К вопросу о современной политике Турции в Ливии. Часть 7

Турецкая Республика, на исходе второго десятилетия правления Реджепа Тайипа Эрдогана и его Партии справедливости и развития (ПСР), перешла к активным действиям на международной арене, с использованием инструментов не только мягкой, но уже и жесткой силы.

Продолжаем анализировать книгу, которая вышла под заголовком: «Ливийский кризис: политика региональных и глобальных акторов».

Это – пожалуй, первое столь солидное издание по ливийской проблематике, изданное Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV). Как всегда, в случае Фонда, мы имеем дело с плодом авторского труда, написанного по, без сомнений, самой животрепещущей турецкой теме коллективом серьезных экспертов — в прошлом или даже в настоящем, действующих политиков и бюрократов.

Продолжаем анализ второй главы книги, которая озаглавлена как «Политика региональных государств в отношении (ливийского) кризиса».

Следующая статья озаглавлена как «Политика Египта в Ливии периода Сиси: поддержка путча путчистом». Автором статьи стал помощник руководителя мозгового центра ORSAM, представитель Института ближневосточных исследований Университета Сакарьи д.н., доцент Исмаил Нуман Тельджи.

Стоит отметить, что даже сам заголовок этой статьи наглядно демонстрирует не только отношение автора, но и, что самое главное, турецкого руководства к нынешней египетской власти. Турция занимает непримиримую позицию по отношению к египетской власти после того, как в стране произошла контрреволюция, президент Мурси был свергнут, а на его место пришел Абель Фаттах ас-Сиси. Его, как и Халифу Хафтара в Ливии, иначе как «путчистами» в Турции называть не принято. Если сюда добавить ещё и непримиримую позицию Турции по отношению к «кровавому диктатору» Башару Асаду в Сирии. А также откровенную вражду с КСА и ОАЭ и правящими там королевскими фамилиями (см. Часть 6 нашей публикации на сайте ИБВ), то мы получим нынешнюю обстановку вокруг Турции, когда она окружена кольцом врагов и недоброжелателей, а соглашения – пример, Египет–Греция – подписываются «мимо неё». Хотя, если смотреть чисто коммерчески, то Турции есть, что предложить региональным державам взаимовыгодного. Но вот только долгосрочные стратегические сделки никто не будет заключать со страной, которая так отстраивает свою политическую линию. Причем стоит заметить, что турецкая «непримиримость» – это тот тренд, который страна задала, прежде всего, с Израилем, когда разразился международный инцидент между двумя странами по так называемой «Флотилии мира». К слову сказать, совсем не исключено, что Турция – это страна – абсолютный рекордсмен по уровню своей публичной «непримиримости» и антагонизма. Мало в мире стран, которые столь выпукло артикулируют свою позицию и «рубятся» за неё.

После такого краткого введения, обратимся непосредственно к публикации Исмаила Нумана Тельджи.

Как он отмечает, есть нечто, что объединяет Египет и Ливию: в период так называемой «арабской весны» именно эти две страны пережили «самые важные события».

Не будем повторять вслед за автором описание событий египетской революции и последовавшей за ней контрреволюции, когда в июле 2013 года президент Мурси был свергнут, а на его место пришел ас-Сиси, провозгласивший себя президентом. После этого режим ас-Сиси развернул кампанию «интенсивного давления» на оппозицию (в первую очередь, сторонников движения «Братья – мусульмане»).

Довольно любопытным следует считать заявление турецкого автора о том, что внешнеполитический курс Египта под руководством А.Ф.ас-Сиси стал «неуспешным». И одним из ярких примеров этого «неуспешного курса», по словам турецкого автора, стало то, что наблюдается в Ливии.

Опять же не будем повторять за автором подробности свержение режима М.Каддафи в Ливии, как хорошо известные. Просто, в очередной раз отметим сложившееся в стране статус-кво: разделения её на два лагеря.

Первый лагерь – это «международно признанное» Правительство национального согласия, которое поддерживается со стороны Турции (далее список поддерживающих сторон автором не разворачивается, хотя на этой стороне истории оказывается, пожалуй, из влиятельных игроков только Катар – В.К.).

А второй лагерь – это Палата представителей в Тобруке, которая контролируется со стороны фельдмаршала Халифы Хафтара, при поддержке ряда стран. Прежде всего, в контексте данной статьи, издание называет в их числе Египет. И кроме того: ОАЭ, Францию, Россию и Израиль.

Разумеется, руководство Египта не может не испытывать интереса к событиям, происходящим в Ливии, как в соседней по отношению к нему стране. Как пишет издание, в особенности после 2013 года, когда ко власти в Египте пришел режим ас-Сиси, египетское руководство начало прилагать усилия по тому, чтобы установить в Ливии режим, сходный со своим собственным. В результате, египетская поддержка, оказываемая Халифе Хафтару, за последние годы демонстрирует заметный рост.

Первый раздел материала озаглавлен как «Ливийская политика Египта и причины поддержки Хафтара».

