О проблемах сотрудничества США и Ирака в нефтегазовом и энергетическом секторах

8 сентября американское издание S&P Global Platts опубликовало статью под названием «Ирак укрепляет энергетические связи США, но предвыборная президентская гонка  может определить нефтяную стратегию»  (Iraq forges US energy ties, but White House race may shape oil strategy), в которой был поднят вопрос того, почему президентские выборы в США в ноябре могут оказать еще большее влияние на будущую нефтяную и энергетическую стратегию Багдада.

Нынешний президент США Дональд Трамп готов поддержать премьер-министра Ирака Мустафу аль-Казыми, ведь последний старается восстановить страну после многолетней войны в условиях расколотого политического ландшафта. Однако, как считает  S&P Global Platts, жесткая позиция Д.Трампа в отношении Ирана поставила под угрозу внутреннюю стабильность Ирака. Это может измениться при победе кандидата от Демократической партии Джо Байдена, который, как считается, более миролюбив по отношению к Тегерану.

19 августа с. г. М.аль-Казыми посетил США с визитом, проведя переговоры, посвящённые проблемам укрепления стабильности и безопасности на Ближнем Востоке, а также развитию экономики арабской республики  Как сообщило Министерство энергетики США, в  рамках визита иракской правительственной делегации в Вашингтон американские энергетические компании заключили с иракскими властями ряд соглашений на общую сумму 8 млрд долларов. В частности, компания Chevron и Министерство нефти Ирака «согласовали рамки для вступления в переговоры по заключению контракта на разведку, разработку и производство нефти в провинции Ди-Кар». Как упоминает издание Al-Arabiya, была заключена сделка между Ираком и американской компанией General Electric на сумму более 1 млрд долларов. Также Ирак и GE Gas Power подписали соглашение на сумму 500 млн долларов для обслуживания электростанций в Ираке и оказания помощи в поддержании более 6000 мегаватт электроэнергии, говорится в заявлении GE[i]. Еще одно соглашение на сумму 727 млн долларов было подписано между Ираком и компанией GE Renewable Energy Grid Solutions «для укрепления иракской передающей сети, повышения стабильности электросетей и их взаимосвязи с электросетью Иордании».  Компания Baker Hughes и Министерство нефти Ирака договорились о дальнейшем сотрудничестве в области использования факельного газа для производства электроэнергии, а также развертывания американских нефтепромысловых служб и оборудования. Между Stellar Energy и Министерство энергетики заключено  инженерное и проектное соглашение, которое поможет продвинуть внедрение технологии охлаждения воздуха на входе турбины на более чем 30 турбинах, что позволит повысить эффективность энергетического сектора на целых 30%. Также Ирак, который стремится к реализации своего давно отложенного в долгий ящик проекта по добыче газа в Ар-Ратави (Ar Ratawi), договорился с американской компанией Honeywell ускорить его разработку[ii].

«Эти сделки ключ к будущему Ирака в области энергетики. Я уверен, что те же компании, которые позволили США стать независимыми в энергетическом плане, будут применять свои знания, чтобы помочь Ираку достичь полного потенциала в энергетическом секторе», заявил министр энергетики США Дэн Бруйетт, слова которого приводятся в пресс-релизе[iii]. М.аль-Казыми  назвал эти сделки «крайне важным шагом к оживлению нефтегазовой промышленности страны, которая обеспечивает основную часть доходов Ирака».  Однако, как пишет S&P Global Platts, некоторые аналитики считают, что эти сделки могут оказаться просто «показухой», поскольку не было указано никаких  конкретных  деталей, сроков или специфики для их осуществления[iv].

 

Для справки:

       Одной из важных тем переговоров был вывод американских войск с иракской территории, размещённых там в рамках коалиционной миссии по борьбе с террористической группировкой  «Исламское государство», (ИГ, — запрещена в России). В Ираке в настоящее находятся приблизительно 5000 солдат и офицеров ВС США, в задачу которых входит проведение антитеррористических операций и обучение иракских сил безопасности. По словам представителя администрации Трампа, говорившего на условиях анонимности, не существует точного графика дальнейшего сокращения американского военного присутствия в Ираке, однако этот вопрос является «частью дискуссии, поскольку идёт оценка потребностей Багдада в сфере безопасности и того, что в связи с этим могут сделать США».

Другим предметом обсуждения является, по словам источника в Белом дома, Иракский Курдистан. Как отметил собеседник «Голоса Америки», это — «критически важный компонент стабильного, суверенного Ирака»[v].

        Известно, что накануне встречи в американо-иракских верхах госсекретарь США Майк Помпео объявил о выделении дополнительной гуманитарной помощи Багдаду в размере 204 млн долларов. Что же касается премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми, то он перед своим визитом в ​​Вашингтон заявил, что его стране по-прежнему нужна помощь США для противодействия угрозе, исходящей от террористической группировки ИГ. В беседе с агентством Associated Press (АР) глава иракского правительства также указал, что его кабинет привержен проведению реформ в секторе безопасности. Мустафа аль-Казыми при этом подчеркнул, что Ирак в настоящее время не нуждается в прямой военной поддержке на местах, и что объём и сам характер помощи со стороны США, войска которых продолжают базироваться в арабской республике, будут зависеть от «меняющегося характера угроз». По его словам, сотрудничество Багдада и Вашингтона «отражает меняющийся характер угрозы терроризма», включая продолжение обучения и поставки вооружений иракской армии.

