О новом плане урегулирования ливийского конфликта

Спикер Палаты представителей Ливии (ПП, избранный постоянный парламент, заседающий в Тобруке) Акила Салех Исса, который находился с визитом в Марокко, высказался 27 июля за создание нового исполнительного органа власти, который будет управлять делами страны до разработки конституции, проведения президентских и парламентских выборов. Его заявление после встречи с председателем Палаты представителей (нижней палаты парламента) Марокко Хабибом аль-Мальки транслировал портал «360».
Акила Салех Исса, по данным портала, привез в Рабат инициативу политического урегулирования, которая «не противоречит ни Схиратскому соглашению 2015 года, ни договоренностям Берлинской конференции», которая состоялась в январе 2020 года.
«Мы прибыли в Марокко для поиска путей урегулирования ливийского кризиса, в том числе через формирование нового исполнительного органа власти, который будет управлять делами страны в этот трудный для нее период до разработки конституции, проведения президентских и парламентских выборов», — сказал спикер ПП.
При этом Акила Салех Исса признал наличие проблем с реализацией Схиратского соглашения. По его словам, стороны оказались «неспособны выполнить то, что было согласовано ими в Схирате», в первую очередь договоренности в области безопасности, о единогласном принятии решений и завоевании доверия ливийского парламента».
«Инициатива, которую мы выдвинули, пользуется поддержкой большинства ливийцев, а также международного сообщества и Миссии ООН по поддержке в Ливии (МООНПЛ)», — продолжал он. «Мы получили полную поддержку марокканских братьев, которые не пожалеют усилий, чтобы помочь найти решение в координации с международным сообществом и ООН», — сказал Акила Салех Исса. При этом он отметил «качество исторических отношений между марокканским и ливийским народами».
Также ранее в Рабат прибыл председатель Высшего государственного совета (ВГС) Ливии Халед аль-Мишри. Он встретится с аль-Мальки и другими официальными лицами Марокко. Как отметили  источники во властных структурах Марокко, «визит двух ливийских официальных лиц в королевство является частью стремления ливийских сторон оживить посредническую роль Рабата, а также Схиратского соглашения во имя прекращении кризиса в Ливии».
Схиратское соглашение («Ливийское политическое соглашение») было подписано 17 декабря 2015 года в марокканском городке Схират представителями основных ливийских фракций при посредничестве властей королевства. Документ, основанный на мирном плане ООН, в частности, предусматривает создание в Ливии органов власти — Правительства национального согласия и Президентского совета (выполняет функции главы государства) на время переходного периода, который должен завершиться проведением парламентских выборов. Обе эти структуры базируются в Триполи и возглавляются премьером Фаизом Сарраджем.

В этой связи отметим два момента

  1. Рабат старается активизировать свои посреднические усилия на ливийском направлении, что не в последнюю очередь связано и с активизацией на данном направлении его регионального оппонента в лице Алжира. Но в случае с нынешним визитом есть важный нюанс. В данном случае усилия Рабат нащупать некую основу для новых внутриливийских переговоров тихо поддерживает и Алжир. Министры иностранных дел двух стран Насер Бурита и Сабри Букадум встретились 20 июня, чтобы возобновить переговоры, направленные на поиск выхода из ливийского кризиса. Больше всего сейчас Алжир опасается, что Египет, его главный соперник в ливийских делах, сумеет навязать свой собственный проект «межливийского диалога», который подразумевает сохранение Халифы Хафтара в качестве политической фигуры для будущих раундов межливийских переговоров. Статус-кво не является более приемлемым в глазах Алжира, поскольку он позволяет Турции усилить свое военное присутствие в Западной Ливии. Президент Алжира Абдельмаджид Теббун готов был в конце концов смириться с этим (в том числе и не в последнюю очередь и в связи с серьезными личными связями с рядом крупнейших представителей турецкого бизнеса), но на него серьезно в этом контексте давят алжирские военные. Ни начальник Генерального штаба алжирской армии Саид Шенгриха, ни практически все его подчиненные не готовы спокойно наблюдать за турецким и египетским военным усилением у своих границ.
