Об итогах визита президента Франции Э.Макрона в Ливан

1-2 сентября в Ливане с официальным визитом побывал президент Франции Эммануэль Макрон. Это уже второй визит французского лидера в данную ближневосточную страну за текущий год. При этом первое посещение Макроном Ливана состоялось 6-7 августа, по горячим следам катастрофы, произошедшей в порту Бейрута. Напомним, что взрыв в порту ливанской столицы 4 августа стал настоящим бедствием для экономики Ливана, и так находящейся в состоянии опасного кризиса. Взрыв унес жизни 190 человек, число раненных достигло 4600 человек. Оказались разрушенными наземные сооружения порта (контейнерные склады, элеваторы). Значительные разрушения произошли в прилегающих к порту районах Жмайзе и Мар Михаил, в результате чего многие ливанцы остались без крова. Сам французский президент оценил ущерб, причиненный Бейруту в 4,6 млрд долларов, а непрямые потери для ливанской экономики в 3,5 млрд. Главными причинами катастрофы стали коррупция, преобладающая в ливанской политической элите и органах управления и преступная халатность. Пренебрежение ливанских властей элементарными нормами безопасности вызвало активизацию протестного движения и фактически поставило Ливан на грань гражданской войны.

Обращает на себя внимание, что визит Макрона совпал с юбилеем образования Большого Ливана, то есть ливанского государства в его нынешних границах. Думается, это далеко не случайно. Сто лет назад, 1 сентября 1920 года французский военный администратор Ближнего Востока, генерал Анри Гуро после консультаций с шейхами религиозных общин провозгласил создание автономного Ливана в расширенном составе. Во времена Османской Империи автономный Ливан (мутасаррифат) включал в себя только Бейрут и регионы Горного Ливана с преимущественно христианским населением. В 1920 году к нему были добавлены отторгнутые от Сирии регионы Триполи, Аккар, Джабаль Амиль и долина Бекаа, где проживало много мусульман. Позже политиками страны был принят Национальный Пакт, закрепивший доминирование христианской общины, что в 1975 году привело к вспышке гражданской войны. Таким образом, один французский политик в 1920 году создал современный Ливан, а другой спустя сто лет помогает ливанцам в преодолении кризиса и переформатировании политической системы страны. Колесо времени совершило круговорот. Примечательно, что во время первого визита Макрона в Бейруте его встречали демонстранты, протестующие против нынешнего бедственного положения страны. Некоторые из них несли транспаранты с просьбой снова взять Ливан под французский протекторат.

Президент Франции начал свое посещение Ливана с визита к известной певице Фейруз, популярной 1960-1980-х годов, неоднократно выступавшей в свое время во Франции. Недавно Фейруз отметила свой 85-летний юбилей. После этого состоялись первые политические переговоры Макрона. Его визави стал лидер движения «Мустакбаль» и бывший премьер-министр Ливана Саад Харири. Совсем неслучайно, так как стратегическое партнерство клана Харири с Францией началось еще в 1980-е годы, в бытность пребывания Жака Ширака на посту мэра Парижа. В ноябре 2017 года благодаря заступничеству Макрона С.Харири был освобожден из-под ареста в Саудовской Аравии и смог вернуться в Ливан.   Затем последовали переговоры с президентом Ливана Мишелем Ауном и спикером парламента и лидером движения «Амаль» Набихом Берри. Вечером 1 сентября состоялся ужин Макрона с президентом и спикером, на котором присутствовали исполняющий обязанности премьера Хасан Диаб, вновь назначенный премьер-министр Мустафа Адиб, другой экс-премьер Наджиб Микати, вице-спикер ливанского парламента Эли Ферзли и руководители парламентских фракций: Прогрессивно-социалистической партии (ПСП) Теймур Джумблат, «Хизбаллы» Мухаммед Раад, СПД Джебран Басиль и партии «Дашнакцутюн» Акоп Пакрадунян. 2 сентября Макрон вновь постели место взрыва и общался с представителями пострадавших семей.

