Оценки американских экспертов внутриполитической ситуации в Иране и американо-иранских отношений

Правительство президента Хасана Роухани, несмотря на критику, должно доработать до последнего дня положенного ему срока. Об этом заявил 12 июля руководитель и духовный лидер Ирана Али Хаменеи.
«Я твердо верю, что правительство должно работать до последнего дня своих полномочий, а по окончании положенного законом срока передать полномочия следующему правительству», — цитирует его агентство ИРНА. По словам Хаменеи, «в сложных условиях, сложившихся в последнее время, правительство и Меджлис (парламент в Иране — прим. ТАСС) должны взаимодействовать таким образом, чтобы не повредить важным процессам в стране». На фоне обострения экономической ситуации в Иране депутаты Меджлиса нового созыва активизировали критику в адрес правительства Хасана Роухани. Некоторые из них заявили, что нужно поднять вопрос о доверии нынешнему кабинету министров.
Согласно 136-й статье конституции Ирана, если половина кабинета министров сменится после того, как его утвердил парламент, то депутаты должны вновь проголосовать за доверие ко всему правительству в этом составе. На сегодняшний момент из 19 министров во время второго срока Роухани сменились девять.
Президентские выборы в Иране должны пойти в мае-июне 2021 года. Нынешний глава правительства Хасан Роухани не может участвовать в избирательной кампании, поскольку занимает свой пост второй срок подряд. Как полагают американские эксперты, обращение верховного лидера (рахбара) Ирана аятоллы Али Хаменеи к парламенту против попыток объявить импичмент президенту Хасану Роухани замедлит, но не остановит действия законодателей против администрации Роухани в ее последний год. Движение за импичмент Роухани и чиновников его администрации, которое нарастало с тех пор, как новый парламент Ирана вступил в должность в конце мая, ускорилось за последнюю неделю. 5 июля 130 членов парламента подписали предложение о допросе президента, что стало важным шагом на пути к импичменту. Хаменеи заявил, что продолжающаяся конфронтация только повредит общественному мнению и, следовательно, стабильности правительства. С консерваторами, которые теперь контролируют парламент, давние разногласия с Роухани по экономическим и дипломатическим стратегиям находятся на переднем крае политических дебатов в Иране. Недовольство населения политикой правительства из-за пандемии COVID-19, провал ядерной сделки и расходы на внешние конфликты периодически стимулировали спрос на действия против администрации Роухани. Здесь отметим, что постоянные попытки американских экспертов объяснить общий негативный тренд части населения Ирана политикой правительства Роухани именно санкционными действиями нынешней администрации США и развалом ядерной сделки выглядят в бОльшей степени попыткой оправдать этот курс, а совсем не реальным положением дел, Если бы население в срыве СВПД винило именно бы Роухани, то большинство в парламенте консерваторы точно бы не получили. Претензии населения связаны с мерами жесткой экономии в первую очередь, В данном случае мы видим наоборот «поправение» общих электоральных настроений в пользу как раз продолжения противостояния с США, Это тем очевиднее и логичнее, что в условиях санкций начинает работать та самая «экономика сопротивления», которую в свое время создавали и развивали специалисты из КСИР, а не Роухани и «умеренные». К тому же надо учитывать и обиду населения и элит на коллективный Запад, который собственно спокойно нарушил ранее достигнутые договоренности по ядерной сделке. Точно так же как в свое время тот же Запад спокойно проигнорировал курс Москвы в начале 1990-х годов на максимальное сближение, и тем самым вызвал обратную негативную реакцию абсолютного большинства населения. Европейские страны-участники ядерной сделки не сделали необходимых шагов для сохранения соглашения. Об этом заявил 13 июля официальный представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди по случаю пятой годовщины Совместного всеобъемлющего плана действий. «Эти страны не предприняли по-настоящему значимых усилий по спасению ядерной сделки, а все предложения европейской стороны по нивелированию экономических последствий выхода США из соглашения доказали свою неэффективность», — приводит его слова пресс-служба организации. Камальванди добавил, что «евротройка» (Великобритания, Германия, Франция — прим. ТАСС) представила и поддержала антииранскую резолюцию в Совете управляющих МАГАТЭ. «Европа бессильна перед лицом чрезмерных и издевательских требований со стороны американских лидеров», — отметил он.
Напомним, что США ввели санкции в отношении Тегерана после одностороннего выхода 8 мая 2018 года из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. По версии иранской стороны, остальные участники соглашения, прежде всего европейцы, не в полной мере придерживаются своих обязательств в экономической части сделки, поэтому в существующем виде она не имеет смысла.
Совет управляющих МАГАТЭ 19 июня принял резолюцию «евротройки»  с требованием к Ирану предоставить доступ к двум объектам, где агентство подозревает возможное хранение незаявленного ядерного материала. Проект резолюции был разработан на основе соответствующего доклада генерального директора агентства Рафаэля Гросси. Из 35 государств совета 25 членов поддержали резолюцию, Россия и Китай голосовали против, 7 стран воздержались Со странами с генетическим имперским сознанием, как Иран, так наплевательски  вести себя контрпродуктивно. Но в случае с решениями Трампа по иранскому досье мало здравого смысла, но зато много любви к дочке Иванке и ее мужу Дж.Кушнеру, который просто выполнил заказ произраильского лобби по максимальному осложнению реализации СВПД и тем самым фактически привел к власти в Иране консерваторов. Это делает, как и печальный прецедент с заключением каких-то договоров с США, практически нереальным какое-то сближение коллективного Запада с Тегераном в среднесрочной перспективе, Это, безусловно, отвечает стратегическим интересам Израиля, но вот отвечает ли это долгосрочным интересам США – большой вопрос.
Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе мог бы стать основанием, благодаря которому завершились бы сирийские и йеменский кризисы ( и афганского в значительной части). Такое мнение выразили в опубликованной во вторник статье два эксперта по Ирану в вашингтонском Атлантическом совете Барбара Славин и Холли Дагрес. «Используя СВПД в качестве меры укрепления доверия, США и их европейские союзники могли бы, возможно, сотрудничать с правительством президента Хасана Роухани с целью положить конец войнам в Сирии и Йемене и способствовать развитию ущемлявшегося в течение долго времени человеческого потенциала миллионов людей на Ближнем Востоке. Могли бы состояться переговоры о ракетах, даже о региональной архитектуре безопасности и, что не менее важно, о правах человека», — отмечается в статье. Для «не общавшихся друг с другом на протяжении почти 40 лет» США и Ирана, продолжают Славин и Дагрес, СВПД «рассматривался как начало процесса, который мог бы когда-нибудь привести к возможной нормализации экономических и даже дипломатических отношений двух стран». Так, после заключения сделки проживающая в США иранская диаспора начала заниматься вопросом привлечения инвестиций в Иран, его сферы высоких технологий и туризма. Некоторые эмигранты, покинувшие страну после революции 1979 года, даже возвращались на родину. «Для иранцев в целом СВПД стал моментом, когда они, наконец, вышли из международной изоляции и были услышаны за пределами стереотипных представлений о своей стране на Западе», — отмечают Дагрес и Славин.
Они считают, что ослабление антииранских санкций должно было быть закреплено на законодательном уровне, а не указом американского президента. «США должны работать со своими союзниками — в частности, с европейцами, Южной Кореей и Японией — чтобы сформулировать стратегию, имеющую более широкую международную поддержку, чем политика «максимального давления» администрации [американского лидера Дональда] Трампа», — подчеркивают эксперты.
«США должны признать, что Иран — нравится это американцам или нет — имеет законные интересы в области безопасности. Попытки администрации Трампа изолировать Иран и разрушить его экономику нанесли ущерб не только простым иранцам, но и превратили Ближний Восток в еще более неблагополучный регион», — отмечается в статье.
Трудно не согласится, внешняя политика не главный конек Трампа: он бизнесмен, а внешняя политика – это не бизнес, там надо принимать во внимание не только сиюминутную выгоду, но и долгосрочные стратегические интересы, И уж точно не просьбы дочки и ее мужа, Таким образом, между двумя опциями — держать ситуацию с развитием ядерного оружия через СВПД или дать толчок неконтролируемому МАГАТЭ обогащению урана на фоне прихода консерваторов к власти — Трамп выбрал заведомо невыгодный в перспективе для США второй вариант, Дальше надо или бомбить Иран, или снова пытаться с ним договориться, уже имея печальный бэкграунд в виде разорванной СВПД и репутацию ненадежного партнера ,
Таким образом, нынешние попытки иранских консерваторов свалить администрацию Роухани, которая более умеренна, чем новый консервативный парламент, избранный в феврале, логичны и закономерны, Тем более, что некоторые из усилий  правительства по реструктуризации и упорядочению обремененной санкциями экономики Ирана привели к тому, что консерваторы, в том числе те, кто был связан с КСИР, решили пойти «ва-банк», поскольку эти меры напрямую затрагивали целый слой консервативной бизнес-элиты, Американские эксперты полагают, что вмешательство Хаменеи не остановит рост недовольства и критику действий Роухани, но сделает его импичмент менее вероятным. Исходя из типичной модели уважения к власти рахбара, наиболее вероятно, что парламент учтет предпочтения Хаменеи, что обеспечит некоторую защиту и преемственность уходящему президенту. Скажем проще – рахбар не даст нарушить консерваторам баланс власти, в противном случае – следующей мишенью для «молодых волков» из КСИР будет уже духовенство, Хаменеи служит арбитром, который стремится сохранить хрупкое равновесие между враждующими фракциями, составляющими политическую систему Ирана. Возможно также, что Хаменеи рассчитывает на то, что Роухани будет обвинять правительство в непопулярной политике, что поможет защитить остальную часть иранского руководства от народного гнева по поводу его экономических и дипломатических ограничений в рамках политики жесткой экономики.
Однако другие видные деятели в администрации Роухани все еще будут подвергаться риску преждевременного отстранения от должности. Это скорее всего могут быть или министр иностранных дел, или министр нефти, два самых влиятельных внешних чиновника в иранском правительстве. Законодатели отреагировали таким образом на первое в истории обращение министра иностранных дел Мохаммеда Джавада Зарифа к новому парламенту на прошлой неделе резкой критикой в связи с его связью с почти провалившейся ядерной сделкой. А успокоение страстей требует жертв,

 

52.83MB | MySQL:106 | 0,553sec