Глава Пентагона в Магрибе: против России, Китая и Франции

Состоявшийся 30 сентября – 2 октября визит главы Пентагона Марка Эспера в три страны Магриба — Тунис, Алжир и Марокко – свидетельствует о фокусировке американским руководством внимания к Северной Африке.

Первой страной, которую он посетил, стал Тунис, куда высокопоставленный военный прибыл 30 сентября. Там он встретился с представителями высшего военно-политического руководства.

Заявив об американо-тунисском сближении, он конкретизировал это подписанием десятилетнего соглашения с министром обороны Туниса Ибрагим Бартаги о военном сотрудничестве.

Это соглашение устанавливает дорожную карту оборонного сотрудничества между двумя странами и касаются обучения и покупки «сложного оружия», продаваемого лишь стратегическим союзникам Вашингтона.

И хотя стороны предпочитают не сообщать все детали соглашения, речь в том числе касается предоставления Тунису ударных БПЛА.

Однако это уже детали – в центре обсуждения главы Пентагона с руководителями страны было ухудшение положения в области безопасности в соседней Ливии и распространение терроризма в целом в регионе.

Причем Эспер недвусмысленно демонстрировал историческую заинтересованность Вашингтона в этой стране. Выступая на карфагенском кладбище (15 км к северу от Туниса), где покоятся останки 2800 американских солдат, погибших во время Второй мировой войны, глава Пентагона заявил о поддержке США тунисской армии в области подготовки и оснащения для борьбы с терроризмом, а также в укреплении безопасности на границе с соседней Ливией. «Мы рассчитываем на дальнейшее развитие этих отношений, чтобы помочь Тунису защитить свои порты и границы и ослабить терроризм», — указал он сначала после встречи с президентом К.Саидом.

По его словам, столь трепетное отношение к столь далекой от Америки стране вызвано тем, что «джихадисты продолжают представлять угрозу не только региональной стабильности, но и нам. «Прочное партнерство США со странами-единомышленниками, в том числе в Северной Африке, является ключом к решению этих проблем. Как глобальный добровольный партнер, Вашингтон продолжит углублять союзы и партнерские отношения по всему континенту, в том числе с Тунисом, где ваше демократическое правительство и суверенитет сделали возможной большую часть нашей работы в этом регионе».

Напомним, что после падения президента Бен Али в 2011 году тунисская армия получила вооружение и помощь США на миллиард долларов, часть которой, по данным Пентагона, была предоставлена в качестве безвозмездной помощи.

А 10 июля 2015 года президент Барак Обама официально назначил Тунис главным союзником Вашингтона, не являющимся членом НАТО, что позволило тунисским вооруженным силам наладить очень тесное сотрудничество с американскими военными и получать от этого материальные и финансовые выгоды.

Заметим, однако, что новое тунисско-американское соглашение вызвало полемику в политической сфере в Тунисе, как и соглашение 2015 года. Отношения с Пентагоном, которые обычно здесь называется «секретной защитой», вызывают много вопросов у оппозиционеров и не только исламских.

Так, тунисские непарламентские партии потребовали от своего правительства разъяснений по соглашению, подписанному с Пентагоном. Но официального ответа ни от президента республики, ни от Министерства обороны страны не поступило.

Особую критику у тунисцев вызывало размещение американских военных баз в Тунисе. Речь в том числе идет про объекты разведывательных и ударных БПЛА и спецназа.

Тем не менее источник из окружения главы Пентагона заверил, что использование тунисского воздушного пространства не обсуждалось на этой встрече, поскольку «развертывание постоянной базы не считается приемлемым для Туниса». И в первую очередь – по политическим причинам, учитывая приведенные выше факты недовольства.

Однако имеются косвенные признаки присутствия американских военных объектов в Тунисе. Напомним, что в 2016 году официальные тунисские власти опровергли сообщение Washington Post о том, что США они будто бы разрешили запускать беспилотные летательные аппараты с территории Туниса «для миссий в Ливии против джихадистской группировки ИГ (запрещена в России)».

Однако в 2017 г. в прессу попало дело о сексуальных домогательствах, начавшееся в военном суде, с участием американского офицера среди личного состава, обслуживающего эскадрилью БПЛА на тунисской базе севернее Бизерты.

