Джихадисты переносят активность из Ирака и Сирии в Африку

На фоне военных успехов антиджихадистской коалиции в Сирии и Ираке запрещенное в России «Исламское государство» (ИГ) развивает успехи в других странах, особенно африканских.

Об этом заявил 17 сентября Кристофер Миллер, директор Национального антитеррористического центра США. Он представил Конгрессу ежегодный доклад американских спецслужб об угрозах в адрес Вашингтона на глобальном уровне

Согласно его заявлению, «В течение года (минувшего – авт.) антитеррористические усилия США и коалиции позволили ликвидировать важных лидеров ИГ и сорвать её террористические операции в ряде регионов. После рейда США, вызвавшего в октябре 2019 г. смерть её лидера Абу Бакра аль-Багдади, Вашингтон и его союзники, сдерживая рост ИГ в Афганистане, Ливии, Сомали и Йемене, устранили нескольких деятелей этой группы.

В докладе подчеркивается, что «ИГ по-прежнему стремится проводить операции против Запада, хотя антитеррористическое давление уменьшило ее возможности делать это в масштабе парижских и брюссельских атак 2015 и 2016 годов».

Вместе с тем, Миллер подчеркнул, что «несмотря на изгнание из своего самопровозглашенного «халифата» в Сирии и Ираке, ИГ стала устойчивыми темпами наращивать операции, включая нападение на иракскую армию в мае, в результате которого были ранены и убиты десятки иракских солдат».

По его словам, «следующей целью ИГ является освобождение тысяч его бойцов и их семей, содержащихся в лагерях на северо-востоке Сирии».

Также в документе подчеркивается, что в целом все джихадистские группы выиграли от пандемии коронавируса, поскольку это позволило им «представить болезнь как божественное наказание, повлияв на доверие населения к способности своих правительств заботиться о них».

Кроме того, по словам Миллера, «ИГ неоднократно демонстрировало свою способность восстанавливаться, продолжая проводить агрессивную глобальную стратегию, смещающуюся в Африку. Теперь эта группа имеет 20 связанных между собой групп по всему миру, особенно на Черном континенте, где её группировки часто совершают нападения на местные правоохранительные органы и расширяют свою территорию».

Особо заметим, что только в августе – сентябре текущего года в Африке боевики исламистских радикальных группировок, включая ИГ, убили десятки местных силовиков.

Причем на страны Сахеля (прежде всего Нигер, Буркина-Фасо и Мали), и приходится значительная часть террористических вылазок в регионе. Причем 9 августа в Нигере исламские радикалы убили шестерых гражданских французов.

Также активно террористы проявили себя в Нигерии. Только по официальным данным здесь за неполный сентябрь погибли десятки человек с обеих сторон. Так, только в начале месяца силы безопасности в ходе боестолкновений с представителями местного филиала ИГ «Боко харам» и терактов на северо-востоке и севере страны потеряли как минимум 24 человека убитыми.

В свою очередь, армия Нигерии подтвердила уничтожение 5 террористов. Также в результате боевых действий от рук боевиков и сотрудников сил безопасности погибли десятки мирных жителей, в том числе поддерживающих противоположные стороны конфликта.

Например, в Тунисе трое сторонников ИГ 6 сентября убили одного и ранили еще одного жандарма, после чего их ликвидировали представители местной службы безопасности. Произошло это в районе важного туристического центра страны Сус, у населенного пункта Акуда, что еще больше снизило привлекательность главной экономической отрасли страны — туризма.

Таким образом, террористы ИГ не оставляют своих попыток расширить зону боевых действий за пределы горного приграничья с Алжиром на жизненно важную для Туниса зону.

Но особенно тревожным обстоятельством служит то, что джихадисты расширяют ареал своих действий на страны Тропической Африки с гораздо меньшим уровнем террористической опасности, в частности, Кот д Ивуар и Мозамбик. Например, в последнем они даже нападали на бойцов иностранных частных военных и охранных компаний, причем эти атаки сопровождались жертвами с обеих сторон.

Заметим, что подобное усиление террористической активности в Африке связано в первую очередь с благоприятными условиями её развития. Так, только в Центральном Сахеле в 2020 г. был достигнут печальный антирекорд – число нуждающихся в гуманитарной помощи и защите из-за все более обостряющихся кризисов составило 13.4 млн человек.

Схожая ситуация наблюдается и в других африканских странах, что напрямую способствует развитию терроризма, чьи адепты в результате получают практически неограниченные ресурсы (в первую очередь людские) для ведения своей преступной работы.

В связи с этим их недостатка у ИГ и других радикальных исламистских группировок при ухудшающейся социально-экономической ситуации явно не будет.

И, возможно, сейчас мировое сообщество стоит перед новым глобальным вызовом – превращением значительной части Африки в террористическую базу. А это, в свою очередь, может создать ему серьезные проблемы.

Необходимо обратить внимание, что это может серьезно повлиять и на социально-экономическую ситуацию на планете в целом. Например, речь идет о неясных перспективах для столь чувствительных отраслей как добыча редкоземельных элементов, тантала, урана, цветных металлов и местной нефтегазовой сферы.

Как известно, именно на Африку (в том числе на уже затронутые конфликтами зоны) и приходится значительная часть добычи данного сырья.

С другой стороны, с потоками африканских мигрантов и беженцев в ЕС террористы получают отличный трафик для переброски туда своих единомышленников и создания своих боевых ячеек непосредственно в самой Европе.

Таким образом, речь может идти о вызове, против которого Запад и мировое сообщество в целом бессильны. Для этого необходимо ликвидировать сопутствующие условия – прогрессирующую бедность, для чего, в свою очередь, требуется обеспечить население хотя бы минимально гарантированными доходами.

В условиях взрывной рождаемости (пять – шесть деторождений до сих пор является обычной ситуацией для стран региона) обеспечить их даже минимальным образованием, позволяющим рассчитывать на получение стабильной работы, достаточно сложно.

При этом как таковой целенаправленной политики по снижению деторождения в Африке не проводилось. И попытки её запуска труднореализуемы в том числе и потому, что радикальные исламисты считают недопустимым внешнее вмешательство в сакральную высшую сферу деторождения. Соответственно, в случае попыток демографического регулирования они получат дополнительный импульс для своей деятельности.

Между тем, без решения этих проблем террористический вызов в Африке (и не только в Сахеле с традиционными «джихадистскими» зонами, но и в прежде относительно стабильных странах) продолжит усиливаться.

52.21MB | MySQL:103 | 0,500sec