О проблемах реализации соглашения между правительством Судана и вооруженными групировками

Члены Совета Безопасности (СБ) ООН приветствовали подписание мирного соглашения между правительством Судана и суданскими вооруженными группировками. Об этом говорится в заявлении председателя СБ ООН, распространенном 12 октября в штаб-квартире всемирной организации. Подписанное 3 октября в столице Южного Судана Джубе соглашение «открывает важную возможность для всеобъемлющего и устойчивого мира в Судане», отмечается в заявлении. В нем также подчеркивается, что достигнутое соглашение «стало важным этапом в переходе к мирному, стабильному, демократическому и процветающему Судану». «Члены СБ ООН отмечают политическую волю участников переговоров и проявленное ими стремление к достижению соглашения, — говорится далее в документе. — Они также призывают участников мирного соглашения без промедления начать его выполнять, в особенности ключевые положения, касающиеся вопросов безопасности». Мирное соглашение между Переходным правительством Судана и Суданским революционным фронтом (СРФ), которое было подписано 3 октября, в частности, предусматривает интеграцию бойцов группировок в суданскую армию и силы безопасности страны, а также создание фонда для поддержки южных и западных регионов Судана. Кроме того, в соглашении прописаны вопросы владения землей, разделения богатства и власти, а также возвращения перемещенных лиц. По ряду данных, консультации по выработке конкретных решений реализации соглашения и формулирования новых поправок в конституцию страны начнутся на следующей неделе. В этой связи на общем фоне безудержного оптимизма международной общественности внесем свою «ложку дегтя». Для начала отметим, что такие соглашения практически с каждым из участников этой сделки подписывались и ранее, а некоторые из них (тот же глава СОД М.Минави)даже становились после этого вице-президентами. Все это не мешало им впоследствии из этих соглашений с Хартумом выходить и возобновлять партизанскую войну. Основным побудительным мотивом в этом случае была «недостаточная» доля «экономического пирога», которую им для «кормления» выделяла центральная власть. Если мы проанализируем текст подписанного соглашения, то становится очевидным, что договариваться о реальных объемах финансовых потоков, уровня политической власти и автономии возглавляемых ими мятежных штатов, на которую претендуют примирившиеся оппозиционеры, еще предстоит. И вот здесь могут скрываться очень серьезные «подводные камни», которые в состоянии не только поссорить бывших союзников из оппозиции, но и сорвать подписанное соглашение. Что мы видели в прошлом не раз, и не два. Для начал отметим, что после заключения мирного соглашения четыре лидера повстанцев претендуют на три новых свободных места в Суверенном совете — органе, осуществляющем надзор за переходным процессом в Судане. Хрупкое политическое равновесие, достигнутое в стране в 2019 году, когда Суверенный совет был создан после свержения президента Омара аль-Башира, теперь похоже, было нарушено мирным соглашением, подписанным в начале октября между Джубой, Хартумом и несколькими повстанческими группировками. Согласно положениям соглашения, подписавшие его повстанцы имеют право на три новых места в Суверенном совете. Отныне совет будет состоять из 14 членов. В настоящее время он состоит из 5 военных, которые ранее входили в состав Переходного военного совета (хунта, созданная после свержения О.аль-Башира), 5 гражданских лиц из Сил свободы и перемен (коалиция гражданских протестных движений и политических партий) и еще одного гражданского лица, избранного консенсусом. Орган возглавляет армейский генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан. Его заместитель Мухаммед Хамдан Далго, более известный как Хемети, также является командующим иррегулярными подразделениями Сил быстрого реагирования. Среди кандидатов на эти посты надо отметить руководителей Движения за справедливость и равенство (ДСР) Джибриля Ибрагима Мухаммеда, Народно-освободительного движения Судана-Север (НОДС-С) Малика Агара, Суданского освободительного движения (СОД-мм) Сулеймана Минави (он же Минни Минави), и Суданского освободительного движения — Переходный совета (СОД-ПС) Аль-Хади Яхьи Идриса. Согласно условиям мирного соглашения, одно место должно достаться крылу НОДС-С, представляющему Южный Кордофан и Голубой Нил, а два других-лидерам дарфурских повстанцев. Единственной фракцией НОДС-С, подписавшей соглашение, является фракция Малика Агара; другая фракция, возглавляемая Абдельазизом аль-Хилу, отказалась участвовать в переговорах. На одно из двух мест, зарезервированных для Дарфура, явным претендентом является Минни Минави. Соглашение также предусматривает, что пять министерских портфелей и 25% мест в будущем парламенте будут распределены между подписавшими его повстанцами. При этом основная борьба между бывшими повстанцами развернется за пост министра финансов. Таким образом, снова констатируем, что «пряников всегда не хватает для всех», и вскоре мы станем свидетелями грызни уже между ними.