2011 год, по словам турецкого автора, породил в Египте надежды на демократические преобразования в стране. Однако, эти надежды рухнули 3 июля 2013 года, когда в стране случился контрреволюционный переворот под руководством А.Ф.ас-Сиси. Эти события, самым серьезным образом, повлияли и на внешнюю политику Египта. В период между революцией и контрреволюцией, как пишет турецкий автор, страна вышла за рамки своей традиционной внешней политики. Период же после контрреволюции в стране ознаменовался тем, что Египет вернулся к своему внешнеполитическому курсу времен руководства Хосни Мубарака.

Впрочем, есть одно ключевое отличие, на которое обращает внимание турецкий автор: если при Х.Мубараке внешнеполитический курс Египта определялся и зависел от западных стран, то при А.Ф.ас-Сиси, как подчеркивается в турецком издании, список стран, влияющих на международную политику страны, пополнился ещё и ближневосточными державами – прежде всего, КСА и ОАЭ. И даже более того: автор говорит о том, что эти страны контролируют Египет, чего, разумеется, при Х.Мубараке не наблюдалось.

Важнейшим приоритетом политики режима ас-Сиси в Египте является воспрепятствование успешному завершению революционных процессов в стране и формированию в стране демократического правительства.

Целью и Египта, и региональных держав в лице КСА и ОАЭ является приход в Ливии ко власти военного правительства, аналогичного по своей природе режиму в Египте. Как отмечается турецким автором, революционные процессы демократизации в регионе рассматриваются и в КСА и в ОАЭ, действующим руководством этих стран, в качестве угрозы своему государственному строю.

Иными словами, режим ас-Сиси в Египте рассматривается в качестве «модели для сборки» в Ливии.

Этот подход определяет и нынешнюю политику самого Египта по отношению к Ливии, в основе которого лежит военная и политическая поддержка  Х.Хафтара в Тобруке. Именно Египет стал одним из главных спонсоров Х.Хафтара, который приступил к формированию своего режима в стране с 2014 года. Разумеется, параллельно поддержке со стороны КСА и ОАЭ.

При этом, Каир пытается, по словам турецкого автора, узаконить свое вмешательство в ливийский конфликт.

Главным аргументом страны по вмешательству в ливийские события является «угроза своей национальной безопасности», в частности, указание о том, что между двумя странами существует протяженная граница и продолжающийся конфликт в Ливии может в итоге перекинуться и на сам Египет (довольно любопытно, что на эту позицию турецкий автор реагирует удивлением – сама Турция говорит о том, что у неё протяженная граница с Сирией и, следовательно, происходящее в стране несет угрозу её внутренней безопасности – В.К.).

В том числе, как считают в Египте, на страну может перекинуться деятельность радикальных элементов и террористических организаций третьих стран.

Как пишет турецкий автор, эта египетская позиция лишь укрепилась после того, как в феврале 2015 года ливийским ответвлением «Исламского государства»» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.) был похищен и убит 21 египетских христиан. Ответом на это убийство стали бомбардировки Египта по позициям ИГ в Ливии. Аналогичным образом, как пишет турецкий автор, мотивируя свое вмешательство борьбой с терроризмом, в мае 2017 года Египтом был нанесен авиационный удар по ливийскому городу Дерна. Впрочем, как здесь возражает турецкий автор, речь шла не о борьбе Египта с терроризмом, а о том, что Египет оказал военную поддержку Х.Хафтару (опять же подчеркнем, что Турция в Сирии на заре сирийской гражданской войны действовала ровно таким же образом, когда говорила о якобы ракетных обстрелах из Сирии своей территории, которые, очевидно, не были нужны официальному Дамаску, зато были интересны сирийской оппозиции с точки зрения дать возможность Турции вмешаться в конфликт; впрочем, никаких значимых атак так и не случилось – В.К.).

Следующая «динамика», которая, по словам турецкого автора, определяет политику Египта по отношению к Ливии – это экономика.

Ливия, будучи экономически сильной страной, обладающей заметными запасами полезных ископаемых на протяжении долгих лет являлась для Египта экономическим партнёром. Серьезный вклад в египетскую экономику обеспечивали сотни тысяч рабочих из Египта, а также взаимная египетско-ливийская торговля. Это сотрудничество уходит корнями в прошлое: после прихода ко власти в Ливии М.Каддафи «египетские профессионалы» участвовали в формировании государственных институтов.

В итоге египтяне заняли заметные позиции во многих сферах ливийской жизни, к примеру, в образовании. Здесь турецкий автор отмечает египетских бюрократов, учителей, преподавателей университетов, инженеров и докторов, которые переехали для жизни и работы в Ливию. Помимо этого, сотни тысяч неквалифицированных рабочих из Египта трудились в Ливии в сфере строительства инфраструктуры и в промышленности на фоне того, что сама страна не располагает достаточными трудовыми ресурсами.

Однако, 2011 год, когда в Ливии началась гражданская война, нанес серьезный урон складывавшимся на протяжении долгих лет торгово-экономическим отношениям между двумя странами.