От политики самого Ирака во многом зависит, сможет ли он сделать себя привлекательным инвестиционным направлением для США после окончания ноябрьской президентской гонки. «Ключевым фактором будет то, начнет ли Ирак менять свои контрактные условия в какой-то момент в будущем, чтобы сделать их более привлекательными, и видит ли Багдад политическую выгоду в обеспечении американских инвестиций в эту страну», считает Раад Алкадири, старший директор BCG Center for Energy Impact.  Недавний визит Мустафы аль-Казыми в Вашингтон наводит на мысль, что «правительство Ирака все еще не пришло к единому мнению по этому вопросу. В энергетическом секторе было подписано множество меморандумов о взаимопонимании, но им не хватало содержания; многие из них представляли собой соглашения для переговоров, а не заключения (реальных) сделок».

Ирак является вторым по величине производителем сырой нефти в ОПЕК, его производственная мощность составляет около 5 млн баррелей в сутки. Недавнее соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи ввело квоту в размере 3,80 млн баррелей нефти в сутки для Ирака до конца этого года, и сокращение добычи в сочетании со спадом цен из-за пандемии COVID-19 сильно ударило по бюджету страны. К тому же нестабильная обстановка в области безопасности Ирака представляет собой серьезную проблему, поскольку страна находится под большим влиянием американо-иранского противостояния, который достиг своего пика после того, как в январе США нанесли удар по Багдаду, в результате которого был убит глава элитного иранского подразделения генерал Касем Сулеймани.

До сих пор ExxonMobil является единственной американской нефтяной компанией, которая продолжает свою деятельность в Ираке в качестве оператора гигантского месторождения «Западная Курна-1» (West Qurna 1 field) на юге и партнера норвежской DNO по лицензии Baeshiqa в Иракском Курдистане на севере.  Однако ExxonMobil эвакуировала своих иностранных сотрудников (а точнее, иностранных граждан и иракцев, у которых есть двойное гражданство —  авт.) в мае 2019 года, сославшись на ухудшение ситуации в области безопасности в Ираке на фоне усилившейся напряженности между Ираном и США. Это вызвало гнев тогдашнего министра нефти Ирака Тамера аль-Гадбана. По его словам, «нефтяные компании работали в провинциях, которые являются безопасными и социально стабильными. Временный и добровольный вывод небольшого количества сотрудников ExxonMobil не имеет ничего общего с ситуацией в области безопасности на нефтяных месторождениях на юге Ирака». Т.аль-Гадбан отметил тогда, что «все это связано с политическими причинами, которые, по нашему мнению, обусловлены политической напряженностью в регионе. Эвакуация сотрудников для нас неприемлема, потому что другие международные компании работают на нефтяных месторождениях свободно, безопасно и стабильно»[vi]. Отметим, что эта неожиданная эвакуация состоялся в то время, когда ExxonMobil и PetroChina вели переговоры с иракским правительством о реализации комплексного проекта «Южный Ирак» (the Southern Iraq Integrated Project, сокращенно SIIP) сложного многомиллиардного проекта развития. Об этом 23 августа упомянул нынешний министр нефти Ирака Ихсан Исмаэль, сказав, что Багдад все еще ведет переговоры с ExxonMobil о разработке SIIP, но никаких подробностей не было сообщено. Издание S&P Global Platts отмечает, что компания ExxonMobil  отказалась давать комментарии по теме SIIP, а Chevron не смог предоставить подробную информацию о своей сделке по добыче нефти. В то же время европейские и азиатские компании доминируют в энергетическом секторе, как в Ираке, так и в курдской автономии, и это вряд ли изменится при администрации Байдена или Трампа, считают аналитики. «В отсутствие американских инвестиций Ирак будет искать в другом месте, в том числе в Китае», — сказал Пол Шелдон, главный геополитический советник S&P Global Platts Analytics. «История нефтяных рынков показывает, что компании часто готовы мириться с политическими рисками, чтобы получить доступ к дешевым запасам углеводородов, таким, как иракские, но здесь все зависит от того, достаточно ли привлекательными будут условия этого инвестирования».

Победа Джо Байдена на выборах может  дать Ираку некоторую передышку в отношении санкций США, которые нависли над его существенным импортом энергоносителей из Ирана. Д.Трамп оказал сильное давление на Ирак, чтобы уменьшить его зависимость от иранского газа и поставок электроэнергии, запустив серию краткосрочных санкций против Багдада, которые, как неоднократно предупреждал Белый дом, могут закончиться. Его последний отказ на 120 дней от санкций за импорт иранской электроэнергии истекает в сентябре с. г., в то время как Ирак все еще сталкивается со значительными гражданскими беспорядками из-за веерных отключений электричества из-за своей слабой инфраструктуры. Вице-премьер Ирака Али Алауи заявил, что его страна, возможно, не сможет начать снижать импорт иранских энергоносителей до следующего года. «Администрация Трампа недальновидна, рассматривая Ирак через призму американо-иранской политики», — сказал Раад Алкадири, старший директор BCG Center for Energy Impact. «Администрация Байдена, вероятно, будет рассматривать Ирак гораздо больше в своем собственном контексте, что может сделать отказ спорным моментом, особенно если политика США в отношении Ирана заметно отклонится от кампании максимального давления».

[i] https://english.alarabiya.net/en/News/middle-east/2020/08/20/Iraq-US-companies-sign-deals-worth-more-than-8-billion-ahead-of-Kadhimi-Trump-meet

[ii] https://www.energy.gov/articles/secretary-brouillette-participates-official-visit-iraqi-delegation

[iii] https://www.energy.gov/articles/secretary-brouillette-participates-official-visit-iraqi-delegation

[iv] https://www.spglobal.com/platts/en/market-insights/latest-news/natural-gas/090820-iraq-forges-us-energy-ties-but-white-house-race-may-shape-oil-strategy

[v] https://eadaily.com/ru/news/2020/08/20/irakskiy-premer-obsuzhdaet-s-trampom-vyvod-amerikanskih-voysk

[vi] https://www.interfax.ru/business/661678

50.89MB | MySQL:91 | 0,870sec