О роли США в затягивании политического кризиса в Ливане

Бывший премьер-министр Ливана и лидер оппозиционного движения «Аль-Мустакбаль» Саад Харири считает неприемлемыми притязания шиитских партий на пост министра финансов, что затрудняет процесс формирования нового правительства. Об этом он написал 16 сентября в своем Твиттере.
«Утверждения о том, что пост главы финансового ведомства якобы закреплен за шиитской общиной, абсолютно неверны, — указал Харири. — Ни одна община не обладает исключительным правом на тот или иной министерский пост».
Экс-премьер, который возглавляет депутатский блок суннитов в парламенте, предупредил, что «нарушение принципа ротации министерских постов может лишить ливанцев последнего шанса спасти свою страну». Он дал понять, что имеет в виду дорожную карту по выходу из кризиса, которую выдвинул 1 сентября президент Франции Эммануэль Макрон во время визита в Бейрут.
Ранее стало известно, что французский лидер предоставил политическим лидерам Ливана отсрочку на 48 часов для дополнительных консультаций с целью формирования кабинета, который «возьмется за существенные реформы и вернет доверие к Бейруту международных финансовых кругов».
15 сентября шиитские фракции «Амаль» и «Хизбалла» по сути предъявили ультиматум премьер-министру Мустафе Адибу, которому поручено сформировать новый кабинет. Они заявили, что будут бойкотировать его правительство, если пост министра финансов не будет сохранен за шиитами. Кроме того, «Амаль» и «Хизбалла» потребовали, чтобы с ними согласовывались все кандидатуры на министерские посты. Демарш шиитов последовал за объявленными 8 сентября Минфином США санкциями в отношении экс-министра финансов республики Али Хасана Халиля. Бывшего шиитского чиновника, который с 2014 года возглавлял финансовое ведомство, обвинили в Вашингтоне в том, что он «оказывал материальную поддержку «Хизбалле» и участвовал в коррупционных схемах». По сведениям портала «Лебанон-24», в среду шиитские фракции отвергли предложенный им компромиссный вариант и отказались от поста главы МВД в обмен на пост министра финансов. Такая позиция, как считает депутат блока «Сильный Ливан» Симон Аби Рамия, серьезно осложнила процесс формирования правительства. «Ближайшие 24 часа станут решающими для Ливана: или разум возобладает, и Мустафа Адиб сумеет создать кабинет из независимых экспертов, или он сложит с себя полномочия», — указал депутат.
В этой связи следует подчеркнуть, что в нынешнем очередном витке правительственного кризиса в Ливане во многом негативную роль играет Вашингтон. Как полагают американские эксперты, новые санкции США против «Хизбаллы» рискуют продлить экономический и политический кризис в Ливане, подрывая усилия Франции по посредничеству в проведении ливанских внутриполитических и экономических реформ, которые однозначно реальны только при условии поддержки поддерживаемой Ираном «Хизбаллы». 8 сентября Соединенные Штаты ввели санкции против двух ливанских политиков за участие в коррупции и оказании «материальной поддержки» «Хизбалле». В этой связи надо подчеркнуть новый важный аспект санкционных действий США против этой партии, которая долгое время была главной целью усилий Вашингтона в рамках политики противодействия иранским доверенным лицам и союзникам на всем Ближнем Востоке. Это первый случай, когда Соединенные Штаты нацелились на лиц, имеющих связи второго порядка с «Хизбаллой», расширив сферу своих санкций таким образом, чтобы они затронули более широкий круг ливанских политиков во всех основных фракциях. Расширяющаяся сеть подпадающих таким образом под санкции членов политической и бизнес-элиты Ливана также создаст регулятивные барьеры, которые, вероятно, еще больше напугают инвесторов и международные институты, включая Международный валютный фонд. С 2017 года Вашингтон ввел санкции против более чем 90 организаций в Ливане, имеющих связи с этой «Хизбаллой». Однако все эти организации имели прямые связи с ней, что помогло ограничить негативное санкционное воздействие на рядовых ливанских граждан. Попавшие под санкции два ливанских политика не имеют прямой связи с «Хизбаллой», что было ранее обязательным условием для введения санкций США, и вместо этого были обвинены Министерством финансов США в использовании своих позиций, чтобы помочь «Хизбалле» сохранить свое влияние и позиции в органах исполнительной власти страны.
Сам факт, мотивировка и сроки введения санкций США во время политического перехода и жесткого экономического кризиса Ливана, что усугубилось дополнительно еще и катастрофой в порту Бейрута, свидетельствует о том, что Вашингтон маневрирует, чтобы максимально дистанцировать связанных с «Хизбаллой» чиновников от ключевых руководящих ролей в новом правительстве. Однако минимизировать влияние «Хизбаллы» при формировании ливанского правительства будет непросто, поскольку назначение на пост премьер-министра Хасана Диаба в январе продемонстрировало способность «Хизбаллы» формировать новые ливанские кабинеты министров без включения в них своих сектантских противников. Если новые выборы не сократят нынешний уровень электоральной поддержки «Хизбаллы», что практически нереально, то надо констатировать, что в настоящее время в Ливане нет других политических групп, достаточно сильных, чтобы исключить кандидатов «Хизбаллы» или «Амаль», одного из ее главных союзников, из состава будущего правительства.
Франция и другие страны ЕС при этом признают, что подход и цель Вашингтона нереалистичны, учитывая сильные позиции «Хизбаллы» в Ливане. Отсутствие единого внешнего давления со стороны западных партнеров ставит перед ливанским правительством противоречивые цели, а также облегчает Бейруту маневрирование в рамках предлагаемых жестких структурных реформ и затягивание сроков их проведения — тем самым продлевая текущий финансовый кризис страны, а также сроки формирования нового правительства. Разность позиций Вашингтона и Брюсселя по ливанскому досье демонстрирует и факты приложения усилий американской и европейской дипломатии на ливанском направлении. Посол США в Ливане и его сотрудники в последние недели встречались с лидерами гражданского общества и протестов, избегая при этом встреч с любыми действующими ливанскими политиками. С другой стороны, лидеры ЕС из таких стран, как Франция и Италия, встречались не только с лидерами гражданского общества, но и с политиками, включая даже тех, кто связан с «Хизбаллой», в их попытке сформировать новое, более реформистское правительство, используя устоявшиеся уже существующие фракции и политические группировки.

52.14MB | MySQL:103 | 0,462sec