Между тем, после заключения последнего американо-тунисского соглашения, использование ударных БПЛА может происходить под видом действий тунисской армии, что упрощает их применение .

Причем в ходе этих встреч Эспер признал, что американской целью не является только борьба против террористов. Он открыто заявил о намерении США, опираясь на Тунис, сдерживать «стратегических конкурентов США – Китай и Россию, продолжающие запугивать и принуждать своих соседей, расширяя свое авторитарное влияние во всем мире, в том числе на этом континенте».

Ранее Эспер неоднократно заявлял о желании администрации Трампа ослабить российское и китайское влияние в Северной Африке, обвиняя Пекин и Москву в «хищническом поведении…, подрывающем государственные африканские институты, национальный суверенитет, создании нестабильности и эксплуатации ресурсов во всем регионе».

При этом глава Пентагона особо отметил, что он стремится наращивать свои партнерские отношения в Северной Африке на фоне опасений по поводу растущего военного присутствия России в Средиземноморье, намекая на свои растущие тревоги в отношении европейских союзников по НАТО.

Заметим, что ранее Эспер высказывал предположение, что Пентагон рассматривает возможность сокращения и без того относительно небольших ресурсов AFRICOM, чтобы сосредоточиться на сдерживании России и Китая.

То есть речь, судя по всему, идет все же о действиях за пределами Африки, несмотря на демонстрацию того, что Вашингтон едва ли не готовится бросить им вызов в Ливии.

Соответственно, кто-то должен заполнить вакуум и главными кандидатами на эту роль Вашингтон видит страны Магриба, обладающие серьезными силовыми структурами и имеющими удобное географическое положение.

Следующей страной Магриба, посещенной Эспером, стал Алжир. Однако, несмотря на продолжительные встречи с высшими представителями алжирского военно-политического руководства, ему не удалось добиться «тунисских» результатов, хотя это и создало серьезный задел для последующих переговоров.

Впрочем, неопределенный исход мероприятий в Алжире сполна компенсировался визитами Эспера к его соседям.

Так, в Марокко, которое глава Пентагона посетил 2 октября, ему удалось достигнуть успехи, аналогичные тунисским – Марк Эспер подписал с марокканским коллегой генералом Абделатифом Луди соответствующее соглашение на 10 лет.

Правда, неизвестно, предоставит ли США Королевство аналогичные Тунису военные объекты (неважно – гласно или негласно).

Иными словами, США еще больше усилили военную поддержку этой страны, их наиболее проверенной союзницы в Магрибе.

Заметим, что американская готовность дать Марокко ударные БПЛА ставит его алжирского конкурента в уязвимое положение, и ему также необходимо уравнять свой наступательный потенциал. Таким образом, США плавно подводят АНДР к мысли о необходимости также заключить аналогичный военно-политический союз.

Впрочем, положение Алжира здесь с учетом имеющегося его потенциала не безвыходное. Например, уже имеются данные о проведении военными АНДР консультаций о приобретении аналогичного оружия, являющегося американскими копиями, в Китае и по гораздо более приемлемой стоимости.

В целом же эта поездка по странам Магриба служит последним признаком того, что Соединенные Штаты пытаются стратегически укрепить свои партнерские отношения в Северной Африке.

В этой связи, касаясь выпадов Эспера в отношении России, заметим, что для нее североафриканское направление не является главнейшим по сравнению со многими прочими внешнеполитическими направлениями.

В свою очередь, для Китая, несмотря на его заинтересованность в Северной Африке вообще и Ливии в частности, магрибинское направление является лишь одним из многих и, во всяком случае, несмотря на всю его важность, не стратегическим.

И, как представляется, активное упоминание России и КНР главой Пентагона служит отвлекающим маневром от реальных целей – противодействия все более активным действиям в регионе Турции и добивания французского влияния в Северной, Центральной и Западной Африке.

Не случайно, что все посещенные Эспером 30 сентября – 2 октября страны принадлежат к франкофонной зоне.

Причем одновременно это усложняет ситуацию и для Евросоюза, особенно для его южной зоны. И дело не только в том, что ожидаемое расширение борьбы против терроризма в Ливии и Сахеле рискует усугубить поставки африканских сырьевых ресурсов в Европу, но и приведет к дополнительному миграционному наплыву на её территорию.

51.52MB | MySQL:101 | 0,364sec