    Инициатива Рабата, которая в принципе является расширенной версией урегулирования, которую примерно почти полгода назад выдвинул сам Акила Салех Исса, вскоре будет подвергнута испытанию. Несмотря на все свои усилия, марокканские дипломаты, как сообщается, так и не смогли организовать встречу Акилы Салеха Иссы с председателем Высшего государственного совета Халедом аль-Мишри, который также находился в то время в Марокко. А эта встреча была основным смыслом всех этих дипломатических маневров Рабата и Алжира. Х.аль-Мишри как представитель Мисураты и ключевой член ливийского движения «Братья-мусульмане» также пытается сформировать новый компромиссный исполнительный орган без Сарраджа, что стало бы неким связующим звеном между востоком и западом Ливии. Но эти двое так и не смогли поладить, несмотря на свои неоднократные контакты. Оба одинаково боятся подвергнуть себя обструкции среди своих сторонников и спонсоров, и быть обвиненными в необоснованных уступках. Это стало очевидным еще в феврале с.г., когда тогдашний спецпредставитель ООН Гасан Саламе пытался организовать саммит с участием 40 видных ливийцев, что в конечном итоге провалилось. Всего около 20 ливийцев тогда приняли участие во встрече «выход из кризиса», организованной миссией Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) в Женеве 26 февраля. Председатель Палаты представителей Тобрука Акила Салех Исса и председатель Высшего государственного совета Халед аль-Мишри, которые должны были назначить по 13 участников каждый, в конце концов не прислали никого вообще. Поэтому Саламе пришлось довольствоваться постоянными ливийскими посетителями консультаций ООН. Среди них бывший председатель Национального переходного совета Махмуд Джибриль, бывший член НКТ Абдерразак аль-Аради, бывший председатель Государственного совета Абдул-Рахман аль-Свейли, лидер племени ауляд сулейман Абдельмаджид Саиф Аль-Наср (о его роли и мотивации в нынешних усилиях Рабата поговорим ниже) и бывший мэр Бенгази Абдулрахман Елаббар . В общем-то фигуры второстепенные и мало на что имеющие влияние. Тогда эта встреча позиционировалась неким политическим аналогом совместной военной комиссии «5 + 5», которая пытается договориться о длительном прекращении огня, и группы экономических экспертов, обсуждающих воссоединение финансовых институтов Ливии. Примерно тоже самое пытается сейчас сделать Рабат, но с более весомым наполнением участников. При этом надо заметить, что визит Акилы Салеха Исса в Рабат стал некой кульминацией в рамках «борьбы мотивов» Каира и Абу-Даби, которые после поражения сил ЛНА под Триполи два месяца назад всерьез рассматривали вариант замены Хафтара. Среди иных претендентов Каир рассматривал тогда и председателя Палаты представителей Акиллу Салеха Иссу, с которым египтяне находятся в хороших отношениях, с учетом его растущей поддержки в Киренаике. Отметим однако, что ее пока далеко не достаточно для проведения через Палату представителей своих решений, и он не пользуется серьезной поддержкой в ЛНА, что становится решающим фактором в условиях угроз Анкары штурмовать Сирт и Аль-Джуфру. Но главное — Акилла Салех Исса явно имеет альтернативную от фельдмаршала Хафтара точку зрения по вопросу возобновления переговоров с ЕС. 23 апреля он выдвинул свой план выхода из кризиса, который предусматривал бы сокращение численности Президентского совета до трех членов, представляющих ливийские регионы (Триполитания, Киренаика и Феццан), что несколько расходилось с общим заявлением Хафтара «о передаче всех исполнительных функций в стране армии». Хотя это предложение тогда отошло на второй план, нынешняя ситуация, как представляется, более благоприятствует ее возобновлению, особенно при поддержке Рабата и Алжира. Если грубо, то практически все влиятельные силы на западе и на востоке Ливии, кроме самого Хафтара и его ближнего