Ливия: об интервью главы ФЗНЦ А.Малькевича каналу «Великая Джамахирия»

10 октября глава российского Фонда защиты национальных ценностей (ФЗНЦ), Александр Малькевич осудил продолжающееся незаконное преследование Правительством национального согласия (ПНС) во главе с Фаизом Сарраджем, «его земляка, исследователя Максима Шугалея и его переводчика, которые находились с научной миссией в Триполи, и все об этом знают».

Малькевич заявил в интервью каналу «Великая Джамахирия» следующее: «В течение полутора лет обществу и миру не предоставлялись никакие доказательства его предполагаемой вины. Это подтвердило бы различные теории заговора, которые они создали, а раз этого нет, значит, это похищение».

Он добавил: «Одна из причин похищения российского ученого заключается в том, что некоторые деятели в Правительстве национального согласия считают, что Максима Шугалея можно использовать в качестве инструмента торга с Ливийской национальной армией, а также с правительством Бенгази и России, но они совершенно неправы, и, похоже, им требуется больше времени, чтобы понять тщетность этих попыток». Здесь мы позволим себе высказать мнение, что вся эта неприятная история с весьма неясными обстоятельствами появления и деятельности Максима Шугалея в Ливии, меньше всего использовалась как раз в таком контексте.

Относительно опасности Шугалея, как социолога, для правительства Сарраджа и секретов, которые он мог раскрыть, в контексте его продолжающегося содержания под стражей, А.Малькевич пояснил: «Пока он был в Ливии и во время своих исследований, Максим, без сомнения, знал многое и получил много информации, которая могла получена из разных источников. Это опасно для Сарраджа и его партнеров из правительства ПНС. Эта информация представляет собой реальную опасность: во-первых, Максим много знал о сложных схемах мошенничества, направленных на ограбление ливийского народа, и разграбление всего его богатства».  Шугалей, дескать, знал об операциях по контрабанде нефти и наркотиков, торговле людьми и экспорту ливийского золота без уплаты налогов через Мисурату и других финансовых нарушениях, включая движение средств через личные счета Ф.Сарраджа, тем более что вся эта информация попала в руки Максима Шугалея из «достоверных источников». «Он встречался с большим количеством людей, и у него была эта важная информация и данные, что могли представлять в случае их опубликования, «эффект взрыва бомбы»». Здесь, на наш взгляд, напрашивается вопрос: а как все это связано с подготовкой к проведению выборов и изучению ливийского общественного мнения, то есть с тем, чем и должен был заниматься М.Шугалей?

По мнению А. Малькевича «Это одна из основных причин, которые сделали Максима Шугалея, нежеланным для Правительства национального согласия, когда многие люди обнаружили благодаря ему отношения представителей Правительства национального согласия с международными террористами и боевиками, и здесь мы говорим об ИГИЛ и «Братьях-мусульманах» (обе организации запрещены в России – авт.). Есть много конкретных фактов. Так, один из столпов правительства ПНС, министр внутренних дел, Фатхи Башага, вместе со своими подчиненными ему бойцами, держат население в состоянии настоящего страха и террора».

«Максим, например, располагал конкретными фактами по поводу угрозы Башаги похитить детей шейха племени, который отказался платить ему и его бойцам, и это лишь один из огромного списка фактов, над которыми Шугалей работал в течение двух месяцев», — отметил он. «Ему удалось узнать, как работает ЦРУ в Триполи, и какие задачи они ставят перед правительством ПНС» — добавил глава ФЗНЦ. Видимо, по логике А.Малькевича, сбор информации о деятельности резидентуры ЦРУ в стране является одной из задач для командируемых туда политологов и социологов.

«Мы должны понимать, что, он, обладая всей этой информацией, может говорить об этом на международном уровне, и может свидетельствовать об этом на широких международных форумах, и ни правительство примирения, ни западные кураторы из Соединенных Штатов и Турции не могут допустить этого. И, наконец, что самое худшее, Максим провел полтора года в ужасном месте, а именно в ужасной тюрьме Майтига, в Триполи, и когда он выйдет, мы надеемся на это и работаем для этого, он расскажет всему миру об условиях, в которых живут сотни тысяч людей, и он откроет нам все ужасы и пытки, которым подвергаются заключенные.  Конечно, Правительство национального согласия не может допустить появления такой информации».

Малькевич пояснил, что Максим Шугалей проводил «крупное социальное исследование в Ливии по согласованию с Сарраджем и с ведома главы Высшего совета «Братьев-мусульман», «консультативного государства» Халеда аль-Мишри, но результаты, полученные российскими социологами, убедительно показали, что правительство примирения не имеет никакой электоральной поддержки». И продолжил: «Юридическая работа российских ученых стала рассматриваться как заноза в горле чиновникам, и эти данные не могут быть опубликованы для общественности».

А.Малькевич считает: «Фактически, мы можем говорить о настоящем заговоре против русского мира, чтобы эта информация не публиковалась» (каким образом ливийские электоральные нюансы имеют отношение к «русскому миру», мы затрудняемся судить – авт.)», назвав решение о похищении российских исследователей со стороны Правительства национального согласия «глупым, тем более что в эпоху электронных коммуникаций все эти материалы Максим смог отправить и некоторые уже были опубликованы».

Что касается отношений между ПНС и Турцией, А.Малькевич сказал: «Еще один опасный момент, о котором, возможно, Максим Шугалей был одним из первых, кто его выявил, и я постараюсь быть точным в своих оценках, но весь мир теперь видит, что Реджеп Тайип Эрдоган пытается возродить величие Османской империи, и ее прежние исторические границы, чтобы эта политически мертвая система сохранились.  Турция снабжает ПНС деньгами и оружием, посылает к нему его военных советников и перебрасывает к нему наемников из Сирии, а Максим Шугалея знал об этом и передает информацию, даже когда он находится в тюрьме».