Отметим, что на реализацию этого соглашения банально нет денег. 8 октября правительство Судана заявило, что реализация мирных соглашений требует огромных ресурсов на сумму не менее 7,5 млрд долларов. В соответствии с мирным соглашением, подписанным с вооруженными группами, правительство обязалось выделить огромную сумму денег на развитие пострадавших от войны регионов. На прошлой неделе Министерство финансов Судана организовало семинар для обсуждения «проектов мирного развития» с участием большинства федеральных министров, некоторых губернаторов штатов и секретарей правительств штатов, чтобы подготовить матрицу реализации этих проектов. В своем выступлении на совещании министр финансов Хиба Мухаммед Али подчеркнула необходимость унификации матрицы и просила штаты и федеральные министерства определить проекты чрезвычайной и неотложной важности, которые должны быть реализованы на первом этапе, такие как возвращение перемещенных лиц в свои районы, в дополнение к среднесрочным и долгосрочным проектам. «Для выполнения мирных требований необходимы огромные ресурсы в размере не менее 7,5 млрд долларов, которые должны быть предоставлены в течение следующих десяти лет», — сказал далее Мухаммед Али. Она отметила, что соглашение содержит несколько протоколов. В соответствии с протоколом о разделе богатства Министерство финансов должно обеспечить, чтобы его экономическая политика — в области общего бюджета, экономического планирования, инвестиций и международного сотрудничества — соответствовала целям и духу мирного соглашения. В соответствии с мирным соглашением правительство обязалось выплатить комиссии по развитию и восстановлению Дарфура 300 млн долл. США сразу же после подписания мирного соглашения. Кроме того, оно должно ежегодно выплачивать 1,3 млрд долларов в течение десяти лет в Фонд поддержки мира и развития в Дарфуре. Аналогичные средства должны быть выделены и другим регионам южной и восточной части страны. Министр отметила, что экономическое планирование включает в себя сбалансирование национальных и государственных доходов и диверсификацию их источников, создание фондов развития, совершенствование управления природными ресурсами, обеспечение национального характера проектов развития, грантов и займов, а также обновление исследований по реконструкции и развитию для достижения позитивной дискриминации в менее развитых регионах. Одной из главных причин конфликта в Судане является систематическая экономическая маргинализация и маргинализация процесса развития, особенно в сельской местности, а также неспособность распределить богатство страны по справедливости. Достижение устойчивого мира на всей территории Судана полностью зависит от решения фундаментальных проблем, вызвавших войны и конфликты, подчеркнула министр. Она заявила, что роль Министерства финансов не будет ограничиваться планированием, а будет включать мобилизацию ресурсов через общий бюджет, финансовые, региональные и международные учреждения, друзей и партнеров Судана, а также координацию с комплексной миссией Организации Объединенных Наций по поддержке переходного периода в Судане (ЮНИТАМС). Кроме того, «Минфин должен улучшить инвестиционную среду, чтобы привлечь местный и международный частный сектор к работе в менее развитых регионах», — заключила она. В этой связи отметим, что в условиях нынешнего экономического кризиса в Судане правительство не может найти денег на ликвидацию последствий засухи и стабилизацию курса национальной валюты. Суданский фунт упал до рекордно низкого уровня на черном рынке 12 октября, в преддверии объявленной отмены топливной субсидии. В понедельник доллар продавался за 255 суданских фунтов наличными по сравнению с 248 фунтами в воскресенье, в то время как евро продавался за 290 суданских фунтов. Параллельный рынок в Хартуме стал свидетелем короткого затишья после подписания мирного соглашения между правительством и вооруженными группировками в столице Южного Судана Джубе в начале этого месяца. При этом на черном рынке наблюдается рост спроса по сравнению с предыдущими днями. Трейдеры связали новое снижение с ростом спроса на иностранную валюту, последовавшим за объявлением о плане отмены топливных субсидий. Министр энергетики Судана Хайри Абдель Рахман на прошлой неделе заявил, что цена на топливо будет определяться в соответствии с ценами на нефть на мировом рынке и рассчитываться, исходя из стоимости доллара на параллельном рынке. Правительство Судана приняло решение сократить субсидии на топливо и либерализовать его цены в рамках экономических реформ в стране. Премьер-министр Судана Абдалла Хамдок 11 октября признался, что «демократическому переходу в его стране вредит продолжающееся назначение Судана государственным спонсором терроризма». «Мы изолированы от мира», — сказал Хамдок в интервью Financial Times. При этом одобренный транш от МВФ требует от правительства еще целый ряд очень непопулярных мер, включая полную трансформацию нынешней системы добычи и торговли золотом(сейчас эта отрасль контролируется в значительной мере теми же военными и, в частности, Хемити), что чревато переделом рынка и серьезными социальными катаклизмами.

