Что стоит за заявлением Ф.Сарраджа о намерении подать в отставку с поста премьер-министра ПНС Ливии

Фаиз Саррадж, глава ливийского правительства с международной поддержкой, базирующегося в Триполи, 18 сентября объявил о планах уйти в отставку к концу октября, сообщают информагентства. Выступая по государственному телевидению, Саррадж заявил, что передаст власть новому исполнительному органу, отметив, что это является частью усилий, прилагаемых для поиска политического решения конфликта в стране. «Я заявляю о своем искреннем желании передать свои обязанности следующему органу исполнительной власти не позднее конца октября», — сказал он. «Надеюсь, что комитет по диалогу завершит свою работу и выберет новый президентский совет и премьер-министра», — добавил он. Ссылаясь на работу спонсируемых ООН переговоров в Женеве, Саррадж сказал, что они привели к «новому подготовительному этапу» для объединения ливийских институтов и подготовки к парламентским и президентским выборам. Саррадж возглавляет базирующееся в Триполи Правительство национального согласия (ПНС), которое было сформировано в 2015 году, в то время как Восточная Ливия и большая часть юга контролируются мятежным военным командиром Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифой Хафтаром.
Власти Турции огорчены планами главы ПНС Ливии Фаиза Сарраджа уйти в отставку. Об этом сообщил 18 сентября журналистам президент республики Р.Т.Эрдоган. «Мы огорчены этой новостью. На этой неделе могут пройти переговоры с различными делегациями», — подчеркнул турецкий лидер. По словам Эрдогана, именно «благодаря вмешательству [Турции] господин Саррадж и его команда смогли спастись от путчиста [главнокомандующего Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы] Хафтара». Президент Турции уверен, что Хафтар «рано или поздно проиграет» Огорчение Эрдогана в принципе понять можно: отставка Сарраджа может поставить под удар соглашение между Анкарой и Триполи по разграничению морских зон, что вызвало обострение в Восточном Средиземноморье из-за реакции Греции и в общем-то большей части ЕС. Тем более, что решение Сарраджа стало для Эрдогана неожиданным: еще 6 сентября он и ливийский премьер-министр достигли соглашения о дальнейшей материально-технической поддержки Триполи со стороны Турции, и пришли к общему знаменателю в отношении восстановления в своей должности министра внутренних дел и турецкой креатуры Фатхи Башаги и перестановок в армии ПНС. В этой связи рискнем предположить, что турецкий президент пока рано огорчается: есть все основания полагать, что Саррадж блефует. Прежде всего, с точки зрения ослабления давление на него со стороны США, которое явно усилилось в последние месяцы. Хотя скажем ради справедливости: он уже давно намекал на свою готовность уйти в отставку в обмен на должность посла Ливии в одной из стран ЕС. Лично ему в этой связи нравится Лондон. В общем-то, оговорка премьера о том, что «он передаст полномочия вновь образованному органу исполнительной власти», который будет сформирован «в рамках межливийского диалога», не случайна. Предполагается, что этот диалог должен был бы продолжен в Швейцарии под эгидой Центра гуманитарного диалога и Организации Объединенных Наций. Но, по данным французких источников, Саррадж решил пока воздержаться от педалирования этого процесса в силу настойчивой просьбы своего главного спонсора, президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Так что вполне возможно, что таким шагом Саррадж просто «умывает руки», предоставляя инициативу другим ливийским лидерам договариваться. То есть, «я готов уйти, когда вы договоритесь». В этой связи главный вопрос: а когда они договорятся? Вот с этим главная проблема.
По версии Х.Хафтара это диалог, оказывается, уже стартовал 18 сентября. Главное командование Ливийской национальной армии (ЛНА) объявило о начале межливийского диалога. Соответствующее заявление было опубликовано на странице пресс-службы командования в «Фейсбуке».
