Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции о ситуации в Восточном Срезидемноморье. Часть 2

Процесс подготовки к Саммиту ЕС, посвященному ситуации в Восточном Средиземноморье, выходит на финишную прямую. Саммит, запланированный изначально на 24 – 25 сентября, оказался перенесен на недельный срок. Согласно последней  по времени информации, он пройдет 1 – 2 октября. Этот Саммит зафиксирует позицию Европы по отношению к наблюдающему кризису.

Существует официальная версия о том, что Саммит перенесен в связи с возможным (!) заражением коронавирусом главы Евросовета Шарля Мишеля, ввиду его неудачного контакта.

Однако, это объяснение выглядит надуманным, и, исходя из логики событий, скорее можно предположить, что Европейский союз пытается до мероприятия преодолеть внутренние разногласия и главному «миротворцу» в Восточном Средиземноморье – Германии – нужно больше времени для доведения позиций сторон до минимально приемлемого уровня консенсуса.

Тем не менее, на этом фронте борьбы с «агрессивной» Турцией, Греция лидирует пока с большим отрывом – Резолюция Европейского парламента от 17 сентября может рассматриваться в качестве отправного документа для введения Европой секторальных санкций против турецкого топливно-энергетического комплекса и против оборонного ведомства страны. С другой стороны, есть положительный сигнал и со стороны Турции, которая вывела из спорных территорий свое исследовательское судно Oruç Reis.

Впрочем, стоит заметить, что вопрос о санкциях решается в Европейском союзе только единогласно.

И, в этом смысле, Турции достаточно лишь убедить одно государство заветировать санкции, чтобы их избежать. И чем ближе Саммит ЕС, тем больше надежд у турецких руководителей на то, что в рядах ЕС найдутся страны, которые заблокируют антитурецкую инициативу. Как это может случиться, наглядно демонстрирует пример с голосованием по анти-беларусским санкциям, в связи с состоявшимися в стране президентскими выборами. Кстати, и перенос Саммита на неделю является хорошим сигналом для Турции, продемонстрировавшим то, что в Европе нет единодушного решения по тому, чтобы «наказать» Турцию.

В частности, 21 сентября с.г. в Париже, на заседании Совета по иностранным делам ЕС, на котором собрались министры иностранных дел Евросоюза, на решение о введении санкций в отношении Беларуси было наложено вето кипрско-греческой стороной.

Это было сделано в знак протеста со стороны Кипра против того, что Европой не было принято решение в отношении применения санкций против Турции. Теперь оба вопроса будут рассматриваться на предстоящем на Саммите ЕС.

Изложенное – лишь небольшой пример того, как могут складываться голосования в Европе, которые, чем дальше, тем больше начинают напоминать голосования в «Евровидении», где голосование идет не по сути вопроса, а исходя из других, даже не смежных соображений, которые, иногда парадоксальным образом, начинают оказываться связанными друг с другом.

Как заявил по этому поводу верховный представитель ЕС по внешней политике Жосеп Боррель, «Невзирая на то, что есть ясная воля к введению этих санкций (против Белоруссии – В.К.), не удалость обеспечить единогласия. Из-за чего это сделать стало невозможным. Однако, я понимаю позицию Никосии. Если Турция не изменит своего подхода, то тогда мы будет вынуждены подумать о санкциях по отношению к Турции. Проблема будет решена на Саммите (ЕС 24 – 25 сентября с.г. – В.К.)».

Далее, как сообщают турецкие СМИ, выступая перед французским информационным агентством AFP, некоторые министры ЕС осудили «позицию Кипра, взявшего в заложники ЕС». Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич, в частности, заявил следующее: «К сожалению, сегодня мы не смогли принять решение о санкциях за нарушения прав человека в этой стране (в Беларуси – В.К.) из-за захвата заложников государством-членом. Это является ложным сигналом для белорусов, нашего общества и всего мира».

Фиксируем, получается достаточно любопытная картина: два голосования по санкциям совпали по времени – по санкциям в адрес Турции, и в адрес Беларуси. И, с определенной долей вероятности, и те, и другие либо будут приняты, либо не будут.

На самом деле, приоритетом, по срочности и по важности, для ЕС является примерно и показательно наказать Беларусь.

Это надо сделать на ближайшем Саммите ЕС, не откладывая, поскольку ситуация в стране шаткая и только лишь таким образом можно подтолкнуть ситуацию в нужном для себя направлении.

Однако, проблема заключается к Греции и в Кипре, которые четко показывают, что не пропустят санкции в отношении Беларуси, без того, чтобы ЕС проголосовал и за введение санкций против Турции, за её действия в Восточном Средиземноморье (опять же, если раньше Турция не свернет с выбранного пути).

Однако, Турция – это не Беларусь ни с какой точки зрения. Есть возможность запустить в Беларуси сценарий, схожий с украинским, но окно возможностей для этого не будет открыто долго. Это создает в Европе большой соблазн и желание внести свою лепту в раскачивание «белорусской лодки», имеющей для России стратегическое значение.

