Турецкие СМИ о внешнеполитической стратегии страны

В текущем 2020 году Турция продолжает оставаться одним из главных мировых ньюсмейкеров. В последние годы внешняя политика этого государства резко активизировалась. В соответствии с неоосманским видением Турция обозначила свою сферу влияния на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которую она пытается отстаивать. В течение последнего пятилетия появились турецкие военные базы в Катаре и в Сомали. В настоящее время турецкое руководство, активно вмешиваясь в ливийский конфликт, пытается создать базы ВВС и ВМС на территории этой североафриканской страны. Турецкие вооруженные силы с 2016 года ведут военные действия за рубежом: в Сирии (операции «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь», «Источник мира»), в Ираке против вооруженных формирований РПК и в Ливии. Изменились и отношения Турции с великими державами. Если до начала 21 века турецкое руководство согласовывало свои серьезные внешнеполитические шаги с США, являясь важным форпостом НАТО, а международная деятельность Анкары несла ярко выражены прозападный характер, то за два с небольшим  десятилетия правления Партии справедливости и развития (ПСР) внешняя политика Турции приобрела отчетливый независимый характер.  Теперь Турция руководствуется в международных делах национальными интересами. Новая политическая элита говорит не только о проведении независимого внешнеполитического курса, но и о превращении Турецкой Республики в сверхдержаву (что, с нашей точки зрения, является явным преувеличением). Тем не менее, такая патриотическая стратегия способствовала и способствует существенному росту популярности ПСР в народных массах. Несмотря на значительные ошибки и провалы правящей партии в экономике, внутренней и межнациональной политике, внешнеполитический подъем побуждает многих избирателей голосовать за партию Реджепа Тайипа Эрдогана.

В этих условиях представляет интерес статья, опубликованная в турецкой газете Daily Sabah, и посвященная внешнеполитической стратегии страны. По информации газеты, 21 июля президент Р.Т.Эрдоган выступил на проводящемся раз в два года Совещании, посвященном оценке работы правительства. В его ходе он обратился к участникам с двухчасовой речью, в которой обозначил вопросы турецкой политической и экономической стратегии. Позже его дискурс был обобщен в буклете из 81 страницы. Определенным девизом к обращению Эрдогана может быть лозунг «Мир больше, чем пять» (имеются в виду пять постоянных членов Совета Безопасности ООН). Он свидетельствует о принятии на себя Анкарой функции «защитника угнетенных народов и борца против неоколониализма». В начале выступления президент Эрдоган заявил о том, что Турция никогда не позволит угнетать такие страны как Сирия, Ливия и Мьянма (что касается Мьянмы, то имеется в виду, по-видимому, не вся страна, а мусульманское меньшинство рохинджа – авт.). Касаясь карабахского конфликта, Эрдоган твердо занял сторону Азербайджана против Армении. Эрдоган, по словам журналистов газеты, озвучил «послание тем, чья история отмечена печатью колониализма и угнетения». Он заявил о  том, что турецкое присутствие в ряде стран Ближнего Востока обусловлено не стремлением захватить природные богатства этих стран, а соображениями национальной безопасности. Он также отметил, что турецкие военные операции в Сирии и Ираке осуществляются в соответствии с международными соглашениями (непонятно, какие международные соглашения имеются в сирийском случае, если правительство САР рассматривает турецкую армию в качестве агрессора — авт.).

Журналисты  Daily Sabah отмечают, что «Турция будет продолжать военные операции в Сирии и Ливии до тех пор пока законная воля сирийского и ливийского народов не будет осуществлена» (1). Эрдоган заявил том, что Анкара продолжит поддержку правительства Фаиза Сарраджа в Ливии. По его словам, никто не должен ожидать вывода турецких военных из страны до тех пор, пока такое решение не примет правительство Турции. Турецкий лидер также недвусмысленно дал понять, что никакая нормализация отношений с Сирией невозможна. По его словам, «антидемократические, сфальсифицированные выборы в Сирии были встречены странным молчанием со стороны ООН и тех государств, которые считают себя колыбелями демократии». Показателем успеха сирийской политики Турции турецкий президент считает возвращение в Сирию 402 тысяч беженцев, оказавшихся в свое время на турецкой территории. Правда, Эрдоган не уточнил, куда эти беженцы возвращались. Скорее всего, в 20-километровую полосу на северо-востоке страны. Касаясь Восточного Средиземноморья, Эрдоган отметил, что Турция разворачивает свою деятельность в этом регионе в соответствии с национальным суверенитетом и международным правом и не нуждается в чьем-либо разрешении на ведение бурильных работ. Турецкий президент выразил поддержку политического единства и территориальной целостности Ирака. Он отметил большое количество общих интересов у двух государств: борьбу с террористическими организациями, развитие двусторонней торговли, инвестиции и защиту прав туркоманов Ирака.

Обращает на себя внимание, что Реджеп Тайип Эрдоган только вскользь, без подробностей коснулся отношений Турции с Россией, Соединенными Штатами и Евросоюзом. Эрдоган сообщил, что контакты с Вашингтоном, Москвой. Брюсселем и Берлином на протяжении последних двух лет были более интенсивными, чем когда-либо. Они касались ситуации в Сирии и в Ливии, обстановки в Восточном Средиземноморье, вопросов борьбы против терроризма. Эрдоган также  с удовлетворением отметил активизацию сотрудничества Турции с государствами Африки и Балкан.

Еще одна статья, посвященная внешней политике Турции в газете Daily Sabah, была приурочена к четвертой годовщине неудавшегося военного переворота 15 июля 2016 года. Статья был наполнена отчетливыми антизападными коннотациями. По мнению авторов статьи, путч июля 2016 года имел значительное влияние на внутреннюю и внешнюю политику Турции. Во внутриполитическом плане это выразилось в правительственном альянсе между ПСР и Партией националистического движения, во внешнеполитическом плане – в окончательном переходе Турции к осуществлению независимой внешней политики. Журналисты констатируют, что еще до переворота у турецкого правительства были глубокий скептицизм и недоверие по отношению к политике НАТО и Евросоюза, которые «почти открыто поддерживали террористическую активность РПК и ПДС» (2). Авторы статьи пишут: «Существующий турецкий скептицизм по отношению к НАТО и ЕС еще более углубился после неудавшейся попытки переворота, предпринятой террористической организацией FETÖ (организации Фетхуллаха Гюлена –прим. авт.). Ни руководство НАТО, ни Еврокомиссия не проявили сочувствия к законному правительству Турции. Гораздо большую поддержку в свое время у них находили путчисты вроде Абдель Фаттаха ас-Сиси». Журналисты  Daily Sabah отмечают, что только немногие государства поддержали Турцию в тот период. Первое место они отдают России. Турецкие обозреватели пишут также о поддержке турецкому руководству, оказанной со стороны Катара, Пакистана, Азербайджана и ряд балканских стран.

Основным уроком, вынесенным Турцией из данной ситуации, обозреватели Daily Sabah считают необходимости повышения независимости и самодостаточности Турции в таких сферах как энергетика и военно-промышленный комплекс (ВПК). Что касается последнего, то это выражается в диверсификации закупок вооружений и создании собственного производства, позволяющего замещать иностранные системы вооружений турецкими.

  1. https://www.dailysabah.com/politics/news-analysis/what-will-be-major-pillars-of-turkish-foreign-policy-in-next-3-years
  2. https://www.dailysabah.com/opinion/columns/impact-of-july-15-on-turkeys-foreign-policy
52.72MB | MySQL:104 | 0,255sec