О значении для Германии призывов США усилить санкционное давление на Иран

Госсекретарь США М.Помпео в начале текущей недели разместил в твиттере обращение к Евротройке (Великобритании, Франции и ФРГ), содержащее призыв «осознать реальность того, что ядерная сделка – это история», а также «присоединиться к нам (США — авт.) во введении жестких санкций». Отдельно представитель американской администрации подчеркнул, что путь к прогрессу на иранском треке кроется в «давлении и всеобъемлющих переговорах». Это заявление стало еще одним звеном в цепочке мер, предпринимаемых Вашингтоном с целью побуждения ключевых европейских игроков действовать против Тегерана в рамках стратегии Соединенных Штатов. Ранее в прошлом месяце М.Помпео совершил тур по европейским государствам, куда вошли Польша, Словения, Чехия и Австрия. Причем выбор последней, в том числе определялся тем, что в Вене расположена штаб-квартира МАГАТЭ, соответственно, это повышает значение Австрии в контексте политики США по оказанию на Иран максимального давления.

Впрочем, Евротройка, на позицию которой пытается воздействовать администрация Д.Трампа, далеко не доверчива в том, что касается иранской угрозы. Еще в июне под воздействием глав внешнеполитических ведомств Великобритании, Франции и ФРГ МАГАТЭ, теперь заявляющие о превышении Ираном запасов обогащенного урана, предусмотренных в соответствии с «ядерной сделкой», приняло резолюцию, в которой требует обеспечить доступ на объекты, предположительно связанные с ядерной программой, но некорректно оформленные для сокрытия истинного назначения. В конце августа Берлин с первым зарубежным визитом в должности главы МИД Израиля посетил Г.Ашкенази. На встрече с ближневосточным контрпартнером Х.Маас признался: «Мы не наивны в отношении Ирана, и мы знаем, что Иран играет опасную роль в регионе». Таким образом, речь идет не о расхождении позиций США и ФРГ по отношению к ядерной угрозе Исламской Республики, а в несогласии по поводу образа действий. Так, в ходе упомянутых переговоров с Г.Ашкенази глава германского внешнеполитического ведомства отметил, что, по мнению Берлина, не он должен менять свою позицию, а Тегерану необходимо трансформировать свои действия.

Пока очевидно, что эта тактика не работает. Помимо того, что Иран постоянно угрожает как европейским участникам сделки, так и МАГАТЭ т.н. «ответными мерами», после взрыва на ядерном объекте в Натанзе Организации по атомной энергии Ирана завила о планах построить новый завод по производству центрифуг. Он явно будет ориентирован на то, чтобы не просто заменить собой пострадавший цех в Натанзе, но, по словам главы ОАЭИ Али Акбара Салехи, будет «более современным и крупным предприятием по производству более быстрых и совершенных центрифуг». Напомним, считалось, что центрифуги с упомянутого завода в Натанзе использовались для обогащения урана в оружейных целях. Цитаты Салехи открыто приводятся в немецких СМИ.

Наконец, еще один важный компонент, от комментариев в отношении которого воздерживается федеральное правительство, но обращают внимание обозреватели – ситуация с правами человека. Согласно опубликованному в начале сентября отчету Amnesty International, к нарушениям, среди которых пытки, отказ в медицинской помощи, задержание по необоснованным обвинениям, смертные казни на основании признаний, полученных под давлением, причастны полиция, разведка, силы безопасности, т.е. напрямую существующий режим. При этом, как отмечает американский политолог иранского происхождения М.Рафизаде, своим бездействием ЕС и ООН этому фактически потакают, тем самым дискредитируя себя.

В контексте рассматриваемой проблемы важно обратить внимание на то, что США также пристально следят за ситуацией с правами человека. В частности, в том же твиттере М.Помпео написал в среду о казнях бахаи «за то, что они исповедовали другую веру». Это и многие другие факты нарушений дают США в отношениях с европейскими игроками по ядерной программе ИРИ два важных козыря. Во-первых, Европа, спонсируя ООН, вкладывает деньги в чиновничий аппарат, который занимается преимущественно осуждением Израиля, умалчивая о преступлениях в ИРИ. Во-вторых, восстановление санкций – это лишение в первую очередь режима финансовых ресурсов, которые тратятся на поддержку проиранских прокси и центрифуги, а его крах приведет не только к корректировке курса в ядерной отрасли, но и в отношении прав и свобод населения.

Таким образом, иранский трек еще одна область, в которой ключевые европейские страны старательно пытаются доказать США свою самостоятельность, пусть и очень дорогой ценой. Особенно примечательно, что, как минимум в Берлине, судя из приведенных комментариев, ее прекрасно понимают. При этом у европейских игроков в целом и Германии в частности есть способ воздействовать на Иран, формально напрямую не связанный с оберегаемой ими «ядерной сделкой». Кроется он в решении проблемы многочисленных нарушений прав человека. Причем для ФРГ активность на данном направлении стала бы как способом подтверждения особых отношений с Израилем на фоне его ежегодного ритуального порицания в ООН, так и вкладом в улучшение имиджа Организации Объединенных Наций, о реформе которой государство по-прежнему мечтает.

Пока ФРГ, равно как и Франция, не предпринимают заметных действий, растет интерес США к их пусть и менее влиятельным соседям. В их числе можно назвать, к примеру, Австрию. Страна важна не только в упомянутом выше контексте МАГАТЭ, но и при решении ряда других острых вопросов. Так, она воспринимается как игрок, способный проводить общий курс с восточноевропейскими государствами, что напрямую представляет риск для выработки общей линии ЕС. Немаловажно и то, что все активнее проявляет себя американский посол в Вене Т.Трайна, который чаще стал обращаться к общеевропейской проблематике.

52.14MB | MySQL:103 | 0,470sec