О роли Египта в переговорах о примирении между ФАТХом и ХАМАСом

Реализация пункта соглашения между палестинскими фракциями о проведении еще одной встречи и назначении даты выборов зашло на сегодня в тупик. Как утверждают палестинские источники, это произошло прежде всего из-за опасений в Рамалле вызвать серьезное раздражение в Каире. Именно недовольство Египта ФАТХом и ХАМАСом в связи с их решением провести двусторонние встречи по примирению в Стамбуле под эгидой Турции задержало назначение даты последующей встречи лидеров палестинских фракций. Напомним, что 24 сентября ФАТХ и исламистская организация ХАМАС достигли договоренности о проведении всеобщих выборов на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа в течение ближайших шести месяцев. 15 сентября лидер ФАТХ Махмуд Аббас и глава Политбюро движения ХАМАС Исмаил Хания объявили «о прекращении раскола между ФАТХ и ХАМАС и обустройстве палестинского дома». Оба политика приветствовали итоги конференции лидеров палестинского движения сопротивления, которая состоялась в Бейруте 3-4 сентября. Они подчеркнули важность создания объединенного национального руководства и активизации роли Организации освобождения Палестины. Сближение между ведущими политическими организациями палестинцев в Рамалле и Газе произошло на фоне подписания 15 сентября в Вашингтоне соглашения о нормализации отношений между Израилем, Бахрейном и Объединенными Арабскими Эмиратами под эгидой США и носило характер оперативной реакции. Аббас и Хания в совместном заявлении отвергли, по их мнению, «позорную сделку». Оба политика подчеркнули, что заключенные в Вашингтоне соглашения «не заставят палестинцев отказаться от права на независимость, свободу и народное сопротивление оккупации». Последний раз выборы в Палестинский законодательный совет проводились в январе 2006 года. 74 из 132 депутатских мест заняли кандидаты от ХАМАСа. В 2007 году между руководством двух организаций произошел конфликт, приведший к расколу между Рамаллой и Газой. Переговоры о примирении велись в Каире и Дохе, однако достигнутые там двусторонние соглашения так были реализованы, именно с учетом раздражения Каира по поводу растущего влияния Анкары на переговоры, глава Палестинской национальной администрации  Махмуд Аббас отложил сейчас выпуск президентского указа о назначении даты выборов, что было ключевым итогом соглашения между двумя движениями в Стамбуле 24 сентября. Тот факт, что этого не произошло, вновь поднял вопрос о давлении, оказываемом на главных действующих лиц как региональными, так и более широкими международными сторонами. Египет, который был главным посредником и традиционным хозяином палестинских переговоров о примирении между ФАТХом и ХАМАСом с момента их нарушения в 2007 году, не дал никакого официального негативного ответа на результаты стамбульской встречи. Но в реальности участие Турции в процессе внутрипалестинского примирения, усиление влияния Катара в Газе, а также вопросы прекращения огня и обмена пленными между ХАМАСом и Израилем не удовлетворяют Египет, который рассматривает такие шаги как нарушение своей исторической роли в палестинском досье. Египетские источники, близкие к правительственным кругам, указывают на то, что хотя Каир не объявлял публично о своем недовольстве переговорами в Турции, но через имеющиеся каналы коммуникаций сообщил Джибрилю Раджубу, члену Центрального комитета ФАТХа и главе его делегации в Стамбуле, о своей «озабоченности» по поводу этой встречи. При этом египтяне в большей степени недовольны именно позицией Рамаллы. Как указывают проправительственные источники в неофициальных беседах: «Египет видит в стамбульской встрече, которая состоялась по официальной просьбе президента Аббаса во время телефонного разговора с Эрдоганом, а до этого встреча секретарей фракций в Бейруте, наряду с ощутимым сближением отношений ПНА с Катаром, указывает на новое «официальное направление ПНА по переформулирование своих отношений с осями региона как ответ на сближение государств Персидского залива и Израиля». До сих пор Раджуб всегда отрицал сообщения о недовольстве Египта, заявив в своем заявлении, что «никто не говорил нам, что Египет сердится из-за нашего диалога в Турции». Однако в своем последнем по времени заявлении он косвенно признал такой факт по этому поводу, заявив в интервью местной радиостанции в Газе: «Мы обратились ко всем тем, кто обвинял нас, и объяснили им ситуацию, и этот вопрос был решен». Раджуб также подчеркнул, что Египет по-прежнему одобряет «проведение палестинских диалогов в продолжение предыдущих усилий, направленных на прекращение раскола и восстановление национального единства». Однако он не уточнил дату возобновления какого-либо диалога, что косвенно свидетельствует о том, что «вопрос далеко не решен». Еще одним поводом для недовольства Каира и Абу-Даби стали кадровые чистки сторонников их креатуры М.Дахлана в ПНА. После заключения израильско-эмиратского соглашения о нормализации отношений, вызвавшего гнев ПНА, Махмуд Аббас в конце сентября приказал провести волну арестов предполагаемых сторонников Мухаммеда Дахлана на Западном берегу реки Иордан. Согласно ряду источников, Аббас поручил эту миссию военной разведке, а не Службе превентивной безопасности, которая занимается вопросами внутренней безопасности в зоне А, находящихся под ответственностью ПНА и которую возглавляет, как полагают некоторые эксперты, его потенциальный преемник Маджид Фарадж. Перед главой военной разведки с 2015 года Закарией Муслехом была поставлена задача арестовать в том числе таких ключевых фигурантов, как Хайтман аль-Халаби, члена ФАТХа в Наблусе, и Салима Абу Сафию, бывшео сотрудника Службы превентивной безопасности в Газе. Оба обвиняются в связях с Дахланом, советником наследного принца ОАЭ Мухаммеда бен Заида Аль Нахьяна, и египетским Управлением общей разведки. Десятки других членов ФАТХа были арестованы и заключены в тюрьму, что побудило Дмитрия Делиани, представителя партии «Течение демократических реформ», близкой к Дахлану фракции ФАТХа, признать, что в результате репрессий это  политическое движение было серьезно ослаблено. В то время как эти аресты иллюстрируют решимость Аббаса предотвратить политическое возвращение Дахлана, его выбор органа безопасности для этого имеет большое значение, учитывая борьбу за власть, связанную с преемственностью 85-летнего лидера ПНА. Маджид Фарадж, кандидатуру которого в качестве предполагаемого наследника М.Аббаса в принципе одобряют и израильтяне, и американцы, уже пережил несколько покушений на свою жизнь, последнее по времени из которых было в январе 2020 года, и Аббас позаботился о том, чтобы расследование этих инцидентов было свернуто. З.Муслех, верный союзник Аббаса, который меньше рискует и не участвует в политике, был в этой связи идеальным выбором для того, чтобы возглавить чистку сторонников Дахлана.

