Иранский политик: ИРИ должна признать существование Израиля

Несколько дней назад иранская газета «Арманэ мели» и интернет-портал Ansaf News опубликовали достаточно сенсационные интервью с Фаэзе Хашеми-Рафсанджани. В Иране это имя не нуждается в представлении. Дочь ныне покойного иранского политика, президента страны в 1989-1997 гг., виднейшего исламского прагматика, бывшего председателя Ассамблеи определения целесообразности принимаемых решений, Совета экспертов   и ряда других высших политических институций ИРИ Али-Акбара Хашеми-Рафсанджани , известна в стране и сама по себе как видный деятель Исламской Республики, популярная гражданская активистка, журналистка. В 2012 г., еще при жизни отца, она была помещена иранскими властями на полгода за решетку. Ее сочли виновной в антигосударственной пропаганде: во время разгона несанкционированной демонстрации дочь экс-президента выкрикивала лозунги, по словам правоохранителей, провокативного содержания. Ранее, в 2009 г. Фаэзе приняла участие в акциях протеста по следам нарушений на президентских выборах. Она поддержала иранскую  оппозицию в том, что голосование, в ходе которого на президентский пост во второй раз пришел  Махмуд Ахмадинежад, прошло с большим количеством нарушений. Сегодня Фаэзе Хашеми-Рафсанджани ведёт активную борьбу за права иранских женщин, против «исламского дресс-кода». Как она заявила когда-то в интервью  иранским СМИ, «Я против обязательного ношения хиджабов и всего того, что навязывают. У каждого должно быть право выбора. Я отношу себя к мусульманским феминисткам. Феминизм подразумевает под собой равенство между мужчинами и женщинами. К нему мы должны стремиться».

Всякий раз, когда Фаэзе дает интервью, это становится событием. Вот и на этот раз интервью газете «Арманэ мелли» и интернет-порталу Ansaf News перепечатали многие иранские и зарубежные СМИ, ибо не часто иранский политик однозначно говорит о самых жгучих проблемах страны, в том числе о том, что нынешний иранский режим должен покончить с конфронтацией по отношению к Израилю и признать его существование

Как иранской феминистке Фаэзе был важен вопрос о том, возможно ли  женщине в современном Иране занять пост президента. Поводом для такого вопроса явился следующий факт: месяц назад Аббас-Али Кадходайи, пресс-секретарь Наблюдательного совета Ирана заявил, что нет никаких правовых препятствий для занятия этого поста женщиной, и в недалеком будущем «мы станем свидетелем такого явления». Как пояснил чиновник, «Возникает вопрос – почему этого не случилось раньше?». Действительно, в недавнем прошлом в Иране уже были женские кандидатуры на такого рода выборах, которые проходили необходимую регистрацию, но на следующих этапах их «отсеивали».  Обычно 2-3 женщины выставляли свои кандидатуры. «Так вот, — продолжил Кадходайи, — если их участие в выборах станет более массовым и, например,  100 женщин изъявят желание баллотироваться, это покажет, что женщины готовы к активному участию в проходящих в стране политических процессах, это покажет их возросшую силу и способность быть важным общественным движением». Отвечая на этот вопрос, Ф.Хашеми-Рафсанджани сказала, что в свете заявления Кадходайи можно ожидать множества женских кандидатур на предстоящих в будущем 2021 г. президентских выборах, причем, в значительно больших количествах, чем это было раньше. Вообще, продолжает дочь экс-президента, вопрос о женщинах на посту президента всегда  обсуждался в Иране. «Мой покойный отец говорил об этом во время президентской кампании 2013 г., подтверждая такую возможность с точки зрения концепции исламского строя в стране и подчеркивая, что в нашем обществе женщинам не воспрещается занимать любую должность, быть политиком, даже – президентом». В стране сейчас эта тема не вызывает возражений, причем, ни у либералов, ни у фундаменталистов.  Однако, уточняет политик, по этому поводу нужно официальное заявление президента как главы исполнительной власти, а не просто комментирование базовых документов концепции исламского строя. «По уставу Наблюдательного совета, этого может потребовать, например, спикер парламента или любой член Наблюдательного совета. Такое заявление затем официально утверждается Наблюдательным советом».

Следующий вопрос упомянутых нами выше иранских СМИ касался того, что в самое последнее время страна столкнулась с серьезными вызовами типа «установления  отношений стран-соседей с сионистским режимом» и вытекающими из этого последствиями. Был задан вопрос: «Каково Ваше мнение пор этому вопросу?».