«При активном участии ЛНА стартовал внутренний межливийский диалог», — говорится в тексте заявления. В документе отмечается, что в переговорах примет участие вице-премьер Правительства национального согласия (ПНС) Ливии Ахмед Майтыг. Замглавы ПНС, как ожидалось, должен был прибыть в пятницу для консультаций в Сирт, однако этому помешали вооруженные группировки, близкие к исламистской ассоциации «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ). То есть, по факту никакого диалога нет, и непонятно, а кто собственно командующего ЛНА уполномочил на его организацию. Кроме того, после первого раунда консультаций ЛНА выразила готовность открыть нефтяные месторождения на срок один месяц.
Это решение Хафтар объяснил стремлением «не допустить ухудшения экономической ситуации в Ливии».
Добыча нефти на большинстве месторождений в стране фактически прекратилась в начале текущего года из-за блокирования нефтеналивных портов на востоке страны. Остановка производства, по подсчетам Национальной нефтяной корпорации (National Oil Corporation, NOC), принесла Ливии убытки в размере почти 10 млрд долларов. Таким образом, констатируем, что и в данном случае Хафтар просто пытается успокоить все тех же американцев, которые в ультимативном порядке требовали от него возобновить работу нефтяных месторождений. При этом о каком-то реальном внутриливийском диалоге речи пока не идет. Теперь надо разобраться в позициях основных международных спонсоров этого процесса и о реальных перспективах ООН при подаче того же Вашингтона добиться урегулирования ливийского конфликта по своему сценарию.
Для начала отметим, что попытка Франции организовать встречу между Ф.Сарраджем, Х.Хафтаром и спикером палаты представителей в Тобруке Акилой Салахом Исой (с него Брюссель по просьбе Парижа даже готов снять ради этого санкции) спровоцировала волну протестов в Триполи. При этом эта попытка Парижа фактически сорвала переговоры о выходе из кризиса, которые вели Соединенные Штаты и Организация Объединенных Наций. Одновременные посреднические усилия в ливийском конфликте посеяли серьезные искры раздора между Парижем, Триполи, Вашингтоном и Анкарой. 17 сентября президент Франции Эммануэль Макрон попытался организовать в Париже мини-саммит между главой правительства в Триполи Фаизом Сарраджем, командующим ЛНА Халифой Хафтаром и спикером Палаты представителей Акилой Салахом Исой. Эта инициатива привела к срыву переговоров, начатых в конце августа американским дипломатом Стефани Уильямс, временно исполняющей обязанности главы миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ). Добившись, благодаря сильному американскому давлению, от Сарраджа и Салаха Исы — но не от Хафтара — заявления о прекращении огня 21 августа, Стефани Уильямс начала переговоры между представителями Восточной и Западной Ливии в спа-отеле, принадлежащем королю Мухаммеду VI в Бузнике, Марокко. В ходе переговоров был достигнут незначительный прогресс. Американский план предусматривал отставку возглавляемого А.аль-Тани правительства на востоке Ливии и Ф.Сараджа в Триполи. А.аль-Тани выполнил свое обещание 13 сентября, передав Акиле Салаху Исе прошение об отставке. Саррадж должен был сделать то же самое, но утечка французского плана о проведении внутриливийского мини-саммита в прессу, благодаря усилиям Анкары, заставило Сарраджа временно отступить. Об отставке под давлением Вашингтона он сообщил только 18 сентября. Эта утечка вызвала большой переполох в Триполи, где многие «ястребы» выступают против любой формы сотрудничества с Хафтаром. Однако самое главное, что Саррадж подвергся сильному давлению со стороны своего турецкого покровителя Реджепа Тайипа Эрдогана. Турецкий президент, который также является врагом Хафтара, вовлечен в ожесточенную борьбу за влияние с Францией в Средиземноморье и Африке. Саррадж, который боялся потерять контроль над переговорным процессом, в этой связи решил отменить свой визит в Париж и отложить ожидаемую отставку на более поздний срок, тем самым дав себе время представить свою собственную дорожную карту. Ее он так и не представил, а предпочел пока внешне подыграть США, дабы не угодить под санкции. Формально он их требования выполнил, а по сути передавать свои полномочия пока некому.
