ХАМАС укрепляет отношения с Катаром и хочет восстановить связи с Ираном

Палестинское исламское движение сопротивления ХАМАС объявило 3 августа, что оно отклонило предложение Израиля снять осаду Газы за помощь на сумму 15 млрд долларов при условии, что оно разоружится и откажется от сопротивления оккупации. ХАМАС сообщил, что его лидер Исмаил Хания заявил, что движение отклонило это предложение около двух месяцев назад. Это предложение включало финансовую помощь, инфраструктурные проекты, аэропорт и морской порт для осажденного сектора Газа в рамках «сделки века». Официальный сайт ХАМАСа отметил, что Хания впервые рассказал об этом катарской газете. В интервью бывший премьер-министр Палестинской национальной администрации заявил, что стороны, сделавшие это предложение, просили разоружить отряды сопротивления и отказаться от права палестинцев на Иерусалим. Хания повторил, что ХАМАС отвергает план президента США Дональда Трампа и любые другие предложения, сделанные в тех же рамках. Он приветствовал роль Катара в содействии прекращению внутреннего палестинского раскола и подчеркнул, что правительство в Дохе имеет хорошие связи со всеми палестинскими группировками и хорошие возможности для того, чтобы быть справедливым посредником. Таким образом, отметим четкий крен руководства ХАМАСа в сторону Дохи, что не в последнюю очередь связано и с тем обстоятельством, что катарцы на сегодня являются фактически единственным серьезным спонсором движения. Но это не единственное направление в рамках поиска ХАМАСом новых источников финансирования. ХАМАС таким образом стремится диверсифицировать свою поддержку, учитывая, что другие спонсоры обусловили свою помощь поддержанием мира в палестинском анклаве. Собственно последнее по времени  озвученное Ханией «предложение» о сдаче позиций и разоружении, было озвучено ХАМАСу совсем не Израилем, а теми же ОАЭ и КСА: финансировать все предложенные проекты в случае компромисса с ХАМАСом должны именно они. Катар, который оказывает гуманитарную помощь Газе через Катарский фонд развития, тем не менее, на сегодня является практически единственным щедрым спонсором, выделив в начале этого года 150 млн долларов в качестве помощи. В данном случае отметим, что катарцы, по-видимому, планируют использовать ХАМАС, как некий свой опосредованный плацдарм для выдвижения инициатив в рамках собственной повестки по вопросу предлагаемой новой сделки по ближневосточному урегулированию. Ее контуры обрисовал на прошлой неделе еще одна известная прокатарская креатура в лице бывшего лидера ХАМАС Халеда Машаля, который предложил план противостояния аннексии Израилем оккупированного Западного берега и «сделке века» с США. Предложение Машаля является частью «политического видения», подготовленного для форума «арабского мышления» в Лондоне. Об этом было объявлено в интервью председателю форума Мухаммеду Амину. Как стало известно, это предложение основано главным образом на восстановлении Палестинской национальной программы и реформировании ПНА таким образом, чтобы она могла противостоять мерам, введенным Израилем. Вот примерно эти положения и надо оценивать как точку зрения Дохи на новые инициативы Вашингтона.

На этом фоне глава Политбюро ХАМАСа Исмаил Хания в последнее время пытается укрепить связи с Тегераном в контексте потенциальной аннексии Израилем части Западного берега реки Иордан. 2 июля представитель ХАМАСа в Ливане Ахмад Абдул Хади встретился с послом Ирана в Бейруте Мохаммадом Джалалом Фирузнией. Тем временем Салах аль-Азури, который являлся главным инициатором робкого сближения ХАМАСа и Ирана в 2017 году, продолжает отстаивать эту линию поведения перед руководством движения из Бейрута, где он сейчас живет в изгнании. И,Хания также направил послания иранским союзникам ливанской «Хизбалле» и повстанцам-хоуситам в Йемене, в которых предлагается продолжать их поддержку Палестине. Усилия лидера ХАМАСа были оценены в Тегеране: 6 июля верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи направил письмо И.Хании, в котором он напомнил об «традиционных узах дружбы между Тегераном и палестинской группировкой». Таким образом, как полагают некоторые эксперты, Иран и ХАМАС, окончательно зарыли «топор войны» после их разногласий по сирийскому конфликту, который возник, когда ХАМАС отказался воевать в поддержку режима Башара Асада в 2012 году. Рискнем не согласиться: это лишь очередная пока в большей степени вербальная попытка (они регулярно предпринимаются уже три года) сделать это при условии очень серьезного дефицита финансовых инструментов влияния на этот процесс у Тегерана, что делает перспективы реального и серьезного сближения между Ираном и ХАМАСом в настоящее время довольно туманными и неопределенными. Повторим, что для Тегерана палестинское досье сейчас в большей степени имеет второстепенное значение, что и будет определять динамику дальнейшего сближения.

52.52MB | MySQL:103 | 0,444sec