Фаэзе Хашеми-Рафсанджани начала ответ с того факта, что «сионистский режим (как и все иранские политики, дочь экс-президента ИРИ практически не употребляет слова «Израиль», заменяя его таким устоявшимся эвфемизмом – В.М.) сегодня оккупирует палестинские земли, подвергая жестокостям, насилию  и убийствам жителей населенных пунктов Палестины».  Эти факты невозможно утаить. «Но с другой стороны, историческим фактом является то, что сионистское государство было создано в 1948 г. по решению ООН. На его территории живут и арабы, и евреи».  Она обращает внимание на то, что государства создаются и рушатся, отделяются и воссоединяются. «Когда-то Бахрейн был частью Ирана, а затем отделился и стал отдельным государством. СССР – прежде единое государство, распалось на 15 государств.  Из двух Германий появилась единая страна, а Корея распалась на две части. Недавно Россия присоединила к себе полуостров Крым». Мир, говорит она,  не есть нечто незыблемое.  «Мы смотрим на него, исходя из наших представлений.  Для нас важна поддержка мусульман Палестины. Нам трудно видеть убийства и зло по отношению к этому народу. И не только к этому. Возьмем Сирию. После событий арабской весны, или мусульманского пробуждения, там были убиты полмиллиона мусульман, а беженцами стали миллионы сирийцев. В Китае притесняются уйгуры, наши мусульманские братья».

«Однако наша политика по отношению к внешнему миру напоминает мне «хромую утку»», — продолжает Фаэзе Хашеми-Рафсанджани. «В ней много противоречий и нестыковок. Вот пример. Наши спортсмены не могут встречаться в одном поединке с соперниками  из сионистского государства, а сионистам это не возбраняется.  Здесь видна явная ассиметрия». «Та же ассиметрия видна и в нашей реакции на нормализацию отношений между ОАЭ и Бахрейна с сионистским режимом. Хотя я не думаю, что им следовало так поступать. Но мой отец всегда говорил, что нам следует идти на такие решения, которые обусловлены нашими интересами. Даже в тех случаях, когда трудно с этим смириться. Об этом я думаю, когда пытаюсь оценить  шаги, предпринятые арабскими странами по отношению к Израилю. Я имею в виду договор между Эмиратами  и сионистским режимом, я имею в виду и посредничество Катара  между сионистами и ХАМАСом. Примем во внимание, что Катар и Оман одобрили договоры сионистского режима с ОАЭ и Бахрейном. У нас, как всем известно, хорошие и конструктивные связи как с Катаром, так и Оманом».

Продолжая, Фаэзе Хашеми-Рафсанджани, произносит парадоксальный пассаж,  удивительно редкий в сегодняшнем Иране: «Но мы должны понять и принять, что сионистский режим признан странами, являющимися нашими соседями, и его посольство будет у нас под боком».

Отвечая на вопрос иранского корреспондента о том, есть ли в этом факте неожиданность, дочь иранского экс-президента вопрошает: «А разве сейчас сионисты не находятся уже в нашем ближневосточном регионе?  И важны ли сейчас расстояния?  Для сионистов очень важно нормализовать отношения с арабскими странами. Учтем, что они приняли условия, продиктованные Эмиратами, настаивавшими на  приостановке аннексии еврейских поселений Западного берега реки Иордан. Сионисты страстно желают установления отношений со странами ислама. Мы смотрим на это с позиции соблюдения наших национальных интересов и прав человека. Если попытаться выразить наше отношение, то оно следующее: ««Сохранение исламского строя обязательно, причем – без эрозии целей»».  Как она считает, «ничего противоестественного, идущего вразрез с идеалами Исламской революции,  в таком факте, в таком стремлении сионистского режима нет».

Продолжая эту логическую цепочку, Фаэзе Хашеми-Рафсанджани  прямо заявляет о том, что поскольку Израиль существует, и эту страну официально признала ООН и она является членом этой организации, Иран не может и далее игнорировать такой факт. «Мы должны на это пойти, ибо должны меняться, а не цепляться за замшелые догмы. В противном случае мы потеряем своих сторонников».

Такое высказывание видного деятеля Исламской Республики, популярной гражданской активистки, журналистки, правозащитницы, безусловно, подобно социально-политическому взрыву, неожиданно  и провокативно.  Но оно, как пробный шар, побудит многих в Иране задуматься над не совсем очевидными сегодня вопросами,  которые завтра могут стать реальностью.

51.58MB | MySQL:101 | 0,372sec