О заявлениях министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. Часть 4

24 сентября 2020 г. состоится Саммит ЕС, на котором, в том числе, будет обсуждаться европейская позиция в отношении конфликта в Восточном Средиземноморье между Турцией и Грецией.

Этот Саммит должен официально зафиксировать европейскую позицию по отношению к одному из важнейших международных кризисов, который, буквально, балансирует на грани.

Соответственно, сейчас можно наблюдать серьезную подготовку стран – непосредственных участниц средиземноморского противостояния, Турции / ТРСК и Греции / Республики Кипр, а также вовлеченных сторон, к этому мероприятию с целью решить в ходе Саммита ЕС свои задачи – ввести сдерживающие санкции против Турции или, напротив, этого избежать. Идет большая и комплексная игра с использованием всех имеющихся у сторон доступных методов и средств.

Турция обратилась к тому инструменту, который, в последнее время, обретает популярность в колоде инструментов продвижения мягкой силы за рубежом. Речь идет о публикации турецким руководством своих статей в СМИ тех стран, чью публику они пытаются достичь. Таким образом, «убивается два зайца одновременно».

Во-первых, Турция напрямую работает с зарубежной аудиторией.

Все ж таки международный канал турецкого вещания TRT World и главное англоязычное издание страны Daily Sabah таких задач перед собой не ставят. Ведь изначально понятно, что это – чисто турецкие медийные продукты и отношение за рубежом к ним изначально такое – как к инструментам зарубежной турецкой пропаганды. Как, к примеру, к CNN, BBC, Russia Today и Al-Jazeera, если говорить о других странах.

Хотя турки и не жалеют денег на то, чтобы раскрутить TRT World до уровня последних и можно сказать, что за последние годы им серьезно в этом направлении удалось продвинуться. На TRT World работает весьма качественный корпус обозревателей и журналистов, они имеют разветвленную сеть своих аккредитованных бюро по всему миру и, самое главное, пользуются щедрым государственным финансированием.

Но, вот когда турецкие руководители пишут для местных СМИ в зарубежных странах – это, если так можно выразиться, заход «изнутри».

Поскольку местные СМИ для местной же публики – они свои. Даже если они просто публикуют статьи зарубежных деятелей as it is, выражающих альтернативные точки зрения, этих деятелей, с большей вероятностью, по крайней мере, выслушают. А не переключатся на «другой канал», в случае, если на мнение этого деятеля натыкаешься где-нибудь на канале TRT World. Аудитория местных СМИ уже изначально «теплая» для того, чтобы с ней можно было бы разговаривать.

Что, особенно критично, когда высказываться тебе приходиться по проблемной повестке дня – допустим, писать в США или в Германии о проблемах двусторонних отношений с Турцией, зачастую говоря о тех «несправедливостях», которые происходят в отношении Турции на нынешнем Западе. Хотя, разумеется, такие статьи должны быть выдержаны в лучших традициях дипломатических «нот», когда следует очень аккуратно выбирать выражения и находить то, что местную публику «зацепит», какой-то общий цивилизационный, смысловой или исторический аспект, сближающий взаимные позиции.

Нащупав к настоящему времени такой канал связи с зарубежной аудиторией, Турция начинает им точечно и адресно пользоваться. Тут, что называется, главное не переборщить и не стрелять «из пушки по воробьям». Такие фундаментальные статьи – это «тяжелая артиллерия» и она годится для, как раз, таких случаев, как нынешнее турецко-греческое противостояние. По вопросам меньшего масштаба первым лицам на зарубежную публику высказываться большого смысла не имеет.

Ну и, во-вторых, Турция, тем самым, демонстрирует на практике реализацию своего тезиса о том, что она до последнего момента, при любом развитии ситуации предпочитает диалог и пытается «усидеть» за столом переговоров. Этот тезис сквозит буквально в каждом выступлении турецкого руководства – о том, что страна готова к самым решительным действиям по защите своей «Голубой Родины», однако, будет находиться за столом переговоров до последнего момента и утраты последнего шанса, что договориться возможно. Этот тезис – важная часть современной турецкой пропаганды.

Применительно же к нашему случаю, после публикации за рубежом, турки всегда могут сказать, что они громко доносят свою позицию не только до руководства тех или иных стран, но и до международной общественности с использованием всех доступных инструментов, включая и работу с зарубежной публикой изнутри.

Так что, имея на руках газетные полосы, нельзя будет обвинить её в «односторонних действиях», которые не сопровождаются публичными разъяснениями своей позиции. Можно сказать, что получаются, своего рода, «общественные слушания» за рубежом.

В качестве яркого примера этого подхода является публикация 15 сентября с.г. в греческой ежедневной газете «Катемирини» статьи авторства министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу под заголовком «Наше предпочтение в Восточном Средиземноморье — дипломатия без предварительных условий».

