Ситуация в Ливии: июль 2020 г.

В июле за событиями в Ливии внимательно следили в соседних Алжире и Египте.

9 июля в третий раз с начала июня состоялся телефонный разговор между президентами  Франции и Алжира Эммануэлем Макроном и Абдельмаджидом Теббуном. Как сообщила канцелярия президента АНДР, среди прочих обсуждались вопросы, касавшиеся ситуаций в Ливии и Сахеле. Одним из итогов разговора стало решение о назначении по одному историку от каждой из стран, которые под руководством президентов призваны выработать совместные трактовки их общей истории. Уже известно, что от Франции это будет Бенджамин Стора. 19 июля своего историка назвал Алжир. Им стал генеральный директор алжирского Национального центра архивов Абдельмаджид Шикхи. Он является ветераном войны за национальное освобождение (1954 – 1962).

16 июля президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси на встрече с представителями племен Восточной Ливии предупредил, что Каир не останется «безучастным» в ливийском конфликте в случае, если возникнет «прямая угроза» его национальной безопасности. Со своей стороны вожди племен Восточной Ливии дали Египту мандат на вторжение в случае попыток сил Правительства национального согласия (ПНС) продвинуться на восток страны. ПНС пользуется поддержкой, в том числе военной, со стороны Турции и Катара. Его противник в ливийском конфликте – Ливийская национальная армия (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара – поддерживается со стороны Египта и ОАЭ.

Ранее в июне Египет предупредил, что любое продвижение сил ПНС на восток от сложившейся «красной» линии противостояния Сирт – Аль-Джуфра может повлечь за собой египетское военное вмешательство в дела Ливии. ПНС осудило эту позицию, назвав ее «объявлением войны».

Поддерживающий ЛНА и восточное правительство Ливии базирующийся в Тобруке ливийский международно признанный парламент 14 июля дал согласие на вмешательство египетской армии в Ливии в случае, если возникнет угроза безопасности двух стран. «Мы призываем к конкретным усилиям двух братских стран – Египта и Ливии – с тем, чтобы обеспечить поражение оккупанта и захватчика (Турции) и поддержать нашу общую национальную безопасность, — отмечалось в коммюнике парламента. – Опасности, связанные с турецкой оккупацией, создают прямую угрозу для нашей страны и соседних стран, и особенно – для Египта».

В июне Египет призвал к переговорам между противоборствующими в Ливии сторонами, при одновременном установлении режима прекращения огня, выводе из страны наемников и разоружении милицейских формирований. Анкара и Триполи отвергли этот призыв.

20 июля египетский парламент единогласно предоставил право президенту А.Ф.ас-Сиси направить военных «для ведения боевых действий за пределами национальной территории для обеспечения национальной безопасности на западном стратегическом направлении», читай – в Ливии. Голосование проходило за закрытыми дверями на следующий день после того, как А.Ф.ас-Сиси созвал Совет национальной обороны, в состав которого помимо президента входят спикер парламента, министры обороны и иностранных дел, командующие видами вооруженных сил.

По оценкам египетских аналитиков, в случае необходимости Египет может провести наземную операцию силами одной бронетанковой дивизии при соответствующей поддержке с воздуха. Этой операции силы ПНС, включая сирийских наемников, ничего не смогут противопоставить. Они полагают, что в такой ситуации Турция не сможет оказать действенную поддержку ПНС, поскольку этому воспротивятся Греция и Египет, контролирующие воздушное и морское пространство в Восточном Средиземноморье.

Тем временем Турция укрепляла свои позиции на ливийской авиабазе «Аль-Ватия» близ границы с Тунисом, захваченной силами ПНС 18 мая с.г. В начале июля там появились две батареи турецкого зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Хок». Ранее Турция развернула несколько батарей ЗРК «Хок», мобильные системы ПВО «Коркут» и системы РЭБ «Корал» для защиты Триполи от налетов ударных беспилотников ОАЭ и самолетов ВВС ЛНА.

Сразу после развертывания ЗРК «Хок» на авиабазе «Аль-Ватия» она подверглась авиаудару самолетов неизвестной национальности, предположительно, эмиратских. Представители Турции подтвердили, что в результате удара некая «военная техника» получила повреждения.

1 июля стало известно, что Франция приостановила участие своих кораблей в операции НАТО в Средиземном море «Страж моря» вплоть до получения ответов на запросы Парижа, касавшиеся действий турецких кораблей против французских. Последние пытались проверить турецкие суда на предмет перевозки оружия в Ливию, когда были подсвечены радарами в боевом режиме с турецких кораблей, сопровождавших транспортники. Одно из условий Франции для возобновления ее участия в операции «Страж моря» — «союзники должны торжественно подтвердить их приверженность и обязательство соблюдать эмбарго» на поставки оружия в Ливию. Она также требует разработать более точный механизм деконфликтинга внутри НАТО и более тесного взаимодействия участников операции «Страж моря» с аналогичной европейской операцией «Ирини». Требования Франции поддержали 8 из 30 стран НАТО.

2 июля состоялся телефонный разговор между главой МИД Франции Жаном-Ивом Ле Дрианом и главой ПНС Фаизом Сарраджем. Как сообщило ПНС, в ходе разговора французский министр призвал к прекращению огня в Ливии и прекращению «иностранного вмешательства» в ее дела. Он также выразил «озабоченность его страны ситуацией в Ливии, заверив, что ее усилия направлены на восстановление стабильности в Ливии». Ле Дриан утверждал, что Франция «отвергает любое иностранное вмешательство, каким бы оно не было», в дела Ливии.