Что же до Турции, то в Европе наблюдается определенный «разброд и шатание» на предмет того, стоит ли ввести санкции сейчас или стоит подождать начала диалога между Турцией и Грецией, ограничившись «строгим» предупреждением. Но тут уже вмешиваются Грецией и Кипр, которые не настроены ограничиваться предупреждением, а настроены на то, чтобы ЕС приступил к активному, а не словесно-декларативному, сдерживанию Турции в регионе.

Это приводит к возникновению сложного политического расклада и далеко не факт, что он – в пользу Турции. Вполне вероятно, что лучше было бы для неё, чтобы вопросы выборов в Беларуси и обстановки в Восточном Средиземноморье были бы разведены во времени и не оказывали бы друг на друга эффекта «мультипликатора» — когда колеблющиеся по одним санкциям, из-за своей убежденности в необходимости проголосовать за санкции другие, будут вынуждены голосовать за оба санкционных пакета.

Помимо «белорусского фактора», в последнее время все отчетливее проявляется и фактор Германии.

Согласно просачивающейся в СМИ информации, в силу своего желания занять позицию посредника в конфликте в Восточном Средиземноморье, немецкая сторона выступает против введения санкций в отношении Турции.

Опять же, после упомянутой выше встречи в Париже 21 сентября с.г., как сообщают турецкие СМИ, ряд дипломатов сообщил французскому информационному агентству AFP, что на встрече с министром иностранных дел ЕС представитель Германии Хайко Маас выступил против введения санкций в отношении Турции. Как раз по причине того, что Берлин хочет остаться за переговорным столом в Восточном Средиземноморье в качестве посредника.

Между тем министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил о том, что у него состоялся разговор с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом по вопросу Турции. Турецкие СМИ цитируют высказывание главы французского внешнеполитического ведомства: «Я говорил с Йенсом Столтенбергом о важности солидарности с нашими европейскими партнерами, стабильности и безопасности в Восточном Средиземноморье. Я надеюсь, что усилия НАТО по разрешению конфликта помогут».

Более того, с утра 22 сентября турецкие СМИ начали сообщать о том, что после того, как турецко-французские отношения достигли своей «точки кипения», сейчас ситуация начинает демонстрировать признаки нормализации. Берем эту информацию на заметку, комментируя её так, что здесь налицо выдавание желаемого за действительное с турецкой стороны. Все же политика Франции – не столь «разворотлива», как турецкая, чтобы такими «галсами» идти вперед. Франция слишком «вписалась» в этот кризис, чтобы сейчас сдавать назад. В отличие, допустим, от той же Германии, которая изначально пыталась выступить посредником, наряду с НАТО, и «на двоих» удержать ситуацию от скатывания в полноценный региональный кризис.

Разумеется, в Турции идет постоянная калькуляция того, как проголосуют те или иные государства – члены ЕС на ближайшем Саммите ЕС. Опять же, подчеркнем, что за антитурецкие санкции должны проголосовать все без исключения члены ЕС.

В этом смысле, показательная статья, опубликованная 9 сентября с.г. Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), касающаяся возможных раскладов на голосовании стран ЕС. Автором статьи, под заголовком «Греческий раскол Европейского союза», стал исследователь Фонда Огуз Гюнгёрмез.

Приведем некоторые, главные мысли и цитаты в упомянутой выше статье. Касательно тех стран, которые являются лидерами мнения о том, что против Турции необходимо ввести санкции:

«На первый план, в структуре ЕС, выходят Греция, Греческая Администрация Южного Кипра (ГАЮК) и Франция, как страны, которые хотели бы принять решительные меры для усиления давления на Турцию. По этой причине, при каждой возможности высказывается, что необходимо ввести инструменты давления на Турцию в Восточном Средиземноморье — такие как санкции. В прессе было отражено, что в решениях, касающихся санкций, целью станут отдельные лица и исследовательские суда, и будет оговорено использование (точнее, видимо, не использование – В.К.) Европейских портов».

При этом, как отмечается турецким экспертом, даже при том, что страны ЕС хотят остановить деятельность Турции в Восточном Средиземноморье и что они хотели бы решить проблему разделения морской юрисдикции путем создания дипломатического механизма диалога, есть серьезные расхождения относительно того пути, которые должен привести стороны за дипломатический стол переговоров.

Как мы не раз отметили выше, есть страны, включая Грецию, Францию и Кипр, которые являются сторонниками введения жестких мер против Турции. С другой стороны, председательствующая в ЕС Германия, а вместе с ней и Испания с Италией, как отмечается турецким автором, считают, что предпочтительной стратегией в этом кризисе является «сглаживание» противоречий.