Продолжаем анализ этой публикации. Напомним, что в предыдущем материале (ссылка на Часть 3 статьи на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=73060) мы остановились на том, что Турция объявила Францию в неоколониализме и, поприветствовав посреднические усилия Германии и НАТО, предложила Греции прямые переговоры «по-соседски» безо всякого международного посредничества и вмешательства.

На самом деле, как мы отметили, этот призыв обречен не быть услышанным со стороны Греции и Кипра просто потому, что международная поддержка не просто уравнивает шансы Греции и Турции в возможном противостоянии, она дает грекам завидную фору, противопоставить которой Турции пока нечего. В противостоянии «один на один», если проанализировать весь комплекс параметров развития двух стран и не только их военную мощь, следует отметить немалое преимущество Турции по сравнению с Грецией.

Так что, такое предложение от турок звучит, выразимся мягко, не без определенного лукавства. Поскольку Греции, за счет своего членства в ЕС и многолетней дипломатической работы, в полном смысле этого слова, удалось изолировать Турцию и не дать ей, во всяком случае пока, легитимировать свои претензии в Восточном Средиземноморье. Отказаться от своих международных наработок и выйти «один на один» на переговоры с Турцией – означает выбросить в «мусорную корзину» все предыдущие наработки.

Ну и, кроме того, появление международных игроков в этом споре является абсолютно логичным с учетом того, какие стратегические интересы оказались там переплетены. Тут и глобальный топливно-энергетический комплекс, и крупные энергетические проекты, и меняющийся политический ландшафт региона, и появление новых игроков и новых центров силы. Разумеется, подспудно, есть ещё и фактор России, обозначившей свое присутствие участием во внутреннем конфликте в Сирии. Нередко можно слышать такое небеспочвенное утверждение, что когда Запад, допустим, Франция наращивает свои базы на Кипре, а США снимает свое оружейное эмбарго на поставки на греческую часть острова, это преследует своей целью сдерживать Россию, которая возвращается в регион. И Турция, в этом смысле, является далеко не единственной целью этих маневров.

Хотя, разумеется, Турция считает, что, в первую очередь, речь идет именно о её сдерживании от возросших амбиций после того, как она заявила о своих правах в Восточном Средиземноморье и, в целом, о несправедливости Лозаннского соглашения.

Но вот как министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу излагает цели его страны грекам в Восточном Средиземноморье. Цитируем:

«Наши основные цели в Восточном Средиземноморье — ясны:

— справедливое и равноправное определение морских границ;

— защита прав на наш континентальный шельф от максималистских и чрезмерных притязаний на морские границы (здесь не написано, но греческой публике совершенно очевидно, что речь идет о «максималистских и чрезмерных притязаниях» именно с их, греческой стороны – В.К.);

— защита равных прав турок-киприотов на прибрежные ресурсы острова посредством создания механизма справедливого распределения доходов;

— создание подлинных, инклюзивных, справедливых и равноправных механизмов оффшорного сотрудничества в области энергетики с участием всех сторон, включая киприотов-турок (предложения по этому поводу все еще находятся на рассмотрении) в Восточном Средиземноморье».

И далее:

«Ряд максималистских требований не может быть навязан Турции через ЕС, который не имеет полномочий в отношении делимитации морских границ. Вы не сможете перекрыть доступ Турции к открытому морю и к ее собственным морским зонам, потребовав 40 тысяч квадратных километров континентального шельфа для крошечного острова, таких как Мейс или Кастелоризо, которые находятся всего в 2 км от Турции и в 580 км от материковой части Греции. Ни закон, ни логика, ни элементарное чувство справедливости не позволят привести противоположный аргумент».

Цитируем далее:

«Более того, попытки отрезать такую страну, как Турция — с самой длинной соответствующей береговой линией в регионе, растущим населением, производственными мощностями и с растущим спросом на энергию – от её собственных богатств, также нереалистичны. Как мы уже несколько раз говорили — этого не произойдет.

Поэтому Турция, естественно, будет тверда в том, чтобы не допустить попыток нанести вред ее жизненным интересам. Мы поддерживаем военно-морское присутствие в регионе не для наступательных целей, а для самообороны от вмешательства в наши сейсмические исследования на нашем собственном континентальном шельфе (что, кстати, было объявлено в соответствии с международным правом еще 16 лет назад!)».

Итак, здесь мы видим главный тезис Турции о том, что острова и материк не могут уравниваться в своих правах при определении границ исключительных экономических зон. С учетом того, что счет островов, лежащих в прямой видимости берега Турции, но, при этом, принадлежащих Греции, идет на сотни, это составляет большую проблему. Как мы не раз писали на страницах ИБВ, турки рассматривают текущее положение дел, как: а) несправедливое, б) несущее угрозу её национальной безопасности. И с этим положением дел, страна, очевидно, мириться не собирается. О чем, собственно и говорит отсылка к военно-морскому присутствию Турции в районах ведения ею геологоразведочных работ.

