаимопонимании также создал механизмы для реализации этих схем сотрудничества. В соответствии со статьей 5 соглашения будут созданы прямые контактные пункты между соответствующими подразделениями, штабами и учреждениями для достижения целей, поставленных всеми тремя правительствами. Предусматривается обмен военными кадрами, совместная подготовка и совместные учения, а также обмен знаниями и опытом. Будут проведены встречи на уровне министров обороны для обсуждения и консультаций с целью контроля за применением соглашения. Для Грузии, помимо Министерства обороны, в качестве компетентного органа по исполнению соглашения значилось также Министерство внутренних дел. В статье 7 говорится, что три страны создадут совместную рабочую группу для подготовки годовых планов сотрудничества, определения путей и средств сотрудничества и принятия решений о встречах, финансировании и других соответствующих вопросах в рамках выполнения условий меморандума о взаимопонимании. Информация, которой обмениваются в рамках соглашения, будет засекречена и не будет передана третьим лицам. В случае возникновения спора доступны только консультационные механизмы для урегулирования разногласий, исключающие любые национальные, международные или третейские арбитражные механизмы. Соглашение действует в течение пяти лет с автоматическим продлением на один год, если только не будет сделано предварительное письменное уведомление о выходе.

Меморандум был направлен в парламент для ратификации президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом 25 октября 2018 года. Он был одобрен Комиссией по международным отношениям 15 ноября 2018 года и парламеном 30 мая 2019 года. Ранее были завершены процедуры утверждения как для Азербайджана, так и для Грузии. Таким образом, на сегодня Турция имеет два трехсторонних министерских механизма в регионе  Закавказья — один с Азербайджаном и Грузией, а другой с Ираном и Азербайджаном. Анкара хочет объединить их в «четверку» и возглавила движение по созданию такого механизма в прошлом году после встреч министров иностранных дел всех четырех стран. 29 октября 2018 года состоялась встреча министров иностранных дел Турции, Азербайджана и Грузии, а днем позже — встреча министров иностранных дел Турции, Азербайджана и Ирана. И эта дипломатическая работа возобновляется после пандемии коронавируса в настоящее время.

52.54MB | MySQL:104 | 0,331sec