Скандал с заявлениями Джо Байдена и турецко-американские отношения

Выражение о том, что «турецко-американские отношения ищут свое дно» за последние годы стало констатацией факта. То, что некогда руководители двух стран пытались назвать «образцовым партнёрством», сегодня представляет собой клубок противоречий, распутать который не представляется возможным в обозримой перспективе.

Причиной этого является не только объем накопленных разногласий. Прежде всего, речь идет о претензиях со стороны Турции в адрес США, о которых мы писали не раз на страницах ИБВ (курдский вопрос, Фетхуллах Гюлен, задержанные турецкие граждане и проч.).

При этом, американские претензии в адрес Турции, если говорить о фундаментальных вопросах сотрудничества с Россией (проекты АЭС «Аккую», газопровода «Турецкий поток» и поставка Турции систем С-400), парируются турецкой стороной в том духе, что эти шаги стали ответом (!) на неконструктивную позицию Запада и США по отношению к Турции. То есть, Турция была вынуждена реагировать на то, что её, по сути дела, дискриминируют со стороны Запада.

Заметим, в этой связи, два фундаментальных обстоятельства, которые не позволяют выправить турецко-американские отношения сейчас и сложно себе представить, чтобы это случилось в обозримой перспективе.

Во-первых, речь идет о том, что Турция «выпала из американской обоймы».

Турция сейчас не занимает ровно никакого значимого места в американской ближневосточной стратегии. Опорами США являются кто угодно – Египет, КСА и курды – но не сама Турция. Не имея никакой значимости в региональных делах для США, у Турции нет позитивной повестки с американцами, которую можно было бы разыгрывать, предлагая себя в качестве регионального партнера. Она возникнет только когда и если, Турция вернется в «стратегическое видение» США на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Во-вторых, при этом, в американском политическом истеблишменте – крайне негативное отношение к Турции как со стороны республиканцев, так и демократов. Точнее, негативное отношение лично к президенту Турции Р.Т.Эрдогану, которого считают недоговороспособным и слишком строптивым. Разумеется, при этом произносятся все неизбежные слова в адрес турецкого руководства, касающиеся его «антидемократичности» и «авторитаризма». Но истина заключается в том, что у Турции возникла своя собственная региональная повестка, у которой мало или вовсе нет пересечений с региональной повесткой США.

Не вчера стало понятно, то, что на Западе – как в США, так, кстати, и в ЕС – просто ждут ухода президента Р.Т.Эрдогана, связывая именно с этим возможную перемену политического климата в стране, а, следовательно, и отношений с ней.

Эти западные «надежды и чаяния» весьма ярко проявились в ходе попытки совершения военного переворота в Турции, в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, когда турецкое руководство до выяснения результата переворота не было поддержано в западных столицах.

Заметим, что турецкое руководство питало надежды на то, что приход ко власти в США демократа Б.Х. Обамы с его идеями о диалоге с исламским миром, будет способствовать улучшению турецко-американских отношений. Эти надежды довольно быстро схлопнулись. Более того, на взгляд Турции Б.Х.Обама проявил себя «безвольным лидером», когда обозначил для себя «красную черту» в Сирии – использование сирийским режимом химического оружия и не отреагировал на то, что ему эту демонстрацию продемонстрировали, просим прощения за тавтологию. США не начала при Обаме крупномасштабной военной операции в Сирии.

Далее, турецкое руководство испытывало надежды на республиканскую администрацию Д.Трампа, от которой ожидалась деловая хватка и предприимчивость, очищенная от «идеологических догм». Это тоже не случилось. Проблема даже не во внутреннем противодействии Д.Трампу в США. Проблема, как раз в том, что в США не приемлют Реджепа Тайипа Эрдогана и единственное, что в этом смысле бизнесмен Д.Трамп может поделать – это не давать (пока) ввести санкций в отношении Турции из-за сотрудничества с Россией в сфере ВПК.

И это – та проблема, которая не решится ни избранием на второй президентский срок Дональда Трампа. Не решится она и избранием его соперника от Демократической партии Джо Байдена, который, исходя из нынешнего развития ситуации в США, получил все-таки шанс побороться с Дональдом Трампом.

Буквально накануне, между Турцией и США разгорелся очередной громкий скандал.

Поводом для него стали заявления по Турции Джо Байдена, которые были сделаны далеко не вчера, однако, только сейчас попали на глаза турецким обозревателям и стали достоянием турецкой общественности, будучи раскрученными в столь громкий скандал, что высказаться по нему посчитали необходимым в Турции буквально все.

Надо сказать, что эти заявления достаточно четко свидетельствуют о том, что в США просто ждут ухода Реджепа Тайипа Эрдогана и прихода на его место «демократической оппозиции». Ни о каких серьезных договоренностях и сменах формата в турецко-американских (а, строго говоря, и турецко-западных отношениях и речи не идет – В.К.).

