О выступлении президента Турции Р.Т.Эрдогана на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Часть 3

22 сентября с.г. состоялось 75-я по счету Сессия Генеральной ассамблеи ООН. Впервые мероприятие, ввиду продолжающейся эпидемии коронавируса, прошло в формате «виртуального заседания». Что характерно, председательствовал на этой сессии ранее выбранный представитель турецкого МИДа – Волкан Бозкыр. Разумеется, турецкое председательство считается в Турции «статусным достижением».

Давая общую оценку выступлению турецкого лидера, президента Р.Т. Эрдогана, можно указать, что, по итогам всего нескольких десятилетий, у Турции формировалась своя собственная глобальная повестка, подкрепленная минимальным необходимым потенциалом для того, чтобы её активно продвигать на международной арене.

Заметим, что многое из того, что формирует этот необходимый минимальный потенциал, стало реальностью буквально за три десятка лет с момента распада Советского Союза. В этом смысле, Турция демонстрирует динамичное развитие.

Переходим непосредственно к основным тезисам, прозвучавшим со стороны турецкого лидера. Вторая часть нашей публикации на сайте ИБВ доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=73184.

Напомним, в предыдущей части публикации мы остановились на заявлениях президента Турции Р.Т.Эрдогана о ситуации в Ливии. Как мы писали не раз на страницах сайта ИБВ, вся политика Турции в Восточном Средиземноморье в наши дни строится, по сути, через Ливию. Это – единственное направление, где Турции пока удалось достичь заметных успехов, в контексте контактов Турции с Правительством национального согласия и подписания с ним двух меморандумов – о сотрудничестве в военно-технической сфере и о разделении исключительных экономических зон.

Процитируем в этой связи турецкого лидера: «Нападения, совершенные заговорщиками в Ливии в прошлом году с целью свержения законного Правительства национального согласия, принесли этой стране только боль и разрушения. Международное сообщество не смогло призвать ни заговорщиков, ни их сторонников к ответственности за массовые убийства, нарушения прав человека и, особенно, за массовые захоронения в Тархуне».

И далее:

«Турция стала единственный страной, которая откликнулась на призыв о помощи Ливийского законного правительства. Мы считаем, что устойчивое политическое решение в Ливии может быть достигнуто лишь посредством всеобъемлющего и инклюзивного диалога между ливийцами».

Заметим, что позиция Турции в Ливии пошатнулась после того, как о своем предстоящем уходе, предположительно – в конце октября месяца, заявил глава Правительства национального согласия Ф.Саррадж.

Разумеется, официальная позиция Турции заключается в том, что подписанные между Турцией и ПНС документы являются иррелевантными по отношению к тому, кто находится во власти в Ливии. Это — уже юридически обязывающие документы, и они должны исполняться последующими властями в стране. Что рядом турецких экспертов было встречено главным, пожалуй, вопросом: не слишком ли сильно Турция поставила на Ф.Сарраджа и что случится с турецкими инвестициями, как в переносном, так и в самом что ни на есть прямом смысле, когда и если Ф.Саррадж, действительно, уйдет со своего поста? Оставим этот вопрос пока без ответа.

Ещё одной горячей точкой для Турции является Йемен, хотя там роль страны – заметно меньше, чем по другим направлениям.

Процитируем турецкого лидера в контексте йеменской ситуации.

В этом смысле, президент Р.Т.Эрдоган указал на то, что ответственностью международного сообщества является остановка пятилетнего кровопролития в стране и предотвращение гуманитарного кризиса.

Цитируем турецкого президента: «История не простит тех, кто с целью достижения власти в регионе покушается на суверенитет, политическое единство и территориальную целостность Йемена и закрывает глаза на продолжение страданий йеменцев».

Ирак для Турции является крайне важным соседом, отношения с которым имеют ряд особенностей.

Во-первых, Ирак – эта одна из тех стран мира, куда турецкие экспортеры отправляют наибольшее количество своей продукции. Турецкие строительные подрядчики занимают важные в стране позиции. Турция – потребитель иракской нефти. А, кроме того, так или иначе, в Турции не забывают про свои претензии на Киркук и Мосул.

Отдельно стоит отметить и курдский фактор. До 2015 года Турция предпринимала попытки строить с курдами, в том числе, из РПК, диалог. И использовать их как рычаг для укрепления своего влияния в регионе. Но, разумеется, не для того, чтобы допустить создание «Большого Курдистана», а для того, чтобы, напротив, вовлечь их под турецкий зонтик. На протяжении более чем десятилетия Турцией строились особые отношения с Иракским Курдистаном, которые сопровождались и открытием турецкого генерального консульства, и массированными инвестициями в регион. Однако, политика Турции по отношению к РПК оказалась пересмотрена и это не могло не повлиять на отношения Анкары и с Багдад), и с Эрбилем.