Предыдущий разговор между двумя политиками и первый за многие месяцы состоялся 31 мая.

Со своей стороны Ф.Саррадж утверждал, что «существующие политические инициативы не имеют своей целью поиск путей решения кризиса». По его оценке, все они «призваны найти определенную роль для специфичных лиц», имея ввиду Х.Хафтара. Он также указал на «экстренную необходимость разблокирования работы» объектов по добыче и транспортировке нефти – эта блокада была установлена шестью месяцами ранее силами ЛНА.

В целом, этот контакт можно расценить как попытку Франции вернуть себе дипломатическую инициативу в Ливии при том, что Триполи обвиняет Париж в поддержке Х.Хафтара. После серии недавних поражений ЛНА Франция все с большей резкостью осуждает турецкое военное вмешательство в Ливии на стороне ПНС. В свою очередь Анкара обвиняет Париж, что тот был среди тех, кто поддержал начавшееся 4 апреля 2019 г. наступление ЛНА на Триполи. Франция признала, что передавала ЛНА разведданные, однако всегда отвергала какую-либо военную поддержку Х.Хафтара при его наступлении на Триполи.

3 июля в Триполи побывали министр обороны Турции Хулуси Акар и начальник генштаба турецкой армии Яш        ар Гюлер. Заявленной целью визита было обсуждение военного сотрудничества с ПНС. В частности, обсуждалось создание в Ливии с помощью Турции тренировочных центров, призванных содействовать «строительству профессиональной армии».

5 июля ПНС осудило авиаудар, нанесенный «иностранными» самолетами по авиабазе «Аль-Ватия» (140 км к юго-западу от Триполи), пообещав «устрашающий ответ». Похоже, ответ «прилетел» несколько дней спустя, когда, по данным зарубежных СМИ, удар с воздуха был нанесен по бойцам ЧВК «Вагнер» недалеко от авиабазы «Аль-Джуфра». Погибли 3 человека, повреждения получил зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) «Панцирь-С1». Судя по фотоматериалам, речь шла не о ЗРПК «Панцирь-С1», ранее переданных ЛНА от ОАЭ, поскольку в Эмираты эти комплексы поставлялись на базе машин фирмы MAN.

Тема ЧВК «Вагнер» в Ливии вновь зазвучала 15 июля, когда Африканское командование (Африком) Пентагона выступило с утверждением, что бойцы этой ЧВК при отступлении ЛНА из южных окраин Триполи якобы заминировали ряд кварталов с использованием противопехотных мин и самодельных взрывных устройств. В коммюнике Африком утверждалось о наличии у него «четких доказательств» заявленных обвинений.

В ответ на эти обвинения пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил 16 июля, что российские военные не принимают участия в каких-либо военных процессах в Ливии, а о деятельности там организованных групп российских граждан не известно.

В свою очередь Пентагон обвинил 24 июля Россию в том, что та якобы продолжает поставки ЛНА самолетов, противотанковых ракет, мин и бронетехники, используя для этого возможности ЧВК «Вагнер». Утверждалось, что ВВС ЛНА получили, в частности, по меньшей мере 14 самолетов МиГ-29 и Су-24. Понятно, эти самолеты могли появиться в Ливии только из наличия Минобороны РФ.

8 июля генсек ООН Антониу Гутерриш осудил иностранное вмешательство в Ливии, «достигшее беспрецедентного уровня» благодаря «поставкам самого современного оружия» и «направлению наемников, непосредственно участвующих в боевых действиях». Он выразил озабоченность в связи с концентрацией сил ПНС в районе Сирта. На тот день они находились в 25 км к западу от этого города. До этого они дважды пытались овладеть Сиртом. Генсек впервые упомянул о возможности разведения сторон конфликта путем создания «демилитаризованной зоны», контроль за которой может осуществлять Миссия ООН в Ливии.

10 июля ливийская компания NOC объявила о возобновлении добычи и экспорта нефти после 6-месячного блокирования работы объектов нефтяной инфраструктуры. Первый танкер должен был получить груз нефти в  как порту Ас-Седра. В коммюнике компании отмечалось, что для выхода добычи на доблокадный уровень – 1,2 млн баррелей в день – потребуется определенное время. NOC заявляет о своем нейтралитете во внутриливийском конфликте, однако лагерь Х.Хафтара обвиняет компанию в «финансировании ПНС». Не вдаваясь в детали, компания признала, что провела переговоры как с ПНС, так и со «странами региона», поддерживающими ЛНА. За этими переговорами «наблюдали ООН и США».

За время блокады работы нефтедобывающего сектора Ливия потеряла свыше 6,5 млрд долларов.

18 июля Франция, Германия и Италия заявили о своей готовности ввести санкции против других стран, нарушающих эмбарго на поставки оружия в Ливию. Они призвали «всех зарубежных акторов прекратить вмешательство» в дела этой страны, не назвав четко ни одного из них.

Со своей стороны Турция призвала 20 июля «немедленно» прекратить поддержку сил Х.Хафтара. Этот призыв прозвучал из уст главы Минобороны Турции Х.Акара по итогам его встречи в Анкаре с главой МВД ПНС Фатхи Башагой и министром внутренних дел и национальной безопасности Мальты Бироном Камиллери.

62.31MB | MySQL:101 | 0,595sec