В Ливии Алжир пытается помешать России в поддержке Халифы Хафтара

Действия Алжира последних недель и месяцев нацелены на противодействие планам России и других поддерживающих фельдмаршала Халифу Хафтара стран, борющихся против премьер-министра ливийского Правительства национального согласия Фаиза Сарраджа. И обусловлено это не только стремлением установить ориентированные на АНДР власти, и участвовать в разделении ресурсов этой страны.

Так, 20 июля президент АНДР Абдельмаджид Теббун сообщил о появлении алжирско-тунисской инициативы по разрешению ливийского кризиса, выразив оптимизм в отношении его урегулирования.

Он не сообщил ее деталей, но подтвердил, что урегулирование конфликта должно быть осуществлено за столом переговоров и что «применение силы не будет его решением».

Правда, при этом Теббун посетовал на «несоблюдение многими сторонами итогов Берлинской конференции по мирному разрешению конфликта».

Что же касается возможных совместных алжиро-тунисских действий, то, вероятно, Тунис уже приступил к их реализации, когда 25 июля министр обороны этой страны Имед Хазги заявил о развертывании военных подразделений на границе с Ливией. Это вызвано обеспокоенностью относительно массового притока оружия и наемников через тунисскую территорию.

И, судя по всему, данные действия являются частью общего алжиро-тунисского плана по блокированию всей западной границы Ливии с целью максимального противодействия силам Хафтара в Триполитании и одновременно джихадистам, все более угрожающим Тунису и в перспективе АНДР.

Соответственно, следует ожидать применения соответствующих мер и с алжирской стороны.

Между тем, напомнив далее о «равноудаленной» позиции Алжира от происходящего силового спора, президент Теббун выступил против индивидуальных внешних решений по Ливии, отсылая решение проблемы к Организации Объединенных Наций и Совета Безопасности на основе народного выбора.

Одновременно он констатировал «ухудшение ситуации» в Ливии и дальнейших попыток ее «маргинализации», фактически обвинив президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси и союзных ему руководителей в стремлении расширить ливийский конфликт за счет ряда ливийских племен.

В связи с этим Теббун выразил озабоченность по поводу превращения Ливии «в поле битвы между великими державами», подчеркнув, что «это очень опасная ситуация, грозящая для Ливии участью Сомали» и «как вариант – развитию конфликта по сирийскому сценарию».

Также алжирский президент отметил, что для недопущения подобных вариантов развития событий осуществляет «постоянные консультации со всеми международными сторонами.

В этой связи он особо указал на соответствующие «контакты с президентами России Владимиром Путиным, Туниса Каисом Саидом и Франции Эммануэлем Макроном».

Также, по его словам, в данном направлении по дипломатическим каналам связи осуществляется диалог со многими странами, включая «Мавританию, Турцию, Египет и многими другими на уровне министров иностранных дел».

Вместе с тем, за последними заявлениями алжирских лидеров кроется недовольство руководства АНДР относительно действий России в Ливии.

В частности, источники в военном ведомстве страны подтверждают «справедливость по крайней мере части обвинений, сделанных 24 июля оборонным ведомством США относительно продолжающихся поставок в Сирт и на авиабазу Эль-Хадим в Восточной Ливии различного оружия, включая истребители, средства ПВО, мины и бронетехнику через группу наемников Вагнера».

Так, по их данным, это относится к доставке туда «противоминных» бронетранспортеров, равно как и об указанном на прошлой неделе американском командовании в Африке Africom «участии российской группы наемников в установке мин в районе Триполи в нарушение эмбарго ООН на поставки оружия» в Ливии.

Алжирские военные усматривают в этом «намерение Москвы и далее гнуть свою линию в ущерб алжирским национальным интересам».

Причем, как подчеркивает данный источник, почти всю логистику на себя в данном случае взяло на себя российское оборонное ведомство, что свидетельствует о явном усилении ставки Кремля на эскалацию конфликта в Ливии.

Впрочем, алжирское руководство рассчитывает как минимум на корректировку российского курса в связи с демонстрацией 19 июля лидерами Франции, Германии и Италии готовности ввести санкции против иностранных держав, нарушающих эмбарго на поставки оружия в эту страну «на море, на суше и в воздухе».

