О заявлениях министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу. Часть 7

24 сентября 2020 г. состоится Саммит ЕС, на котором, в том числе, будет обсуждаться европейская позиция в отношении конфликта в Восточном Средиземноморье между Турцией и Грецией.

Этот Саммит должен официально зафиксировать европейскую позицию по отношению к одному из важнейших международных кризисов, который, буквально, балансирует на грани скатывания в вооруженное противостояние между Турцией и Грецией / Кипром.

Соответственно, сейчас можно наблюдать серьезную подготовку стран – непосредственных участниц средиземноморского противостояния, Турции / ТРСК и Греции / Республики Кипр, а также вовлеченных сторон, к этому мероприятию с целью решить в ходе Саммита ЕС свои задачи – ввести сдерживающие санкции против Турции или, напротив, этого избежать. Идет большая и комплексная игра с использованием всех имеющихся у сторон доступных методов и средств.

В частности, 17 сентября с.г. Европейский парламент принял антитурецкую резолюцию по событиям в Восточном Средиземноморье.

Заголовок этого документа: «Подготовка Специального (заседания – В.К.) Европейского Совета с упором на опасную эскалацию и роль Турции в Восточно-Средиземноморском регионе Европы. Резолюция Парламента от 17 сентября 2020 года о подготовке специального саммита Совета Европы, посвященного опасной эскалации и роли Турции в Восточном Средиземноморье (2020/2774 (RSP)).

Полагаем, что отношение европейских парламентариев к конфликту становится очевидным даже из заголовка принятого документа.

Но, тем не менее, продолжаем разбирать резюмирующую часть этого документа, который содержит много неприятного в адрес Турции в Восточном Средиземноморье. Европейский парламент предельно четко выражает свою поддержку Греции и Кипру и осуждение действий Турции, призывая стороны к переговорам. А, если они зайдут в тупик, то к обращению в Международный суд в Гааге.

При этом в своей резолюции Европейский парламент отвергает главный тезис Турции, которая она продвигает в подтверждение своих территориальных претензий в Восточном Средиземноморье. Речь идет о том тезисе Турции, что материк и острова не могут быть уравнены в правах при прочерчивании границ исключительных экономических зон. Что исключительные экономические зоны должны прочерчиваться между двумя материками (противоположными берегами).

При этом, как отмечается Турцией, поправка должна делаться на протяженность береговой линии между двумя странами, ведущими раздел исключительных экономических зон. В том смысле, что чем более протяженной береговой линией обладает страна, тем дальше от её побережья должна проходить разграничительная линия – то есть, тем большую исключительную экономическую зону она должна получать в свое распоряжение. Если совсем просто, то, в случае одинаковой протяженности береговых линий, разграничительная линия должна проходить строго посередине между двумя противоположными берегами.

Так вот, этот тезис Европейским парламентом был отвергнут. В резолюции прямо указывается на то, что своей исключительной экономической зоной могут обладать даже необитаемые острова. Заметим, это означает буквально следующее: в резолюции Европейского Парламента дана юридическая (!) оценка действиям и претензиям Турции в Восточном Средиземном море.

А, следовательно, надо ожидать, что на этих же позициях будет и стоять Европейский союз.

Ещё один момент: Турция призывает Грецию к прямым переговорам в формате «один на один». Европейский парламент также не согласен с таким посылом и в Пункте 8 Резолюции призывает к проведению международной конференции по Восточному Средиземноморью, подчеркивая, тем самым то, что конфликт уже перестал быть двусторонним и вышел на многосторонний уровень.

Разумеется, любой многосторонний формат для Турции, находящейся в стратегическом одиночестве в регионе, является практически неприемлемым. Согласиться на такой подход, означает для Турции, выражаясь «народно», «выпороть саму себя» — пойдя на переговоры практически в одиночестве против региональных и даже глобальных «тяжеловесов» без малейшей перспективы не только на то, чтобы отстоять свои требования, но и быть услышанными вообще. В этом смысле, Турции лучше «сбить» Грецию к двустороннему формату. Однако, сделать это уже не получится.

Довольно любопытным является призыв Европейского парламента в Пункте 10 к проведению комплексной оценки экологических рисков проектов разведки и добычи энергоносителей в Восточном Средиземноморье. Понятно, что так называемая «зеленая энергетика», в Европе, была и остается в тренде, однако, надо понимать, что появление экологического контекста создает некий регулятор скорости развития процесса. Этот аспект может послужить, своего рода, стоп-краном, когда и если политический кризис зайдет чересчур далеко. Всегда можно притормозить политику экологией и воспользоваться возникшей передышкой, чтобы разобраться в вопросе.

Вроде бы, Резолюция Европейского парламента должна быть исключительно по поводу Восточного Средиземноморья, однако, депутаты ЕП, ввиду, по всей видимости, автоматического рефлекса, не могут удержаться от того, чтобы «пожурить» Турцию за положение дел с правами человека и с демократией. Оно охарактеризовано европейскими парламентариями, ни много ни мало, как «ужасное». Ну, то есть, Турция, на их взгляд, является диктатурой, вроде Северной Кореи, с абсолютным подавлением свободы слова.

