Оценки ФРГ ситуации на ливийском и палестино-израильском треках в связи с визитом Х.Мааса в регион

В начале недели федеральный министр иностранных дел Х.Маас посетил с кратким двухдневным визитом Ливию и ОАЭ. Основной темой в повестке дня переговоров, запланированных в рамках небольшого и необъявленного заранее турне, стала ливийская проблематика. Берлин после январского саммита предпринимал попытки активизировать мирный процесс, основа которому была заложена на конференции в германской столице, однако делалось это преимущественно по линии международных организаций и консультаций с внерегиональными и региональными партнерами. Теперь же министр лично посетил находящееся в состоянии конфликта государство. Во время пребывания в ОАЭ акцент также был смещен в сторону Ливии. Помимо этого, обсуждалась ситуация на иранском, сирийском, йеменском и ливанском треках и, разумеется сообщение о нормализации между Иерусалимом и Абу-Даби.

Будущее палестино-израильского мирного процесса

Х.Маас, комментируя новости о готовящемся установлении официальных отношений между Израилем и ОАЭ, оказался чуть ли единственным представителем внерегионального государства, так или иначе вовлеченного в процесс урегулирования этого застарелого конфликта, который обратил внимание именно на вторую составляющую договоренности между Иерусалимом и Абу-Даби, а именно на замораживание распространения израильского суверенитета на территории на Западном берегу. По словам главы МИД Германии, этот шаг правительства Б.Нетаньяху может стать стимулом для возобновления прямых переговоров, а ФРГ, цитируя политика, «постарается внести свой вклад».

Впрочем, вопрос о реанимации мирного процесса в контексте достигнутых Израилем и ОАЭ договоренностей все же спорный. Большинство германских СМИ, освещавших данное событие, сошлись во мнении, что приоритетное значение в названном шаге отведено координации усилий по борьбе с Ираном. При этом стоит сказать, что обозреватели из ФРГ весьма сдержанно прореагировали на обвинения в предательстве, посыпавшиеся со стороны палестинцев. Таким образом, можно говорить о том, что даже на уровне общественного сознания отдельно взятой европейской страны размывается представление об автоматической солидарности арабского мира с палестинцами, что, в свою очередь, является непреодолимым препятствием для нормальных отношений с Израилем.

Если же вернуться к заявлению Х.Мааса, то, здесь, как кажется, акцент на сдерживании т.н. «агрессии» связан с другими причинами. ЕС готовился резко отреагировать на распространение израильского суверенитета на территории на Западном берегу, вплоть до санкций. Такая политика Брюсселя, в свою очередь, осложнила бы диалог Иерусалима и Берлина, а также их особый характер отношений. Развитие событий по такому сценарию стороны уже обсуждали в ходе двусторонних переговоров, проходивших в последнее время. В нынешней ситуации Б.Нетаньяху дает понять, что замораживание его предвыборных обещаний носит временный характер, а потому проблема полностью не снята. Вместе с тем, как минимум на время, ФРГ может не опасаться обострения ситуации на этом треке, что позволит ей сосредоточится на других направлениях.

Проблемы ливийского урегулирования

Обсуждая ливийскую проблематику, Х.Маас, прежде всего, призвал обратить внимание на угрозу новой вспышки насилия. По его словам: «опасность военной эскалации по-прежнему велика», а нынешняя ситуация представляет собой «обманчивое затишье», пользуясь которым стороны противостояния продолжают вооружаться и искать союзников. При этом с точки зрения ФРГ особую обеспокоенность должно вызвать то, что прямое участие в вооруженном конфликте могут принять те, кто сейчас вовлечен опосредованно.

Сам германский МИД, в пресс-релизе, посвященном визиту своего руководителя, отметил, что важнейшей задачей на текущем этапе является создание демилитаризованной зоны в районе Сирта. Эту идею, цитируя сообщение ведомства, Х.Маас отправился «рекламировать» в Триполи. Дополнением к этому стало также обсуждение «более справедливого распределения нефтяных доходов». Все это руководитель федерального внешнеполитического ведомства обсудил с главой  ПНС Ф.Сараджем и своим ливийским контрпартнером М.Сиялой. Все эти темы, как следует из сказанного, обсуждались только с одной из сторон. С Х.Хафтаром Х.Маас беседовал в январе текущего года, а планов включать его в программу текущего визита, как утверждают германские источники, не было.

Наконец, Х.Масс напомнил об оружейном эмбарго на поставки в Ливию, а также предупредил о санкциях в отношении его нарушителей. Эта тема имеет прямое отношение к миссии Irini, однако ее раскритиковал М.Сияла. По его мнению, данная операция она не способна полностью решить проблему переброски вооружений, особенно принимая во внимание воздушные каналы поставок. Собственно говоря, из этого возражения, судя по всему, и возникла необходимость поговорить об ужесточении санкций. Причем обратился к ней Х.Маас, уже находясь в ОАЭ.

В целом Германия в настоящий момент делает основную ставку на аккумулирование поддержки со стороны региональных государств, вовлеченных в ливийский конфликт. Основная роль в рамках рассмотренного визита была отведена ОАЭ, которые должны донести предложения, озвученные Х.Маасом, до второй стороны конфликта, не принимавшей участия в нынешних встречах – Х.Хафтара. При этом обращает на себя внимание позиция Берлина по вопросу вмешательства Анкары в ливийские дела. Так, по данным ответа правительства на парламентский запрос «Левой» фракции, в 2020 г. одобрен экспорт германских вооружений в Турцию на сумму более 22 млн евро. Этот факт вызывает возражения не только в связи с тем, что действия Р.Т.Эрдогана подрывают германские миротворческие усилия в Ливии, в том числе соблюдение эмбарго. В настоящий момент наблюдается рост напряженности в Средиземноморье между Турцией и Грецией, где Европа склонна поддерживать последнюю.

62.18MB | MySQL:101 | 0,620sec