 

Мирное соглашение между дарфурскими повстанцами и Хартумом, хотя и было  формально достигнуто при содействии Катара, но подписано не в Дохе, а в Джубе. ОАЭ, которые активно восстанавливают сейчас свои сети влияния в Судане, стояли за этой последней дипломатической неудачей для Катара. Несмотря на то, что Катар уже давно является главным спонсором мирного процесса в Судане, он сейчас оказался в стороне от переговоров, которые привели к подписанию 3 октября мирного соглашения между Хартумом и несколькими повстанческими группировками. Симптомом ослабления его влияния стал факт подписания именно в Джубе в Южном Судане, а не в Дохе, как первоначально предполагалось. После падения режима Омара аль-Баширав 2019 году Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), напротив, увеличили свое влияние в стране: заместитель председателя Суверенного совета Мухаммед Хамдан Далго, он же Хемити, и его председатель, Абдель Фаттах аль-Бурхан, как утверждают местные источники, находятся в плотной орбите влияния Абу-Даби. И ОАЭ использовали все это влияние для того, чтобы мирный договор от 3 октября не был подписан в Дохе. Бывший президент Судана О.аль-Башир всегда отказывался принимать чью-либо сторону в борьбе за влияние между Дохой и Абу-Даби на Ближнем Востоке и в Восточной Африке. После его падения Абу-Даби расставил свои фигуры влияния в ущерб Дохе, которая на сегодня оказалась в стороне от усилий по урегулированию конфликта в Дарфуре. Для достижения этой цели ОАЭ обратились к нескольким повстанческим группировкам в Дарфуре, Южном Кордофане и Голубом Ниле, включая лидера Минни Минави, Малика Агара и его заместитель Ясира Армана. Все трое регулярно посещают столицу ОАЭ с 2019 года. Практически единственным лидером повстанцев, который остался близок к Катару, является Джибриль Ибрагим Мухаммед из ДСР, которого было явно недостаточно для того, чтобы Доха смогла весомо заявить о себе на внутрисуданских переговорах. При этом довольно влиятельные в новых коридорах суданской власти, ОАЭ, тем не менее, остаются относительно публично сдержанными и ни разу не предложили провести переговоры или подписать мирное соглашение в Абу-Даби, к большому сожалению повстанцев, близких к ОАЭ, которые надеялись, что они в этом случае помогут финансировать осуществление соглашения. Но вкладываться финансово  в Судан ОАЭ не торопятся. Опираясь на исторические связи некоторых группировок (включая две ветви НОДС-Н) с Южным Суданом, президент Южного Судана Сальва Киир при полном неформальном согласии ОАЭ организовал подписание соглашения в Джубе. Хартум согласился на этот вариант только за неимением других кандидатов. И все это происходило на глазах и по полной пассивности Мутлака бен Маджеда аль-Кахтани, давнего специального посланника Катара по Дарфуру. Он был одним из архитекторов Дохийского соглашения, подписанного в 2011 году между правительством Судана и Движением за освобождение и справедливость (ДСР). До подписания соглашения 3 октября он дважды ненадолго приезжал в Джубу, да и то лишь в качестве гостя. Сказанное совершенно не означает, что катарцы умыли руки, они безусловно найдут возможность нанести ОАЭ ответный удар, и это не обещает спокойной реализации подписанного соглашения.

49.94MB | MySQL:110 | 0,865sec