О политической ситуации в Судане на фоне экономического кризиса

Правительство Судана объявило 10 сентября в стране «чрезвычайное экономическое положение» в попытке сдержать головокружительное падение курса суданского фунта и беспрецедентную инфляцию в стране. На пресс-конференции, в которой приняли участие министры информации и юстиции, а также старшие должностные лица сил безопасности, полиции и Сил быстрого реагирования, министр финансов Хиба Мухаммед Али объявила «чрезвычайное экономическое положение и создание чрезвычайных судов». «Мы подтверждаем, что стремительный рост курса доллара не был обусловлен изменениями в структуре экономики. Скорее всего, правительство приняло меры для радикального решения проблемы торговли золотом и сокращения контрабанды. Но доллар продолжал расти». Министр отметила, что органы национальной безопасности говорят «о диверсионной операции с использованием фальшивых валют и спекуляции золотом». Она также подчеркнула, что меры безопасности не могут быть единственным решением, указав на другие экономические решения. «Но мы решили принять дополнительные меры безопасности, чтобы обеспечить его успех», — подчеркнула она. Суданский фунт упал до рекордно низкого уровня на черном рынке. Доллар продавался более чем за 260 суданских фунтов, что подтолкнуло некоторых трейдеров уже заявить, что они перестанут использовать национальную валюту в своих сделках. Премьер-министр Судана недавно заявил, что есть люди, которые покупают золото по цене выше мировой рыночной цены, чтобы намеренно сдвинуть обменный курс. Глава Центрального банка объявил о ряде мер по ограничению использования доходов от золота, нефти и других сельскохозяйственных продуктов для импорта товаров первой необходимости и медикаментов. Фейсал Мухаммед Салех, представитель правительства, указал на «систематический саботаж» и «объявленную войну»  сторонников прежнего режима в продолжение их войны «против суданской революции». Со своей стороны, министр юстиции Наср ад-Дин Абдель Бари объявил о ряде законодательных мер, ужесточающих наказание для торговцев твердой валютой на черном рынке и контрабандистов золота и других товаров. Это момент поиска «внутреннего врага» наталкивает на мысли о начале серьезной предвыборной борьбы, о чем мы поговорим ниже.
Но сначала об экономике. В этой связи эксперты отмечают, что предстоящая перестановка в кабинете министров, намеченная на следующий месяц, вряд ли сильно повлияет на преодоление нынешних экономических трудностей Судана. Несмотря на подписание двух мирных соглашений, положивших конец 17-летнему конфликту в Дарфуре и Южном Кордофане, которое теоретически должно привести к перераспределению и снижению оборонных расходов страны, общая перспектива выхода из затяжного политического и экономического кризиса остается едва заметной. Следующие несколько месяцев будут иметь решающее значение для премьер-министра страны, который, несмотря на оптимистичное начало своего пребывания на этом посту, не сумел разобраться в основных проблемах Судана и столкнулся с растущим чувством разочарования населения, вызванным ростом цен, нехваткой основных лекарств и падением курса суданского фунта по отношению к другим твердым валютам. План создания правительства технократов провалился, и в июле главные министры подали в отставку. В некоторых отношениях богатый опыт, накопленный некоторыми министрами, такими как бывший глава финансового ведомства Ибрагим аль-Бадави – опытный экономист, оказался недостаточным в условиях, когда ожидания были слишком высоки, а человеческий потенциал исполнителей при условии острой нехватки ресурсов, оставался на прежнем уровне. Внешнеполитические отношения в форме поощрения инвестиций и построения устойчивых международных связей по-прежнему представляются наиболее важными средствами для изменения состояния дел. Однако Судан втянут сейчас в геополитическую стратегическую битву, где арабо-израильские отношения в преддверии выборов в США имеют приоритетное значение. Визит госсекретаря США Майка Помпео ничего не изменил по сути. Во-первых, Хартум отказался на деле последовать примеру ОАЭ и Бахрейна и нормализовать отношения с Израилем. Судан надеялся, что этот визит будет посвящен теме снятия санкций, но Помпео стремился решить свои ближневосточные проблемы и добавить Судан в список стран, которые заключат мир с Израилем. Ряд источников в этой связи указывает на то, что Помпео предложил Судану 500 млн долларов и обещание исключить страну из списка государств, спонсирующих терроризм, в обмен на нормализацию отношений с Израилем. Хартум потребовал 10 млрд долларов, но после отказа Помпео выдвинул тезис о том, что «у нынешнего переходного правительства Судана нет мандата для принятия таких серьезных решений». Во-вторых, тема снятия со страны эмбарго Вашингтона «за поддержку терроризма», судя по всему, откладывается до новых президентских выборов в США. К тому же шансы Судана решить основные нерешенные проблемы из-за «спонсорства терроризма» в этом году уменьшаются из-за возражений двух ведущих сенаторов-демократов, сообщает газета The Wall Street Journal (WSJ). WSJ подтвердила, что помимо сенатора Роберта Менендеса из Нью-Джерси, лидер сенатского меньшинства Чак Шумер из Нью-Йорка также выступает против соглашения об урегулировании между Суданом и семьями погибших при двух взрывах посольств США в Кении и Танзании в 1998 году. Менендес, высокопоставленный демократ в сенатском комитете по международным отношениям, на прошлой неделе выступил с заявлением, в котором говорилось, что жертвы терактов 11 сентября отодвигаются на второй план в сделке. «Госдепартамент оказывает давление на Конгресс, чтобы принять закон, который аннулировал бы судебные иски 9/11 против Судана, хотя президент Трамп и его администрация ничего не сделали для разрешения этих претензий», — сказал он. Шумер, похоже, больше обеспокоен жертвами 11 сентября, которые хотят выдвинуть иски против Судана, несмотря на то, что те не получили соответствующего решения американского суда. Теоретически администрация Трампа все еще может приступить к процессу исключению Судана из списка государств, спонсирующих терроризм, даже если Конгресс не примет мер по законопроекту, направленному на обеспечение юридической защиты Судана от индивидуальных претензий, связанных с террористическими атаками. Исключение Судана из списка требует только уведомления президента США в адрес  Конгресса, который может заблокировать его через защищенное от вето большинство. Тем не менее, сенатор-демократ Крис Кунс все еще пытается найти компромисс для принятия соглашения об урегулировании в Конгрессе. План Кунса не добавляет жертв 9/11 к соглашению о взрыве посольства в Найроби, но позволит им подать в суд на Судан в соответствии с тем же законодательством, которое они используют, чтобы подать в суд на Саудовскую Аравию за якобы поддержку нападений 11 сентября. Он также предусматривает продление на период до 2030 года федеральную программу «Фонд жертв терроризма, спонсируемый государством США», которая предусматривает выплату компенсаций им и другим жертвам терроризма. Но Вашингтон не пойдет на это накануне выборов в условиях отказа Хартума присоединиться к примирившимся с Израилем арабским странам.