В последнее время, Турция резко нарастила свою активность в проведении трансграничных операций на территории Северного Ирака, к большому неудовольствию со стороны Багдада. Тем не менее, как мы уже отметили, Турция и Ирак остаются друг для друга важными торгово-экономическими партнёрами. Есть у двух стран и совместная повестка в сфере региональной безопасности и борьбы с терроризмом.

Процитируем турецкого президента Р.Т.Эрдогана:

«Поддерживая нашего соседа, Ирак, во всех сферах, мы хотим более тесно сотрудничать, особенно в борьбе с терроризмом. Как и (в вопросе) ИГ («Исламское государство», запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.), мы ожидаем искреннего сотрудничества со стороны международного сообщества и этой страны в деле искоренения террористической организации РПК, расположенной в Ираке. Это будет способствовать построению светлого будущего Ирака, который является домом для самой древней цивилизации человечества».

Собственно, тем самым, Р.Т.Эрдоган обозначил главный пункт повестки дня в сфере безопасности с Ираком. Турция не раз заявляла о том, что Ирак не демонстрирует активной борьбы с РПК. И это – как минимум.

Переходя к вопросу иранской ядерной программы, турецкий лидер указал, что она должна рассматриваться в контексте международного законодательства. А сам вопрос должен решать с помощью диалога. Цитируем турецкого лидера:

«Я повторяю наш призыв ко всем сторонам соблюдать свои обязательства по Совместному всеобъемлющему плану действий (по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы – В.К.), который вносит значительный вклад в региональную и глобальную безопасность».

Это – довольно интересный момент, который заключается в том, что Турция и Иран являются региональными соперниками. Более того, невзирая на Астанинский формат, Анкара и Тегеран являются противоборствующими сторонами в Сирии. Сдерживание Ирана является для Турции одним из пунктов региональной повестки дня. Причина – понятна: Иран с ядерным оружием – не только угроза Израилю, но и серьезное изменение баланса сил в регионе. Пока в регионе есть только один игрок, который, как минимум, не уступает Турции в военной мощи – это Израиль. Смена качества Ираном знаменует перемещение Турции на третье место в регионе.

Так что, Турция – это одна из тех стран, которые заинтересованы в том, чтобы США сдерживали бы Иран в его развитии и держали бы под режимом санкций как можно дольше.

Такая ситуация приводит к тому, что имеющая непосредственную границу с Ираном Турция, вновь, оказывается в привилегированном положении торгово-экономического партнера платежеспособной страны, где востребована продукция, производителем которой Турция является.

Но ровно в тот момент, когда Иран выходит из-под международных санкций, на иранском рынке будет «не протолкнуться» и Турция окажется там далеко не на первых ролях, будучи оттесненной, в первую очередь, странами Запада (ЕС). Ну и, кроме того, это будет означать, что Иран получит мощный толчок своему развитию. Надо говорить о том, что в плане технологического развития Иран, как минимум, Турции не уступает.

Однако, разумеется, этих соображений в Турции её руководство не озвучивает. Это – больше удел местного экспертного сообщества, которое может позволить себе быть более откровенным. А турецкое руководство говорит о международном праве и о том, что следует действовать в рамках ранее достигнутых договоренностей с Ираном. Правильно понимая, что её призыв услышан не будет, зато эта мнимая поддержка отобьется торгово-экономическим сотрудничеством с Ираном, находящимся под режимом санкций.

Процитируем турецкого лидера в этой связи:

«Я повторяю наш призыв ко всем сторонам соблюдать свои обязательства по Совместному всеобъемлющему плану действий (по обеспечению мирного характера иранской ядерной программы — В.К.), который вносит значительный вклад в региональную и глобальную безопасность».

Ещё одна тема – это «сделка века» и соглашение, заключенное при посредничестве США между Израилем, ОАЭ и Бахрейном. Эта сделка была крайне негативно встречена турецким руководством.

Цитируем Р.Т. Эрдогана:

«Грязная рука, протянутая к контролю над Иерусалимом, являющимся домом для святынь трех больших религий, осмелевает день ото дня. Палестинский народ более полувека сопротивлялся политике угнетения, насилия и запугивания со стороны Израиля. Когда акт о капитуляции, который пытались навязать палестинской стороне под названием «сделка века», был отклонен, на этот раз Израиль ускорил свои попытки завоевать крепость изнутри с помощью своих пособников. Как Турция, мы не будем поддерживать какой-либо план, которые не поддерживается палестинским народом».

На самом деле, смысл этой сделки для Турции заключается в том, что «сыпется» её антиизраильская повестка. Турция – на том этапе это было, возможно, и справедливо – посчитала, что ненависть к «чужеродному оккупанту Израилю» является главным объединяющим фактором для региона Ближнего Востока, которым по всем остальным направлениям является расколотым (различные течения ислама, этнические и племенные группы и т. д. — В.К.).

И пойдя на обострение отношений с Израилем и заняв сторону в палестино-израильскому конфликте, Турция попыталась оформить свою заявку на то, чтобы стать лидером арабского мира в борьбе с «оккупантами». Таким образом, Р.Т.Эрдоган попытался «влюбить в себя» «арабскую улицу». Вполне возможно, что кое-что, в этом смысле, ему и удалось сделать.