И, что характерно, именно такое положение дел в Турции (на взгляд ЕП) называется первопричиной нынешнего неудовлетворительного состояния отношений между Европой и Турцией. А не то, допустим, то, что на протяжении долгих лет Турцию «водят за нос» в вопросе принятия страны в ЕС, постоянно выдвигая новые требования к стране, заставляя этот процесс топтаться на месте и растрачивать уйму энергии и времени впустую. Зато такая позиция является крайне удобной для Европы в её отношениях с Турцией, на которую у европейцев на определенный срок, по крайней мере, возник рычаг ментора, который позволял выступать с заявлениями и оценками и не получить сразу жесткий ответ.

При этом, дошло уже до того, что президент Франции Э.Макрон призвал, на совместной пресс-конференции в Париже с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом, честно сознаться Турции в том, что её не собирается никто принимать в состав Европейского союза и выступил с предложением к ЕС перестать уже Турции «морочить голову». Откровенность французского лидера вызвала немалую напряженность в ходе пресс-конференции, чуть ли не приведя к дипломатическому скандалу. Президент Р.Т.Эрдоган, в ответ на этот, более чем, откровенный призыв, указал, что Турция тогда пойдет своим путем и этот путь будет пролегать не в европейском направлении.

Но, разумеется, официальная европейская версия, по-прежнему, остается прежней: Турция – это «диктатура», где «ужасно» обстоят дела с правами человека и из-за этого наблюдается вся нынешняя напряженность между Турцией и Европой.

В том же Пункте 11 Резолюции опять выносится характеристика действиям Турции в регионе: разведка и бурение Турции в регионе названы «незаконными».

Довольно любопытно, что в этот же пункт попал вопрос Ливии и оружейного эмбарго, которое пытаются ввести в отношении страны с целью деэскалации конфликта. И, наряду с Сирией, содержится и к Резолюции относительно военной операции Турции на северо-востоке Сирии, которая не приветствовалась практически никем из влиятельных международных игроков. Разве что Россия пошла на то, чтобы её допустить, но, разумеется, исходя из реалий существующего Астанинского формата. И, опять же, не без многочисленных оговорок по этому поводу.

И, наконец, после того, как Европейским парламентом был очерчен весь круг вопросов – претензий, связанных с действиями Турции в регионе, включая как Восточное Средиземноморье, так и обстановку в Сирии и в Ливии, в Пункте 14 Резолюции обозначается путь, по которому ЕС пойдет в том случае, если Турция не свернет с выбранного направления и если не будет продемонстрировано «значительного прогресса» в регионе.

Речь идет о введении в отношении Турции «секторальных и адресных санкций» — но в таком формате, при котором, как указано в принятой европейскими парламентариями резолюции, не пострадает народ Турции, независимое гражданское общество в стране, а также не ухудшится и положение беженцев, находящихся на турецкой территории.

В ответ на Резолюцию, принятую Европейским парламентом, Министерство иностранных дел Турции также опубликовало свой документ на сайте под заголовком: «№215, 17 сентября 2020 г., пресс-релиз о принятой Европейским парламентом 17 сентября 2020 г. резолюции по Турции, касательно Восточного Средиземноморья».

Ознакомимся с ответом турецкого внешнеполитического ведомства Европейскому Парламенту:

«Резолюция, принятая Европейским парламентом (ЕП) на пленарном заседании 17 сентября 2020 года, относительно Турции и событий в Восточном Средиземноморье, нереальна. Она была принята исключительно ради солидарности членов и служа эгоистичным интересам некоторых государств-членов. Эта резолюция, во многих отношениях, — неприемлема.

Эта предвзятая резолюция противоречит доброй воле и здравому смыслу и была принята, несмотря на наши усилия перед государствами-членами и всеми институтами ЕС на всех уровнях, включая Европарламент.

ЕП теряет доверие (к себе – В.К.) из-за своего предвзятого и несправедливого подхода, а также из-за одностороннего и неверного толкования морского права, в отношении которого он не обладает юрисдикцией.

Ни ЕП и ЕС, ни государства-члены ЕС не имеют права определять границы или зоны юрисдикции любой третьей страны. ЕП и другие институты ЕС, если они искренни в урегулировании вопроса и в европейском компромиссе, должны проявить только содействующую и примирительную позицию и без предубеждений обратиться к стране-кандидату Турции. Они должны быть справедливыми и (оставаться) на равной дистанции ото всех сторон спорного вопроса.

Турция проявила добрую волю и не отказалась от своей правильной и принципиальной позиции в отношении максималистского и несправедливого отношения. Несмотря на провокации, она проявила решительный, но здравый подход. Турция не имеет никаких намерений ущемлять чьи-либо права, но она будет и дальше активно защищать свои права и интересы, вытекающие из международного права, а также права Турецкой Республики Северного Кипра.