На фоне всех этих событий премьер-министр Судана А.Хамдок еще и умудрился спровоцировать межплеменные столкновения на востоке страны. Имеется ввиду непопулярное решение переходного правительства поддержать гражданского губернатора одной из провинций — человека с корнями из-за пределов Судана. Это назначение привело к недельным столкновениям между племенами беджа и бани арммар, приведшим к гибели по меньшей мере трех человек и ранению еще десятков. Правительство было вынуждено сделать неловкий разворот, срочно заменив назначенного губернатора Салеха Аммара другим кандидатом. Этот инцидент, как полагают местные эксперты, по-видимому, является симптомом того, что Судан ожидает дальнейший распад традиционной племенной структуры суданского общества, поскольку сообщения о массовом насилии также приходят из Дарфура в Кассале и из Порт-Судана. Ветеран суданской политики Садик аль-Махди из Национальной партии Умма на прошлой неделе заявил, что у Судана есть три варианта развития событий: хаос, военный переворот или досрочные выборы. Самым сильным вариантом, по-видимому, является выбор между хаосом и досрочными выборами, поскольку, несмотря на нынешние политические и экономические условия, в Судане у политических элит нет никакого желания совершать еще один военный переворот. К тому же подоспело сезонное наводнение. Трехмесячное чрезвычайное положение из-за наводнения, которое разрушило 100 000 домов, затронуло полмиллиона человек и унесло жизни более 100 человек. Это событие еще больше увеличило давление на экономику, поскольку пострадала инфраструктура страны, а именно дороги, мосты и электричество. К этим трудностям добавляются проблемы, связанные с закрытием ряда клиник для резервирования коек для больных коронавирусом.
Поскольку трехлетний переходный период должен завершиться выборами в 2022 году, все эти события плюс кризис нынешнего кабинета министров создает серьезные трудности для любого будущего избранного правительства. Раскол в рядах движения «За свободу и перемены», когда Коммунистическая партия предпочитает оставаться вне правительства по тактическим, а не по идеологическим причинам, означает, что исламские оппозиционные партии получили новый стимул для мобилизации всех страт оппозиции правительству. Некоторые из ее лидеров находятся в тюрьме. Некоторые из них высланы за границу. На этом фоне Национальная партия Умма и Партия народного конгресса (ПНК), рассматривают возможность создания альянса. Это не осталось незамеченным военными.  Абдель Фаттах аль-Бурхан глава Суверенного совета встретился с «Национальной программной группой» Альянса традиционных партий, которые работали с бывшим режимом. Во время встречи с аль-Бурханом 6 сентября «Национальная программная группа» (НПГ) представила проект, призывающий к согласованным национальным усилиям по противодействию серьезным вызовам, с которыми сталкивается Судан внутренне, внешне и экономически. В состав НПГ входят Альянс возрождения Судана во главе с Тиджани ас-Сисси, бывшим главой переходной администрации Дарфура, Партия народного конгресса, фракция Юнионистско-демократической  партии Ахмеда Билала, Партия справедливости во главе с Баширом Ару и другие. Башир Ару рассказал, что после подписания мирного соглашения с сепаратистами в Южном Кардофане и Голубом Ниле его партия провела ряд встреч с политическими силами и встретилась с главами Национальной партии Умма Садиком аль-Махди, ЮДП Джала Алажари, а также силами насеристов и Баас. Кроме того, ведутся переговоры о встрече с Коммунистической партией. Он подчеркнул, что они не исключают альянса с какими-либо силами или своего участия в их усилиях по достижению самого большого временного консенсуса для успеха переходного процесса. Башир Ару также подчеркнул, что они не намерены участвовать в работе исполнительного органа, а скорее стремятся к формированию национального правительства, включающего вооруженные группы для обеспечения осуществления мирного соглашения. Он, по-видимому, намекал на бывших повстанцев, подписавших Дохийское мирное соглашение, поскольку НПГ включает в себя несколько дарфурских группировок, которые были частью прежнего режима в соответствии с подписанными мирными соглашениями. Кроме того, он решительно опроверг слухи о том, что они стремятся  вступить в сговор с военными для свержения правительства. Таким образом, суданские военные стараются нащупать новых союзников в рамках создания альянсов накануне предстоящих выборов. При этом упор делается на старые партии, которые работали с прежним режимом, а не с новыми «демократическими силами». Такие же консультации идут и с исламистами, несмотря на частичные опровержения со стороны последних.

62.39MB | MySQL:101 | 0,481sec