О чем, собственно, идет речь?

В недавно появившемся в турецком медийном пространстве видеоролике, участник президентской гонки от Демократической партии Джо Байден заявил, ни много ни мало, что США будут добиваться смены режима в Турции, и выразил готовность работать с «оппозиционным руководством» страны, чтобы одержать победу над президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом на ближайших выборах 2023 года.

В частности, в видео, снятом в декабре прошлого года для документального сериала FX The Weekly, Джо Байден дает интервью редакции The New York Times. Что характерно, их первый вопрос — о внешней политике, причем не о Китае, России или Иране – которых можно считать геополитическими противниками США, а о Турции, которая, вообще-то говоря, и член НАТО и, пусть сейчас формально, но региональный партнёр США на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

В ходе интервью, в адрес Джо Байдена прозвучал вопрос: «Вы чувствуете себя комфортно, учитывая поведение Эрдогана, что у США все еще есть ядерное оружие в Турции?». В частности, по её словам, около 50 американских ядерных боезарядов, находящихся в Турции, вызывали общественные дебаты в США «после наступления Турции на Сирию в октябре».

На что прозвучал следующий ответ от Джо Байдена: «Ответ заключается в том, что уровень моего комфорта значительно снизился. Я провел много времени с Эрдоганом». При этом американский политик охарактеризовал президента Турции как «автократа».

В продолжение Джо Байден добавил, что если он будет избран на президентский пост в США в ноябре этого года, то его администрация будет проводить политику против избранного правительства Турции. Вот как он выразил эту мысль: «Я думаю, что мы должны сейчас сформировать совершенно другой подход к нему (Эрдогану), дав ему понять, что мы поддерживаем руководство оппозиции». И далее: «Он (Эрдоган) должен заплатить цену. Он должен заплатить цену за то, собираемся ли мы или нет продолжать продавать ему определенное оружие».

Выражая свою озабоченность происходящим в Турции, кандидат в президенты Джо Байден заявил следующее: «Я по-прежнему считаю, что если бы мы работали более напрямую, как я с ними, то мы могли бы поддержать те элементы турецкого руководства, которые все еще существуют, и получить от них больше и воодушевить их, чтобы они смогли сразиться с Эрдоганом и победить его. Не путем переворота, не путем государственного переворота, а посредством избирательного процесса».

Более того, кандидат Джо Байден также подчеркнул свое недовольство политикой администрации Дональда Трампа в отношении Турции.

В частности, Джо Байден отметил, что Д.Трамп «уступил» Турции по курдскому вопросу. Процитируем: «И последнее, что я бы сделал, — это уступить ему в отношении курдов. Абсолютно последнее». Он продолжил: «Они должны понять, что мы не собираемся продолжать играть с ними. Поэтому я очень обеспокоен. Я очень обеспокоен нашими аэродромами и доступом к ним».

И далее: «И я думаю, что нам нужно очень много поработать, чтобы мы смогли объединиться с нашими союзниками в регионе и разобраться, как мы изолируем их (турецкие – В.К.) действия в регионе, особенно в Восточном Средиземноморье в отношении нефти и целого ряда о других вещах, на которые уходит слишком много времени. Но ответ — да, я беспокоюсь».

Мы наблюдаем достаточно неутешительную для Турции ситуацию, при которой есть действующий президент Дональд Трамп, с которым Турции не удалось договориться о желаемом для себя сотрудничестве в регионе и при котором Турция была исключена из программы военно-технического сотрудничества с западными странами. Речь идет о «флагманском проекте» этого сотрудничества – создании истребителя 5-го поколения F-35.

С другой стороны, есть соперник Д.Трампа – Джо Байден, который сейчас находится на некотором подъеме и настроен даже более решительно, чем ныне действующий президент.

Ни в том, ни в другом случае не идет речи о том, чтобы США изменяли бы свою позицию по ключевому для Турции вопросу – по курдам.

Заметим, что тот факт, что против Турции, до сих пор ещё, не ввели санкции – не является устойчивым. Эти санкции могут быть введены против страны – как со стороны ЕС, так и со стороны США – в любой момент, принимая во внимание нынешние шаги Турции в регионе Восточного Средиземноморья. И, более того, они могут быть введены действующим президентом в разгар президентской кампании с целью показать бескомпромиссность своей позиции по отношению к действиям Турции. Тем более, что сама Турция дает многочисленные поводы в Восточном Средиземноморье и, в любой момент, может случиться любой инцидент. В том числе, и провокация, инспирированная со стороны греков.

Как же отреагировали турецкие политики на заявления Джо Байдена, который в последние недели президентской гонки в США заметно прибавил в популярности и вполне может сейчас рассматриваться уже не в качестве полного аутсайдера, а вероятного кандидата на избрание?

