Проблемы деления территориальных вод Восточного Средиземноморья. Часть 3

На фоне обоснованного ликования СМИ по поводу нормализации отношений с ОАЭ они почти проигнорировали визит в Израиль министра иностранных дел Греции Никоса Дендиаса. Его освещали только с точки того, что Греция разрешила части израильских туристов въехать в страну. На самом деле, целью визита было нечто другое, ибо на повестке стоит растущая опасность, которую Турция представляет для разработки ресурсов природного газа Восточного Средиземноморья.

Эта проблема существует почти десять лет с того момента, когда Турция впервые оспорила право Республики Кипр (ее греческой части) на разведку нефти и газа в том районе, который признан в мире ее исключительной экономической зоной (ИЭЗ). Отправка турецкого бурового корабля с военно-морским сопровождением в ИЭЗ Кипра заложила основу для двойной стратегии Турции — «дипломатии канонерок» и морских притязаний, которая в последние месяцы становится все более агрессивной.

Хотя Турция никогда не ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву, Анкара в одностороннем порядке заявила, что ИЭЗ Кипра и Греции ограничены всего 12 морскими милями, в то время как она может претендовать на ИЭЗ в 200 миль на всем расстоянии до района к югу от Кипра.

В ноябре прошлого года Турция зашла еще дальше, заключив соглашение с ливийским правительством в Триполи, по которому морские ИЭЗ двух стран фактически соприкасаются друг с другом. По сути, Ливия и Турция построили стену из своих зон через все Средиземное море. Хотя юридически это ничего не значит, поскольку все претензии Анкары отвергаются всеми, в том числе и Евросоюзом.

Тем не менее, Турция неоднократно отправляла свои буровые суда в воды, на которые претендуют Кипр и Греция, в сопровождении военных кораблей. По крайней мере один раз она использовала свои ВМС для преследования корабля итальянской компании Eni, бурившего у берегов Кипра.

На днях Турция вообще объявила о начале разработке месторождений на оспариваемом шельфе Греции. Турецкие суда проведут сейсморазведку в Восточном Средиземноморье, заявили власти Турции 21 июля по каналам навигационной системы НАВТЕКС. Согласно объявлению, сейсморазведка будет проводиться кораблями Oruc Reis, Ataman и Cengiz Han в период с 21 июля по 2 августа. В сообщении указаны координаты 8-угольника, находящегося в Средиземном море между Критом и Кипром.

Отметим, этот регион пересекается с областью, которую Греция относит к собственному континентальному шельфу, исходя из морского права и географии островов. Исходя из их трактовки Греция подписала с Египтом соглашение о разграничении морских зон. Однако Турция не признает современное морское право.

Турция признает другие границы в Восточном Средиземноморье. В ноябре 2019 года президент Р.Т.Эрдоган договорился с премьер-министром ливийского правительства национального согласия (ПНС) Фаизом Сарраджем, что значительная часть вод, которые Греция считает своими, отходит к Турции. Сейчас в зоне конфликта проходят совместные учения флотов Греции и Франции. Чтобы сдержать Турцию, президент Э.Макрон направил в Восточное Средиземноморье дополнительный фрегат и два истребителя.

Ранее Турция объявляла о намерении вести разработку в районе островов Крит и Родос, без указания точных координат. Это вызвало протест Греции и заявления о готовности защищать свой суверенитет вплоть до применения военной силы. Напомним, Турция уже ведет разработку месторождений на южном шельфе Кипра.

Турецкое судно Oruc Reis в сопровождении 7 военных кораблей ведет разведку полезных ископаемых возле греческого острова Кастелоризо. ВМС Греции попытались его заблокировать. В итоге турецкий фрегат чуть не столкнулся с греческим. Анкара направила в Афины жесткую дипломатическую ноту, точное содержание которой неизвестно.

Турки давно пообещали заняться поисками нефти и газа в территориальных водах Греции. Разведка началась по графику – в конце июля. И Афины требуют срочного созыва совета по делам Евросоюза. У этого территориального конфликта может быть очень опасное развитие. Ведь почти все ВМС Греции выдвигаются в Восточное Средиземноморье. 13 фрегатов, 19 ракетных и 6 патрульных катеров намерены выстроиться в линию, чтобы не дать пройти турецкому геолого-разведочному судну и сопровождающим его эсминцам.

Останавливать исследования и убирать корабли от острова Турция не собирается. Георазведка идет уже три недели и Анкара объявила о том, что уже к концу августа начнет раздавать лицензии на изучение и освоение участков Средиземного моря, которые входят в экономическую зону, которую Греция считает своей, согласно соглашению с Египтом, а Анкара своей согласно меморандуму между Турцией и Ливией.