Как подчеркивал его превосходительство г-н Мевлют Чавушоглу, министр иностранных дел Турецкой Республики, в своем обращении к Комитету по иностранным делам ЕП и в своих письмах к членам ЕП, Турция, веря в искренний диалог и в сотрудничество с ЕС и с точки зрения (своего возможного – В.К.) членства, всегда предпочитает диалог и переговоры для разрешения споров.

С другой стороны, статья 9 указанной Резолюции, которая призывает Совет ЕС и Комиссию к продолжению более широкого и инклюзивного диалога и касается всеобъемлющей и стратегической архитектуры безопасности и сотрудничества в области энергетики в Восточном Средиземноморье, была должным образом отмечена».

Итак, невзирая на все усилия турецкого внешнеполитического ведомства, Европейским парламентом была принята антитурецкая резолюция. Разумеется, турецким МИДом она была категорически отвергнута и названа «неприемлемой». С учетом того, что, на взгляд турецкого МИДа, Европейский парламент не имеет права к тому, чтобы трактовать морское право, то есть, выносить правовую оценку действиям Турции в Восточном Средиземноморье.

Однако, проблема заключается лишь в том, что в ходе Саммита ЕС по Восточному Средиземноморью в отношении действий Турции будет также дана правовая оценка, за чем последуют конкретные действия, которые, уже можно об этом говорить, будут выражены в принятии в отношении Турции экономических санкций. Как отмечается в Резолюции Европейского парламента – секторальных и адресных, но таких, которые не повлияют ни на турецкое население, ни на гражданское общество, ни на беженцев, находящихся на турецкой территории. А дальше Турция может по этому поводу уже обращаться в Международный суд и пытаться протестовать по поводу введенных в её адрес ограничительных мер.

Итак, следует четко понимать, что Резолюция Европейского парламента, принятая 17 сентября с.г., является фундаментным камнем, на котором будет построено решение Европейского союза в рамках Саммита по обстановке в Восточном Средиземноморье, который состоится 24 – 25 сентября этого года.

То есть, Греция в этом противостоянии с Турцией, к настоящему времени, набрала «минимальную несгораемую сумму».

Эта сумма греческого выигрыша включает: политическую поддержку ЕС своих членов – Греции и Республики Кипр. Эта политическая поддержка строится на вынесенной Европейским парламенте юридической оценке действий Турции, которые охарактеризованы как «незаконные» и «противоречащие международному праву». Поддержка может быть меньше и больше, она может проявляться в разных формах или не проявляться вовсе. Однако, этих слов о «незаконности действий Турции» уже «не вырубить топором».

Дальше на этом фундаменте может строиться давление на Турцию. При этом Резолюция указывает на то, что ЕС следует быть готовыми к тому, чтобы ввести секторальные и адресные санкции в отношении Турции. При этом подчеркивается, что от этих санкций не должно страдать ни турецкое население, ни беженцы, проживающие в Турции. Разумеется, первое сделано исключительно ради проформы. Невозможно применять эффективные санкции, которые окажут сдерживающий эффект на страну, без того, чтобы ей, стране, стало бы, по-настоящему, «некомфортно» и «больно». А это всегда, со всей неизбежностью, затрагивает и население страны. Что же до беженцев, то здесь усматривается прямой намек на то, чтобы Турция даже не думала бы обращаться к беженцам, как к фактору давления на Европу.

Итак, каковы могут быть секторальные санкции, которые Европа может применить в отношении Турции?

Говоря о секторальных санкциях, речь разумеется идет о турецком топливно-энергетическом комплексе и о тех лицах, которые вовлечены в процесс принятия решений по бурению в Восточном Средиземноморье.

Понято, что все идет от первого лица, но вводить санкций в адрес президента Р.Т.Эрдогана Европа не будет.

Следовательно, под санкции, с большой вероятностью, попадут: министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Дёнмез и министерство, как таковое. Из государственных учреждений, угроза санкций также – перед Советом по регулированию энергетического рынка, как структурой, занимающейся лицензированием деятельности на рынке, во всех её аспектах, включая и геологоразведку. Непосредственным участником процесса является турецкая нефтяная корпорация ТРАО и, совершенно очевидно, что, в случае введения секторальных санкций, она – первый кандидат. При этом, под ударом окажется не только работа компании в Восточном Средиземноморье, но и её международные проекты. Эту компанию могут отрезать от ноу-хау и от сотрудничества с зарубежными компаниями – заказчиками, партнерами и подрядчиками. Разумеется, просто по определению, должны быть введены и санкции в адрес министра обороны Турции Хулуси Акара и против его ведомства. Может показаться нонсенсом, но прецедент введения санкций против турецких руководителей уже был создан со стороны США, правда, довольно быстро они были отменены. Но лишь после того, как Турция пошла на попятную.

52.17MB | MySQL:103 | 0,543sec