Глава ФЗНЦ подчеркнул, что у ПНС нет никаких доказательств, чтобы осудить российских исследователей: «Все, что было представлено в качестве доказательства его осуждения, было предоставлено американскими СМИ, и именно агентство Bloomberg конкретно сообщило об аресте. Русские оказались виноваты, потому что они пытались вмешаться в ливийские выборы, пока они не были проведены, хотя, в Ливии нет закона о выборах, и она не приняла конституцию, определяющую их процедуры». Что касается точки зрения Москвы на дело Максима Шугалея, он отметил: «Россия официально считает Максима похищенным. Министерство внутренних дел России выступило с заявлением о похищении Шугалея и Самера Савфана», продолжая: «Мы подготовили ряд заявлений и апелляций как для российских, так и для международных следственных органов, и мы подали иск в уголовный суд. Мы взаимодействуем с Советом ООН по правам человека, но из-за эпидемии коронавируса в Европе практически не проводятся публичные мероприятия, но наши материалы находятся в Секретариате ООН, и я готов участвовать в любых согласованных встречах через Интернет. Мы рассчитываем на очень серьезное сотрудничество с Интерполом, и, прежде всего, конечно, люди, непосредственно причастные к похищению Максима Шугалея, должны быть объявлены в международный розыск, среди них, в первую очередь, один из руководителей Госсовета, Халед аль-Мишри и министр внутренних дел Фатхи Башага. Мы знаем, что на деньги, украденные у ливийского народа, тот же Мишри купил недвижимость в Стамбуле.  У Башаги и аль-Мишри есть банковские счета, то есть то, что может и должно быть арестовано, и они должны быть задержаны, чтобы привлечь их к ответственности, потому что они преступники, и они должны предстать перед судом за похищения граждан России, за их преступления против ливийского народа».

В заключение А.Малькевич сказал: «Короче говоря, мы должны честно напомнить Западу, что именно они саботировали Ливию в 2011 году, потому что именно они вели ужасную войну с бомбардировками, и из богатой и процветающей страны Ливия стала страной, страдающей от боевиков, банд и ополченцев, и мы, россияне, обеспокоены судьбой Ливии больше, чем те, кто совершили все это разорение».

Местный источник ФЗНЦ, отказавшийся назвать свое имя, пояснил для портала «Оэа», что группа Шугалея была арестована 5 июля 2019 года по обвинению в проведении разведывательной работы, подчеркнув, что всем известно, что они въехали законным образом и с оформленной визой, и указав, что это никто иной, как служба безопасности посольства США в Тунисе предоставила информацию Правительству национального согласия и милиции «Радаа» во главе с Абдельрауфом Карой, чтобы арестовать экспертов российского исследовательского центра и поместить их в тюрьму Майтига.

По нашей субъективной оценке, содержание данного интервью А.Малькевича может быть сразу взято за основу обвинительного вердикта в отношении Максима Шугалея, настолько оно изобилует фактами, доказывающими достаточность претензий к его персоне, какими бы ангажированными не были власти, осуществившие его задержание. В нынешней ливийской реальности людей, в том числе и иностранных журналистов, разного рода исследователей, задерживали и помещали в тюрьмы за гораздо меньшие провинности. Причем, по обе стороны ливийской гражданской войны. Случаев же чистой уголовщины с требованиями выкупа – сотни.

Не умаляя очевидный факт личной драмы М.Шугалея и его спутника, ставших заложниками ситуации, в которой они оказались хотелось бы отметить следующее. Очередной информационный демарш  А.Малькевича и возглавляемого им ФЗНЦ на ливийском проджамахирийском портале, сам по себе, примечателен тем, что лишний раз показывает насколько эта организация, мягко говоря, слабо ориентируется в ливийской проблематике. В самих утверждениях А.Малькевича достаточно противоречащих себе заявлений, из которых ясно, что М.Шугалей занимался в Триполи деятельностью, далеко выходящей за пределы социологических исследований. Неудачный во всех смыслах, этот первый опыт одной из олигархических российских группировок устроить собственную гибридную информационную войну на совершенно неизвестной им территории, закономерно закончился тем, чем и должно было быть, — провалом. После чего его устроители принялись апеллировать и к МИД РФ, и к международному сообществу. К сожалению, действия подобных организаций, по собственной инициативе подвизающихся на внешнеполитической площадке, непонятно на каком основании и каким образом отождествляющих «национальные ценности России» с той же Ливией, не привносят позитива на этом направлении внешней политики, когда однобокая ставка на одну из сторон ливийского конфликта не является лучшим из вариантов.

В заключение позволим предположить, что даже такое квазигосударственное образование, как нынешняя Ливия, в части Триполитании, не позволит каким-то приезжим людям заниматься сбором разведывательных данных самого различного характера, встречаться с противниками существующего режима, вмешиваться во  внутри политическую ситуацию, пытаться распространять материалы агитационного характера на тему выборов, когда это вопрос даже не оформлялся местной стороной, собирать компромат на высокопоставленных лиц, тиражировать собранные данные в негативной обработке за границу.. На что рассчитывали те, кто отправлял М.Шугалея в Ливию и ставил ему такие задачи? В итоге, как бы там ни было, ни провокации устроить не удалось, ни, кого-то, из той же международной общественности, да и в самой Ливии, заинтересовать этим фактом, тоже. Лавры американской корпорации «Рэнд», возможно, не дают покоя, но для того, чтобы решать вопросы на таком уровне, мало одних лишь денег и ассоциаций коммерческих интересов заказчика с государственными или национальными интересами. Требуется понимание и знание той территории, где он это все собирался реализовывать.

49.94MB | MySQL:110 | 0,715sec