Стоит отметить, что остров Кастелоризо, который турки называют Мейс, находится в 2 км от турецкого побережья и в 580 километрах от Греции. Естественно, что проблема не в острове, а в том, что под ним, по предварительным данным есть месторождения нефти и газа. Неделю назад эта территория стала «исключительной экономической зоной» Греции.

У территориальных претензий Турции, согласно заявлениям МИД, есть железная логика – здесь лучше смотреть на карту. Кастелоризо – остров маленький, всего 10 кв. км, а шельф в 4 тысячи раз больше. Острова, которые находятся далеко от материковой части страны, могут не учитываться при определении экономических зон. И потому, считают в турецком МИД, георазведка будет продолжена.

У Израиля нет прямого конфликта с Турцией в Средиземном море, связанного с исключительными экономическими зонами, но есть косвенное противостояние. Для развития своего газового сектора Израилю нужны экспортные рынки, и для этого необходимо сотрудничество с соседями, в основном с Кипром и Египтом, для совместной постройки трубопровода в Европу.

Эрдоган воздвигает на этом пути барьер. Кипр не сможет продолжить разработку своего газа, если турецкие военные корабли будут преследовать буровые суда, а трубопровод EastMed (Израиль – Кипр – Греция — Италия) никогда не будет построен, если две страны (Турция и Ливия) разрежут Средиземное море пополам своим соглашением об ИЭЗ (см. Рис. 1). Греция тоже не сможет разрабатывать газ, именно поэтому Никоса Дендиас и был в Израиле на прошлой неделе.

Рис.1

 

По мнению специалистов турецкая геологоразведка — такая же фальшивка, как и ее ИЭЗ. Turkish Petroleum — государственная нефтегазовая компания, выполняющая буровые работы, не имеет опыта для анализа сейсмографических данных. Некоторые эксперты утверждают, что турки вообще занимаются разведочным бурением лишь для видимости. Их главная цель — создать проблемы другим и заставить остальные страны Восточного Средиземноморья подчиниться амбициям Турции в области разработки углеводородных месторождений .

Однако появилась информация, что Турция собирается объявить об открытии нового газового месторождения в восточной части Средиземного моря, сообщил источник, близкий к турецкому руководству. Сообщалось, что президент Р.Т. Эрдоган заявил, что объявит «хорошие новости» в пятницу. В беседе с турецкой службой Euronews источник из президентского дворца, пожелавший остаться неназванным, заявил, что Эрдоган намерен раскрыть открытие новых ресурсов природного газа.

Как сообщалось турецкое судно с буровой установкой отправилось из порта Мерсин к месту бурения, точные координаты которого пока не разглашаются. Экипаж судна – 35 человек. Буровая установка может работать при глубине моря до 3 тысяч метров и глубине залегания полезного ископаемого до 12 тысяч метров.

В тоже время на прошлой недели  Эрдоган заявил, что Турция обнаружила в Черном море крупнейшее в истории месторождение природного газа, содержащее 320 млрд куб. м, добавив, что существует большая вероятность других открытий в этом районе. «Теперь я хочу поделиться с вами нашими хорошими новостями: Турция реализовала крупнейшее открытие природного газа в своей истории в Черном море», — сказал он, добавив, что Турция намерена ввести его в эксплуатацию в 2023 году и стать чистым экспортером энергоносителей.

Эрдоган рассматривает свою страну  как региональную сверхдержаву. Он не хочет присоединяться к Восточно-Средиземноморскому газовому форуму в качестве равноправного члена, а хочет диктовать свои условия другим. И хотя Турция, возможно, не совсем такая великая держава, о которой мечтает Эрдоган, к сожалению, у нее есть рычаги воздействия. Турция контролирует транзитные пути для природного газа, идущего из Восточного Средиземноморья в Европу. Это могло бы дать Эрдогану хорошие козыри на переговорах, если бы он верил в дипломатию. Но, обладая второй по численности армией в НАТО, турецкий президент больше верит в грубую силу. Кроме того, он шантажирует Европу, угрожая ей пропуском беженцев через свою границу.

Хотя Франция демонстрирует свою военную мощь в регионе, никто не верит, что она или другие страны ЕС готовы сразиться с Турцией. Эрдоган, вероятно, тоже не готов рисковать военной конфронтацией, но его гипернационализм довольно популярен дома, и у него нет причин отступать.

Так что же в итоге? На бумаге греческий министр получил от Израиля решительное заявление о поддержке своих требований. Эрдогану удалось объединить против себя такие разные страны, как Египет, Израиль, Кипр, Грецию, а также весь ЕС. Это — мощная комбинация, но пока никто не готов использовать ее в полную силу, даже когда Турция становится более агрессивной.

Все это означает тупик для газового проекта Восточного Средиземноморья, который только выгоден Эрдогану.

52.6MB | MySQL:106 | 0,483sec