Вот, что, в частности, написал в своем Твиттере пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын:

«Анализ Турции Джо Байденом основан на чистом невежестве, высокомерии и лицемерии. Дни приказов (в сторону) Турции прошли». И далее он добавил: «Но, если вы все еще думаете, что можете попробовать, попробуйте (буквально: «будьте нашим гостем» — В.К.). Вы заплатите цену».

Министр юстиции Абдулхамит Гюль заявил, что Турция никогда не допускала и не допустит «трансокеанского вмешательства» в свою внутреннюю политику. Цитируем: «Суверенитет принадлежит нации. Нет силы перед волей нации».

На самом деле, очевидно, что Джо Байден, делая свои заявления, в первую очередь, адресовался внутренней американской публике и не думал о том, помогает ли он или не помогает турецкой оппозиции. И о том, насколько подобные заявления будут в состоянии помочь американцам развивать свой диалог с оппозиционными движениями Турции.

Если бы задача стояла бы налаживать диалог с турецкой оппозицией, стоило бы выражаться и аккуратнее и вовсе иначе, или же и вовсе не озвучивать свои идеи.

В противном случае же получилось, что есть «большой брат», который решает то, кого надо избрать в Турции. В результате, на эту тему пришлось даже высказаться той самой оппозиции, с которой американский политик собирается работать «напрямую», в случае своего прихода ко власти.

Причем, мы не раз писали о том, что, вообще то говоря, турецкая оппозиция всерьез настроена на ревизию своих отношений с Западом. Однако, подобные заявления со стороны американцев, где риторика в адрес Турции – на уровне страны третьего мира, возможным практическим шагам в этом направлении только вредят. Потому что американский политик затронул национальную гордость турок и им пришлось выступить единым фронтом: не только политики от власти, но и от оппозиции высказались на тему заявлений Джо Байдена. Оппозиция, сама того не желая, опять оказалась вынужденной блокироваться с действующей в Турции властью.

В частности, глава Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу заявил, что, в качестве главной оппозиционной партии, их единственная цель — бороться за независимость Турции, и поэтому недопустимо уходить в «тень империалистической державы».  Фаик Озтрак, пресс-секретарь НРП, раскритиковал замечания Байдена, заявив: «Наша демократия и стремление к свободе не нуждаются в каких-либо империалистических услугах. Независимость — это наш характер». Он подчеркнул, что что оппозиция будет заниматься политикой ради турецкой нации, а не ради иностранных политических игроков.

Гюрсель Текин, высокопоставленный депутат НРП из Стамбула, с другой стороны, отметил Байдена в своем Твиттере и сказал, что его партия «не нуждается, не хочет и не принимает иностранную помощь для победы на выборах. Как (отец-основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль) Ататюрк сказал: «Независимость — это наш характер». Каждый политический деятель, включая США, должен уважать суверенитет и независимость турецкой нации».

Глава Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели назвал высказывания Байдена «коррумпированными» и заявил, что эти слова показывают, кто стоял за предыдущими переворотами и попытками переворота в Турции. Бахчели также сказал, что заявление было сделано из «чистой ненависти» к Турции, и призвал к раскрытию «оппозиционных групп», о которых Байден упомянул в своей речи, поскольку кандидат в президенты намекнул на сотрудничество с ними.

Мухаррем Индже, который баллотировался в президенты в 2018 году как кандидат от Народно-республиканской партии (НРП), был среди тех, кто раскритиковал замечания Байдена. Цитируем: «Как сказал Ататюрк: НЕЗАВИСИМОСТЬ — наш характер! Смена правительства Турции — это ответственность турецкого народа, а не ваша! @JoeBiden».

Лидер Партии демократии и прорыва (DEVA) Али Бабаджан сказал, что в основе демократии в Турции лежит ее нация, и политическим партиям не нужна внешняя поддержка для успеха на выборах.

 

Ахмет Давутоглу, лидер Партии будущего (GP), который ранее был премьер-министром страны, также выступил в своем Твиттере, чтобы выразить критику, и сказал, что турецкая нация была единственным действующим лицом, решившим, кто будет управлять страной, и что его партия не признает какую-либо другую силу, кроме воли турецкого народа.

Итак, как мы видим, в турецко-американских отношениях, из-за «своевременных» высказываний Джо Байдена, просочившихся в турецкое информационное пространство, возник очередной кризис. Разумеется, такие кризисы могут возникать в любых отношениях, время от времени. Но проблема для турецко-американских отношений заключается в том, что накопилась уже их критическая масса. И любое неосторожное высказывание американских политиков неизбежно будет вызывать турецко-американское выяснение отношений. Однако, как мы написали уже выше, выяснить отношения до конца не удастся. Просто потому, что ни Турции на американской карте нет и нет там и действующего президента страны Р.Т.Эрдогана, ухода которого откровенно в США дожидаются.

52.77MB | MySQL:103 | 0,614sec