Как отмечается в материале, прекращение трансграничных переводов средств, заработанных египтянами в Ливии, внесло свой вклад в ухудшившееся положение египетской экономики. Помимо этого, в Египет, из-за угрозы свое безопасности в Ливии, вернулись сотни тысяч неквалифицированных египетских рабочих. Что ещё больше подстегнуло и без того высокую безработицу в стране. Так что, как пишет турецкое издание, одной из целей ас-Сиси является завершение столкновений в соседней стране и возврат неквалифицированной египетской рабочей силы назад в Ливию.

Вообще говоря, следуя этой логике, стоит помнить о том, что Ливия для Турции – это страна крупных строительных подрядов. Именно с Ливии начиналась деятельность турецких подрядчиков за рубежом. И на протяжении долгих лет страна занимала первые строчки в портфелях заказов турецких строительных компаний, пока не произошло некоторое насыщение, с одной стороны, а с другой стороны – пока на первый план в турецком списке не вышли Россия и страны – бывшие республики СССР. Но даже и тогда Ливия продолжила занимать место если не в тройке, то в пятерке точно по объему выполняемых в стране подрядных работ. Так что, куда там Египту с его неквалифицированной рабочей силой. Вот где подлинный экономический интерес, о котором стоит говорить.

Следующим фактором, влияющим на политику Египта в отношении Ливии, являются богатые ливийские запасы энергоносителей. Как отмечается автором, сам ас-Сиси не использует эффективно имеющиеся в его распоряжении месторождения и не может вывести экономику из кризиса. Вместо этого, ас-Сиси пытается извлечь пользу для себя из ливийских энергоносителей, установив над ними контроль.

При этом, установление контроля предполагает не только решение Египтом своих экономических проблем, но и отстаивание интересов глобальных игроков в связи с ливийскими энергоносителями.

Здесь стоит помнить, что Ливия является обладательницей 3% мировых запасов нефти. Что делает Ливию обладательницей крупнейших запасов в Африке, занимающей 9-ю строчку в мировом рейтинге. Аналогичным образом, Ливия является 4-м в Африке государством по запасам природного газа – после Нигерии, Алжира и Египта. В настоящее время Правительством национального согласия Ф.Сарраджа контролируется лишь только один экспортный терминал. Остальные находятся под контролем Х.Хафтара.

Впрочем, надо отметить, что и это достаточно выгодное положение Ливии ещё больше меняется с последними открытиями месторождений энергоносителей в регионе Восточного Средиземноморья. Считается, что, с этими открытиями, Ливия займет положение обладателя крупнейших запасов природного газа в Африке. И это напрямую связано с экономическими интересами соседнего Египта.

И, наконец, ещё одной причиной интереса Египта по отношению к событиям в Ливии, как отмечается турецким автором, является то, что страна желает принять участие в восстановительных работах в стране (продолжаем подчеркивать, что написанный турецким автором текст может быть «переложен» с Египта на Турцию, простоя заменой названий стран, и ничего по смыслу не изменится – в конце концов, и сама Турция желает принять участие в восстановлении Египта, разумеется, при том условии, что у этого процесса найдутся спонсоры, для Египта – это ОАЭ и КСА, а для Турции — Катар – В.К.).

В этой связи, как отмечается в турецком издании, Египет заинтересован в том, чтобы ко власти в Ливии пришло близкое ему правительство, которое допустит его до восстановительных работ в стране.

Помимо интересов самого Египта, есть ещё и интересы в Ливии глобальных игроков, которые оказывают спонсорскую поддержку активно вовлеченному в конфликт Египту.

Речь идет здесь об ОАЭ, КСА, Франции и Италии. Процитируем турецкого автора: «Про аналогичную ситуацию можно говорить и в отношениях с Россией». В этом смысле, как указывается турецким автором, режим Ас-Сиси откровенно пытается заручиться поддержкой России. В конце концов, в росте влияния России в Ливии можно наблюдать вклад и египетской армии. С другой стороны, как мы помним, официальные турецкие власти особенно подчеркивают роль именно России и в Ливии, не уставая повторять про ЧВК «Вагнер».

Следующий раздел статьи озаглавлен как «Поддержка режима Сиси силам Хафтара».

В этой связи, турецким автором отмечается, что со стороны ас-Сиси подчеркивается оказание безусловной (!) поддержки Халифе Хафтару в Ливии. В первую очередь, разумеется, речь идет о поддержке военного свойства.

Как указывается изданием, поначалу вмешательство египетской армии в ливийские события проходило под знаком с ИГ. Далее Египет уже переключился на оказание военной поддержки непосредственно Халифе Хафтару. Заметный рост этой поддержки начал наблюдаться с 2014 года. С лета 2014 года ОАЭ начали использовать для своей авиации египетские военные базы. Авиация ОАЭ приступила к нанесению ударов по Триполи. В феврале 2015 года Египет осуществил очередную военную операцию в Ливии, нанеся удары по позициям ИГ в районе г. Дерна.

62.37MB | MySQL:104 | 0,823sec