И завершается статья Мевлюта Чавушоглу в греческом издании следующими высказываниями:

«Диалог и переговоры, действительно, являются в международном праве первым и главным средством решения проблем морских границ. Таким образом, мы ожидаем, что Греция возобновит все каналы диалога с Турцией без каких-либо предварительных условий. Предварительные условия порождают контр-предварительные условия (поверьте мне, мы могли бы придумать немало своих собственных), и поэтому это – не лучший способ вести переговоры между двумя соседями.

Каждый кризис может создать возможность, и мы должны воспользоваться ею, чтобы двигаться вперед мирным путем. Очевидно, что любой переговорный процесс должен включать компромисс. Альтернатива — замести проблемы под ковер и надеяться, что они исчезнут или кто-то другой решит их за вас. Однако со временем проблемы становятся все сложнее, не говоря уже о том, чтобы исчезнуть сами по себе. Нам нужно сильное, эффективное и рациональное руководство, чтобы передать мир и безопасность будущим поколениям. Это – то, что на турецкой стороне. То, что мы делаем сегодня, определит не только сегодня, но и завтра, и вы слишком хорошо знаете, что Турция может пойти любым путем, который выберет Греция. На самом деле, выбор — ни за Турцией, ни за Францией, ни за кем-либо еще в этом отношении, а за уважаемыми лидерами и народом Греции».

Итак, как мы можем видеть, главное послание в статье министра иностранных дел М.Чавушоглу заключается в необходимости начала прямых переговоров между Турцией и Грецией. Причем, без вовлеченности международных посредников и без предварительных условий. При этом, заметим, что, хотя переговорная позиция Турции прямо не обозначается и ни слова не говорится, допустим, про пресловутую «Севильскую карту» (которую мы не раз приводили на страницах сайта ИБВ и комментировали её с позиции турецких экспертов – В.К.) и про альтернативную турецкую карту, тем не менее, в статье говорится опять про проблему «остров vs материк». Это – главное фундаментальное различие между Турцией и Грецией, из которого вытекает все прочее.

Какова же позиция и реакция греческой стороны? – Заметим, что греческое издание дало возможность не только высказаться турецкому министру иностранных дел, но и его греческому коллеге Никосу Дендиасу. Он также написал свою статью, которая вышла в тот же самый день под заголовком «Мы пойдем по пути международной легитимности».

Обратимся к доводам и контрдоводам греческой стороны в отношении развернувшегося конфликта.

«Мир и безопасность для будущих поколений, добросовестность и диалог являются и должны быть общей целью двух соседей. Особенно в случае таких соседей, как Греция и Турция, у которых тяжелое историческое прошлое и тяжелое настоящее в их двусторонних отношениях. В случае с Турцией, требуется дорога, которая приведет нас туда. Это — трудный путь, но мы должны быть уверены, что пойдем по нему.

Греция — современная европейская страна, которая последовательно решает любые споры с соседними странами мирными средствами, путем диалога и консультаций. Она отдает себе отчет в том, что взаимные обвинения – это простое решение. В то же время, такие фразы, как взаимное уважение, мирные способы разрешения споров, добросовестность и диалог, приятны и просты. Кто может с ними поспорить?».

Цитируем далее, где греческий министр переходит непосредственно к сутевой части, выражающей позицию греческой стороны:

«Но что происходит, когда действия опровергают слова? Когда нарушения суверенитета и суверенных прав в Восточном Средиземноморье или Эгейском море исчисляются тысячами, причем все чаще? Когда незаконные действия на греческом континентальном шельфе – право, которое, согласно международному праву, уже существует и не было рождено с декларации — перерастут в эскорт военных кораблей? Когда Греции угрожает война со стороны Турции, если она воспользуется правом расширить свои территориальные воды до 12 морских миль в нарушение основных принципов Устава ООН?».

Собственно, в этой цитате мы видим простое утверждение: агрессором в Восточном Средиземноморье является не Греция, а именно Турция. Причем счет допускаемым нарушениям идет уже на тысячи. Ещё одно важное обстоятельство: Греция настаивает на то, что её права подкреплены международным правом, а вот турецкие действия основываются на декларациях, которые не подтверждены международными правилами игры, зато опираются на обещания применения военной силы.

Цитируем далее:

«Однако, настаивание Турции на незаконном поведении и политике свершившегося факта (со стороны Греции – В.К.) не создает закона и не дает юридических результатов. Напротив, оно подрывает любое доверие между двумя сторонами. Греция постоянно указывает на это Турции, призывая Анкару вступить в диалог и уважать международное право. Греция никогда не угрожает прямо или косвенно, никогда не пытается добиться принуждения посредством проецирования силы, она не нарушает и не пытается оспорить международную законность и никогда не обращается к соседним странам с неуместными выражениями».

62.22MB | MySQL:101 | 0,455sec