Наблюдатели отмечают, что французский президент сыграл решающую роль в выборе кандидатуры нового премьера, хотя сам он это всячески отрицает. 48-летний представитель суннитской общины Мустафа Адиб является кадровым дипломатом, бывшим послом Ливана в Германии. Он тесно связан с кланом экс-премьера и миллиардера Наджиба Микати, несколько лет был его советником. Что еще более примечательно, Адиб кроме ливанского имеет и французское гражданство. Как мы уже писали, правительство Хасан Диаба было обречено, так как проамериканские силы считали его «кабинетом «Хизбаллы»» и всячески организовывали обструкцию его работе. Кандидатура нового премьера является во многом компромиссом. С одной стороны, он умеренно прозападный. С другой стороны, является ставленником не США, но скорее Евросоюза, что должно умиротворить «Хизбаллу». По окончании встречи Макрон объявил  о том, что ведущие ливанские политики согласились с его предложением о создании нового правительства за две недели. Это чрезвычайно удивительно, учитывая, что обычно создание нового кабинета министров в этой ближневосточной стране, учитывая амбиции местных политиков и торги между ними, занимает не менее полугода.   Журналисты газеты «Аль-Ахбар» убеждены в том, что сговорчивость ливанских коррумпированных заимов объясняется угрозой французского лидера заблокировать их счета во французских и швейцарских банках, введя против них экономические санкции.

Что касается движения «Хизбалла», то неожиданным стал примирительный и даже дружественный тон Макрона по отношению этой партии, которая до этого была санкционирована Великобританией и Германией (с подачи Вашингтона, конечно) как террористическая организация. По-видимому, президент Франции понимает, что без этой ключевой партии никакое урегулирование ситуации в Ливане невозможно. Макрон отметил, что ««Хизбалла» имеет такое влияние благодаря силовому давлению, но еще и потому, что другие политические силы не могут хорошо руководить страной». Эммануэль Макрон сказал, что «Хизбалла» имеет народную базу поддержки и в этом состоит реальность. В интервью журналу Politico Макрон отверг перспективу разоружения отрядов «Хизбаллы», по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Президент отметил, что «Если мы будем сражаться силой против силы, это приведет только к эскалации конфликта. Не требуйте от Франции, чтобы она вела войну против политической силы в Ливане. Это было бы абсурдом и безумием». Макрон констатировал, что необходим диалог с «Хизбаллой» и этот диалог он уже начал, находясь в Бейруте.

При этом, внешнеполитические действия Макрона в Ливане были, похоже, согласованы с Вашингтоном. Во всяком случае заместитель госсекретаря США по Ближнему Востоку Дэвид Шенкер в интервью газете «Аш-Шарк аль-Аусат» признал, что Франция и США находятся в постоянном контакте по ливанским делам и очень интересуются ходом дел в этой восточносредиземноморской стране. Американский дипломат напомнил, что в августе в одно время с президентом Макроном в Бейруте побывал заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Дэвид Хейл. Сам Шенкер получает регулярные инструкции по Ливану от Майка Помпео.

Остается спросить, чем вызван пристальный интерес французского президента к этой небольшой  ближневосточной стране. Во-первых, Эммануэль Макрон считает себя продолжателем внешнеполитической линии Шарля де Голля и стремится вернуть Франции положение великой державы. В этом смысле он похож на президента США Дональда Трампа с его лозунгом «Сделаем Америку великой вновь». Только в отличие от неуклюжих попыток Трампа Макрон реализует свою политику гораздо более успешно. Возвращение бывшего французского протектората в сферу влияния Парижа полностью укладывается в эту линию.  Тем более, что силы конкурентов на этом поприще поубавились. Саудовская Аравия после попытки взять Саада Харири в заложники три года назад теряет интерес к ливанским делам, а Иран находится в тяжелейшей экономической ситуации, что заставляет его умерить активность. Во-вторых, активизация Франции в Ливане связана с началом противостояния этой европейской державы с Турцией. Напомним, что президент Макрон занял непримиримую позицию по отношению к турецкой экспансии в Ливии и Восточном Средиземноморье. Между тем, Анкара, похоже, не прочь распространить свое влияние и на Ливан. 10 августа, после взрыва в порту Бейрут посетила высокопоставленная турецкая делегация во главе с вице-президентом Турции Фуатом Октаем. Турецкая сторона предложила Ливану экономическую помощь в восстановлении бейрутского порта, а до завершения его реконструкции – использование турецкого порта Мерсин. Еще большую тревогу вызывают инициативы Анкары о предоставлении турецкого гражданства потомкам этнических турок (чем это завершилось в Ливии, мы знаем). Все это, по мнению французских аналитиков, может закончиться тем, что Анкара возьмет на себя функции покровителя суннитской общины Ливана вместо теряющей свои позиции Саудовской Аравии.

52.36MB | MySQL:103 | 0,458sec