Как полагают палестинские источники такие действия М.Аббаса свидетельствуют о направлении им серьезного сигнала о недовольстве позицией Каира по поводу нормализации отношений Объединенных Арабских Эмиратов и Бахрейна с Израилем. Египет был первым, кто приветствовал соглашения о нормализации, несмотря на то, что ПНА назвала их «ударом в спину». Одобрение Египтом этого шага наряду с отказом Лиги арабских государств и ее лавы, бывшего министра иностранных дел АРЕ Ахмеда Абуль Гейта, принять проект палестинской резолюции, осуждающий нормализацию, возмутило ПНА до такой степени, что Рамалла согласилась на бейрутскую и стамбульскую встречи, чтобы передать «послание протеста» Каиру. При этом ни ФАТХ и ХАМАС, как бы они ни злились на египетскую политику, не могут обойтись без опоры на Каир, ровно также как последний не может полностью отказаться от своей роли в палестинском вопросе в пользу своих турецких и катарских соперников. Проправительственные СМИ Египта получили «зеленый свет» от Каира, начав атаки на ХАМАС и возобновив предыдущие обвинения в терроризме против него и предполагаемого вмешательства в египетские дела в интересах «Братьев-мусульман». В Рамалле полагают, что такое подстрекательство средств массовой информации было «посланием» ФАТХу и ХАМАСу о том, что Каир разгневан переносом диалога о примирении в другие столицы после многих лет исключительного египетского посредничества. С 2009 года Каир выступил посредником в заключении пяти соглашений о примирении между ФАТХом и ХАМАСом, ни одно из которых не было претворено в жизнь на местах, а также выступил спонсором и организатором нескольких раундов двусторонних или фракционных диалогов. Такая позиция Египта в отношении ХАМАСа была обусловлена и отказом движения от египетского посредничества в процессе прекращения огня и обмена пленными с Израилем, а также за предоставление «большего пространства» в этой сфере Катару. Именно одностороннее посредничество Катара привело к последнему по времени соглашению о перемирии между ХАМАСом и Израилем, заключенному через несколько дней после того, как египетская делегация провалила свою обычную миссию посредничества во время визита в сектор Газа.

Однако наблюдатели полагают, что задержка с проведением новой встречи генеральных секретарей ФАТХа и ХАМАСа связана с тем, что палестинское руководство не получило официального разрешения Египта на проведение переговоров в Каире. Официальные источники в ПНА говорят о том, что Каир отказывается «сократить» свою роль от спонсорства до простого предоставления мест такой встречи в АРЕ, а также хочет, чтобы «палестинцы, сначала договорились между собой». Палестинская просьба к Каиру состояла в том, чтобы встреча состоялась в штаб-квартире палестинского представительства в египетской столице, а не, как обычно, в офисе египетской разведки. Но египтяне от такого варианта пока уклоняются. Отсюда, кстати, и недавние реверансы ХАМАСа в отношении Москвы. Муса Абу Марзук, член политбюро ХАМАСа, заявил во время своего недавнего визита в Россию, что Москва также готова принять у себя эту встречу. Предполагается, что как только будет определена дата и место проведения, генеральные секретари обсудят проведение выборов в законодательные органы через 14 лет после последних по времени выборов, в ходе которых ХАМАС получил большинство голосов, прежде чем его разногласия с ФАТХом переросли в кровопролитные бои, которые в конечном итоге привели к полному контролю над сектором Газа в 2007 году. При этом руководители «Исламского джихада» в секторе Газа, исключили проведение встречи в любой другой столице, кроме Каира.

51.5MB | MySQL:101 | 0,340sec