В этой связи важно констатировать, что цели Соединенных Штатов и Франции в Ливии все более расходятся. Париж считает, что Хафтар, который уже давно является его протеже, должен быть участником любого плана выхода из кризиса и иметь место в «архитектуре безопасности» будущей «новой Ливии». Некоторое время командующий ЛНА пользовался поддержкой президента США Дональда Трампа — вопреки советам значительной части американской администрации — из-за его роли в борьбе с «терроризмом». Теперь, однако, он уже не в фаворе в Вашингтоне. Как полагают в Париже, его тесные отношения с Москвой, прибытие эскадрильи российских военных самолетов на военную базу Аль-Джуфра, чтобы помочь ему удержаться в Сирте, а также использование им услуг частной военной компании «Вагнер» представляют собой casus belli для Соединенных Штатов. Интересно, а почему в этой связи Вашингтон не бьет по рукам ОАЭ и Египет? Американская администрация теперь открыто пытается отодвинуть Хафтара как можно дальше в сторону. Именно по этой причине Вашингтон дал свое одобрение, по крайней мере, молчаливое, военной, дипломатической и экономической поддержке, которую Эрдоган оказал Сарраджу. Но сейчас Париж практически открыто противостоит усилиям американки С.Уильямс, которая из последних сил пытается организовать по заданию администрации Трампа очередной внешнеполитический успех (пусть, и формальный) Вашингтона накануне президентских выборов. В этой связи Э.Макрон полностью перетасовал колоду французских эмиссаров на ливийском направлении. Французский президент перевел Пола Солера, своего бывшего главного советника по ливийским делам, в Иорданию (там он будет курировать помимо прочего и сирийское направление), предоставив больше контроля над ливийским направлением своему дипломатическому советнику Патрику Дюрелю. Но главным посредником в диалоге с ПНС стал новый военный атташе Франции в Ливии Томас Биллард. Его основная задача — восстановить хорошие отношения с ПНС Фаиа Сарраджа. Он из того же разведывательного подразделения, что и бывший ливийский советник Эммануэля Макрона Пол Солер, которого он хорошо лично знает. Посольство Франции в Ливии, возглавляемое Беатрис Ле Фрапер дю Эллен, все еще работает из офиса в Тунисе из-за ситуации с безопасностью в Триполи. Биллард заменил на этом посту Бенуа де ла Рюэля, который занимал этот пост с 2018 года до середины августа этого года. Биллард, который служил во французском корпусе связи, ранее был офицером в 13-м парашютно-драгунским полку (13-й RDP), который занимается военными разведывательными миссиями. Там он работал вместе с Полом Солером, бывшим советником президента Эммануэля Макрона по Ливии. Эти личные отношения могут оказаться неоценимыми для его новой роли. Хотя Солер был назначен в кризисный центр французского Министерства иностранных дел в сентябре 2019 года, он долгое время продолжал участвовать в ливийском кризисе, ведя прямые переговоры с некоторыми из его основных игроков, включая Халифу Хафтара. Кроме того, Биллард хорошо знает Тунис и имеет наработанные контакты среди тунисских военных, поскольку был направлен преподавателем в тунисскую военную школу, École d’état-Major с 2017 по 2018 год. Новому французскому военному атташе предстоит нелегкая задача по возрождению военного сотрудничества с Триполи и восстановлению французских позиций в ПНС. Базирующееся в Триполи правительство очень настороженно относится к позиции Парижа. Франция уже давно поддерживает Хафтара и является одним из главных противников турецкого наступления в Средиземном море. Сейчас возросшая американская активность вынуждает Париж пересмотреть свои отношения между западными и восточными ливийскими силами, и попытаться сыграть в свое собственное посредничество между сторонами ливийского конфликта.

52.54MB | MySQL:102 | 0,524sec