Заметим, что в последние месяцы Алжир в лице министра иностранных дел Сабри Букадума действительно пытался возглавить дипломатические усилия по улаживанию ливийского конфликта, настаивая на проведении в июле текущего года полноценного политического диалога по Ливии.

Однако его не последовало. Напротив, стороны завершают приготовления к новому серьезному столкновению.

Причем президент Алжира А.Теббун заявлял в этой связи, что его страна «была очень близка к началу политического процесса и достижению урегулирования в Ливии, но эти усилия потерпели неудачу» из-за их торпедирования извне «определенными режимами».

В свою очередь, представитель алжирских властей Белаид Моханд Усейд сделал более «прозрачный» намек. По его словам, свою роль здесь сыграли «некоторые государства-члены Совета Безопасности», отказавшиеся признавать посланника, предложенного в качестве замены предыдущему главе миссии Организации Объединенных Наций в Ливии.

По его словам, возражение сделали стороны, чьи интересы в стабильности Ливии в результате этого ставились под сомнение и потому они хотели заблокировать голос Алжира и его участие как полноценного игрока на региональной арене.

Речь, по данным алжирских военных источников, в том числе идет о действиях России.

Эти замечания прозвучали в заявлении, опубликованном президентом АНДР после недавнего приема им  и.о.главы миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) Стефани Уильямс, посетившей Алжир для обсуждения ухудшения ситуации в Ливии в свете усилий ООН по возобновлению мирного процесса на основе результатов международной Берлинской конференции.

Разумеется, обеспокоенность Алжира в данном случае понять можно. Так, некоторые высокопоставленные офицеры проводят параллели относительно равноценной значимости Ливии для АНДР как Украины для России.

И общий смысл стремлений руководства Алжира в данном случае ясен – это создание ситуации, при которой в Ливии не появится нелояльного для нее политического режима «второго Каддафи», как называют Хафтара за глаза некоторые высокопоставленные алжирские военные.

Так, она также демонстрирует готовность участвовать в разделении ливийских ресурсов.

Однако интересы АНДР идут дальше политических. На фоне полускрытой поддержки, оказываемой Сарраджу как своему ставленнику, Алжир пытается также извлечь из этого соответствующие выгоды.

Например, 20 июня 2020 г. алжирское Министерство энергетики заявило о наличии контактов с ливийской стороной, касающиеся возобновления деятельности государственной компании Sonatrach в Ливии, в рамках соглашения, подписанного между двумя сторонами в начале 2018 года.

Министр энергетики Алжира Мухаммед Аркаб тогда заявил, что Sonatrach возобновит там свою деятельность, «если это будет выгодно». Он подтвердил, что осуществляется соответствующая координация с ливийским Министерством энергетики, направленная на возобновление своей деятельности в Ливии, «как только будут созданы соответствующие условия, включая ситуацию в области безопасности».

Заметим, что это заявление совпало по времени с визитом в АНДР главы ПНС Ф.Сарраджа, встретившегося с президентом А.Теббуном для обсуждения возобновления политического диалога.

Краеугольным камнем этого должно объединение ливийской территории под властью Сарраджа и прекращение иностранной военной интервенции.

Впрочем, АНДР также стремится вести диалог и с противоположной стороной. Например, почти одновременно спикер ливийского парламента в Тобруке Акила Салех Исса посетил Алжир в рамках его попыток политического урегулирования ливийского кризиса.

Итак, Алжир демонстрирует свою готовность противодействовать планам иностранных спонсоров обеспечить победу Хафтара. По сути, это относится и к России.

Что же может противопоставить АНДР готовящейся схватке за Ливию заведомо более сильным участникам конфликта?

Разумеется, Алжиру выгодно продемонстрировать во всеуслышание свою выдающуюся роль и влияние на события в Ливии, но на практике сделать это гораздо сложнее.

По сути, его действия в основном сводятся к оттягиванию нового раунда борьбы, чтобы максимально усилить поддерживаемого им Сарраджа, обеспечив ему «тыл и фланг» от действий лояльных его противнику Хафтару сил.

Однако и тут возможности Алжира, в том числе из-за продолжающегося ухудшения экономической ситуации ограничены.

Несмотря на скрытое недовольство действиями России он не в состоянии сильно надавить на больные для нее точки. В том числе из-за его сильной зависимости от нее по линии ВТС.

52.74MB | MySQL:104 | 0,342sec