Однако, упомянутая выше сделка способна все поставить с ног на голову: Израиль выходит из изоляции и перестает быть фактором сплочения против себя арабского мира. А, значит, и турецкие усилия на этом направлении становятся бесплодными и, можно сказать, даже контрпродуктивными. Поскольку военно-техническое, а также военно-политическое сотрудничество с Израилем для Турции, до конфликта между двумя странами, было, как минимум, далеко не бесполезным.

Ещё одной темой, которой коснулся в своем выступлении на ГА ООН президент Р.Т.Эрдоган, стал Нагорно-Карабахский конфликт, обострившийся буквально несколько дней спустя после мероприятия.

Как отметил в своем выступлении турецкий лидер, Армения, совершившая нападение на азербайджанские территории в июле, еще раз доказала, что она является самым большим препятствием на пути к прочному миру и стабильности на Южном Кавказе. Турецкий лидер, в своем выступлении, выступил за скорейшее разрешение конфликта и проблемы Нагорного Карабаха на основе территориальной целостности Азербайджана и Грузии (!), исходя из резолюций ООН и ОБСЕ.

Подтверждая наш тезис о том, что у Турции сегодня – глобальная повестка дня, Р.Т.Эрдоган указал, что проблема Кашмира сегодня является ключом к стабильности и миру в Южной Азии. И эта проблема — все еще ожидает своего решения. При этом президент Р.Т.Эрдоган сказал, что шаги, предпринятые после отмены особого статуса Джамму и Кашмира, еще больше усложнили проблему. Президент Эрдоган указал, что Турция выступает за решение этого вопроса путем диалога, в рамках резолюций Организации Объединенных Наций и в соответствии с ожиданиями народа Кашмира.

Как мы не раз писали на страницах ИБВ, главным внешнеполитическим вопросов для нынешнего турецкого руководства является Восточное Средиземноморье, где Турция действует в рамках своей концепции «Голубая родина», претендуя на крупные газовые месторождения региона.

Главной турецкой проблемой является то, что она осталась в стратегическом одиночестве перед лицом давления со стороны глобальных и региональных игроков, а также мировых энергетических корпораций, поддержавших позицию враждебных Турции и ТРСК Греции и Кипра. Для турецкого руководства платформа ГА ООН была последней возможностью заявить о себе и о своих правах и интересах в регионе до саммита ЕС в начале октября месяца, где будет решаться вопрос антитурецких санкций.

Цитируем турецкого лидера:

«За продолжающимся продолжительное время кризисом в Восточном Средиземноморье стоят страны, которые действуют с пониманием «победитель получает все». Бесполезные шаги по изолированию нашей страны не имеют шансов на успех».

По поводу Восточного Средиземноморья и любого другого региона президент Р.Т.Эрдоган заметил, что у Турция не преследует своей целью нарушение чьих-либо законных интересов.

Цитируем: «Однако, мы не можем игнорировать то, что попираются права нашей страны и турок-киприотов, то, что они игнорируются. Первопричиной переживаемых сегодня регионом проблем являются максималистские запросы Греции и греческих киприотов с 2003 года и те односторонние шаги, которые они предприняли. Турция – это страна, которая, в одиночку, несет бремя всех негативных процессов, происходящих в Восточном Средиземноморье. Напротив, когда речь идет о природных ресурсах региона, игнорирование нашей страны, не укладывается ни в логику, ни в совесть, ни в международное право. Нашим приоритетом является разрешение споров справедливым, основанным на международном праве способом, путем искреннего диалога. Однако, с другой стороны, я хочу открыто сказать, что мы никогда не смиримся с попиранием и атаками (на интересы Турции – В.К.). Здесь я хотел бы повторить наш призыв к прибрежным государствам Восточного Средиземноморья по налаживанию диалога и сотрудничества. Для этого мы предлагаем провести региональную конференцию, на которой будут учтены права и интересы всех стран региона, в том числе турок-киприотов».

Заявив, что одной из причин кризиса в регионе является неспособность найти справедливое, всеобъемлющее и постоянное решение кипрской проблемы в ходе переговоров, которые периодически продолжаются с 1968 года, президент Эрдоган продолжил следующим образом:

«Единственное препятствие на пути к решению — непримиримый, несправедливый и провокационный подход греческой стороны. Игнорируя международные соглашения, греческая сторона стремится превратить киприотов-турок в меньшинство на своей собственной родине и даже полностью устранить их с острова. Как страна-гарант, мы никогда не оставляли киприотов-турок в одиночестве в их справедливом деле. Мы не сдадимся и после этого. Решение кипрского вопроса возможно только путем признания того факта, что киприоты-турки являются совладельцами острова. Мы будем поддерживать любое решение, которое будет постоянно гарантировать безопасность киприотов-турок и их исторические и политические права на острове».

52.63MB | MySQL:103 | 0,574sec