Цитируем автора: «Не является сюрпризом тот факт, что Франция, чьи выгоды в Сирии и в Ливии поставлены под угрозу, следует политике «мести» против Турции в Восточном Средиземноморье и пытается возглавить антитурецкое крыло. Германия, с другой стороны, находясь в положении ответственной стороны, будучи председателем (ЕС), пытается демонстрировать более умеренную позицию, занимаясь посредничеством. Пока, выглядит так, что роль плохого полицейского оставлена Франции».

Как отмечается автором, 27 – 28 августа состоялась встреча министров иностранных дел и министров обороны ЕС, на которой был рассмотрен вопрос Восточного Средиземноморья. В ходе этого заседания, Грецией и Францией было оказано большое давление о необходимости наказания Турции.

Однако, невзирая на него, вето было применено следующими странами – Германия, Испания, Италия, Венгрия, Мальта и Болгария. Этими странами, как отмечается турецким автором, была подчеркнута важность начала именно что диалога.

При этом, как подчеркивается турецким автором, той же Германией «Греция отнюдь не рассматривается в качестве невинной стороны в Восточном Средиземноморье».

Тем более, позицию Турции укрепил тот факт, что Греция подписала соглашение с Египтом о разделении исключительных экономических зон ровно в то время, когда Германия предприняла посреднические усилия, а Турция, демонстрируя волю к диалогу, приостановила свои геологоразведочные работы в регионе.

За этими действиями Греции, в её адрес последовала критика европейских бюрократов, включая, допустим, советника верховного представителя ЕС по иностранным делам Жозепа Борреля – Натали Точчи. Эта критика прозвучала на множестве платформ. Не вызывает сомнений тот факт, что подобное поведение Греции стало для Германии серьезным раздражающим фактором, поскольку оно поставило под сомнения не только посреднические усилия Германии, но и её потенциал посредника, к которому, с равной степенью доверия, могут апеллировать противоборствующие стороны.

Как отмечается турецким автором, одной из стран, которые «демонстриру.т иную позицию по отношению к Турции среди стран ЕС» является Венгрия. От себя заметим, что Турции, действительно, в последние годы удалось установить с венграми особые отношения.

Наглядным подтверждением стало заявление министра иностранных дел Венгрии Петера Сийярто, которое он сделал, будучи находясь с визитом в Республике Кипр. Он, в частности, отметил, что «за закрытыми дверями, в отношении Турции, поведение – одно, а за их пределами – другое». При этом, что характерно, будучи на греческом Кипре, министр иностранных дел Венгрии отметил, что ЕС должен установить дружественные отношения с Турцией.

Испания — ещё одна из тех стран, которая, как пишет турецкий автор, призывает к диалогу по проблеме и ставит барьер на пути крайних мер политики Греции и Франции.

Турецкий автор отмечает особо, что, именно, со стороны испанских политиков звучат разъяснения о том, что «Турция продемонстрировала добрые намерения, когда приостановила геологоразведочную деятельность» (видимо, речь идет, все же, о том случае, за которым последовало подписание соглашения об исключительных экономических зонах между Грецией и Египтом, а не о втором «перерыве», который, как объявила турецкая сторона, является перерывом технического свойства – В.К.). Тем самым, как отмечается турецким автором, Испания продемонстрировала, что она может быть эффективной стороной в выстраивании диалога и в посредничестве. Испания наглядно продемонстрировала свою позицию, которая заключается в том, что угрозы в адрес Турции не приведут к положительному результату. Отмечены и положительные усилия испанского внешнеполитического ведомства, чей глава сначала посетил Турцию, а потом отправился с Грецию, где заявил о том, что Турция открыта к диалогу и это можно считать «поворотной точкой» в конфликте.

Впрочем, как указывается турецким автором, такое посредничество Испании и заявления главного испанского дипломата были оставлены со стороны Греции без должного внимания и реакции.

Как можно заметить, с точки зрения Турции, Испания является одной из стран, которые её способны поддержать в газовом споре в Восточном Средиземноморье. Причем, игроком, если не экономически, то политически достаточно значимым по определению – как представителя «Старой Европы». В этом смысле уместно вспомнить о встрече министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу и министра иностранных дел, ЕС и международного сотрудничества А.Гонсалес. По итогам этой встречи, двумя странами принято решение о дальнейшем укреплении двусторонних торгово-экономических отношений. В частности, как отмечает турецкий автор, сторонами принято решение о проведении в 2021 году двустороннего Делового форума.

Процитируем турецкого автора, говоря о политике других игроков в отношении Турции в Восточном Средиземноморье: «Такие страны Средиземноморья, как Италия и Мальта, занимают положение несогласных с наказанием Турции со стороны Франции и Греции». Заметим от себя, что действительно, дипломатические усилия Турции последнего времени направлены на то, чтобы «расположить к себе» упомянутые страны, в особенности, Мальту. Италия в Турции, также, воспринимается в качестве если не союзника, то, по крайней мере, стороны, которая может заблокировать антитурецкие санкции в ЕС.

52.23MB | MySQL:103 | 0,486sec