круга, готовы к серьезному обсуждению вопроса об экономическом и военном воссоединении в контексте решений конференции, состоявшейся в Берлине с участием миссии Организации Объединенных Наций в Ливии (МООНПЛ) 19 января. Несмотря на разногласия относительно роли Хафтара, участвующие стороны сумели договориться о том, что командование армией должно быть возложено на кого-то с востока, а руководство правительством — на человека с зЗапада Ливии. Однако есть один принципиальный нюанс — Хафтар все еще пользуется поддержкой своих египетских, эмиратских и саудовских покровителей, которые являются главными спонсорами его военной кампании. И эта поддержка безусловно сохраниться до тех пор, пока существует риски турецкого вторжения на восток Ливии. И этот момент может сам по себе подвесить вопрос не только возможной ротации Хафтара, но и перспективы каких-либо договоренностей в рамках новых инициатив Рабата. Тем более что основные участники с ливийской стороны должны учитывать позицию своих зарубежных спонсоров, а те пока не готовы менять основных действующих игроков в лице Сарраджа и Хафтара. На аль-Мишри при этом еще и давят турки, которые отвергают с ходу проведение новых внутриливийских консультаций до тех пор, пока ЛНА контролируют Сирт и Аль-Джуфру. Это в принципе подтвердил сам аль-Мишри в Рабате. Он заявил, что «его страна заключила прямое соглашение с Турцией об отражении агрессии, развязанной незаконными силами», ссылаясь ЛНА Халифы Хафтара. После проведения переговоров с министром иностранных дел Марокко Насером Буритой в столице Рабате аль-Мишри добавил на совместной пресс-конференции, что «соглашение [о военном сотрудничестве] с Турцией [подписанное в ноябре 2019 года] рассчитано на возобновляемый год и контролируется ливийской стороной». Он продолжил: «Правительство национального согласия обратилось за помощью к турецким силам после того, как обнаружило, что от шести до десяти стран поддерживают Хафтара, и у нас нет возможности защитить нашу легитимность перед лицом всех этих стран».
    2. Важную роль в организации  визита Акилы Салеха Иссыа в Рабат сыграл лидер племени ауляд сулейман Абдельмаджид Саиф аль-Наср, который активно помогает Марокко начать новые ливийские мирные переговоры. При этом его мотивировка носит во многом чисто меркантильный характер. Таким образом он хочет сохранить свою должность посла Ливии в Рабате. Абдельмаджид Саиф аль-Наср, который был послом Ливии в Марокко до того, как премьер-министр Фаиз Саррадж уволил его в начале этого года, сделал все возможное, чтобы организовать визит в Рабат 26 и 27 июля спикера Палаты представителей. По сведениям французских экспертов, аль-Наср был главным организатором этой поездки, и он, по данным очевидцев, буквально «присосался» к членам делегации, в которую также входили депутаты парламента Абдельхамид Сафи Али и Усама Мухаммед Абдалла аль-Мабрук. В тесном контакте с марокканскими дипломатами аль-Наср пытается возродить переговоры, аналогичные тем, которые привели к заключению Схиратского соглашения в 2015 году, результатом которого стало формирование ПНСв Триполи. Эта инициатива позволила почтенному представителю племени ауляд сулейман сохранить свой пост посла, как в Министерстве иностранных дел Марокко, которое признает правительство Сарраджа, так и в правительстве Акилы Салеха Иссы. Последний не имеет права назначать послов, но он уже неформально назначил аль-Насра своим дипломатическим советником по делам Магриба. То есть, за счет этих политических маневров Абдельмаджид Саиф аль-Наср пытается остаться в уютном Рабате любой ценой и при этом еще и доказать свою «незаменимость» для международных спонсоров в качестве посредника. Но это совершенно не означает, что племенные вожди ауляд сулейман реально играют какую-то серьезную роль в миротворческом процессе.
52.95MB | MySQL:112 | 0,345sec