Оценки китайских специалистов некоторых аспектов военно-технического сотрудничества Турции и Украины

По данным китайских источников, предприятия оборонно-промышленного комплекса Турецкой Республики в рамках национальной программы по созданию наступательного ракетного вооружения ведут разработку крылатой ракеты под обозначением Gezgin. Прежде всего, данная ракета предназначена для размещения на надводных кораблях с управляемым ракетным оружием, а также для пусков с наземных мобильных установок. В отношении внешнего облика крылатой ракет Gezgin известно, что турецкие конструкторы в качестве основы использовали американский Tomahawk.

В период с 2014 по 2018 гг. представители ОПК Турции предпринимали попытки приобрести в КНР универсальную КР «Длинный меч-10» и в ходе переговоров уверяли китайскую сторону в твердости своих намерений и готовности внести полную предоплату за небольшую партию ракет и лицензию на копирование и воспроизводство боеприпасов.

Турецкие оружейники откровенно сообщали о намерении самостоятельно адаптировать систему наведения КР под нужды национальных ВС.  Китайская сторона отнеслась крайне настороженно к запросам ОПК Турецкой Республики и заняла выжидательную позицию на переговорах. Однако, турецкая сторона была вынуждена отказаться от покупки КР в КНР по причине угроз, поступивших из Вашингтона.

По данным китайских источников, президент США Дональд Трамп потребовал ввести экономические санкции в отношении официальной Анкары, в случае если Турция приобретет хоть один образец вооружения в КНР. Достоверно известно, что американская сторона намеревалась создать серьезные трудности для ОПК Турецкой Республики в виде запрета на отгрузку стальных и алюминиевых сплавов с территории США.

В итоге кумулятивный эффект отказа КНР от поставок КР в Турцию и угрозы дополнительных санкций и осложнений со стороны США привели к тому, что специалисты ОПК ТР оказались в очень сложном положении и были вынуждены искать сторонние источники комплектующих и материалов для КР Gezgin.

В сложившейся ситуации значимую помощь оказывают украинские разработчики авиационных и ракетных двигателей, а именно Запорожское машиностроительное конструкторское бюро «Прогресс» имени академика А.Г.Ивченко.  Руководство КБ в декабре 2019 г. подписало с турецкими оружейниками контракт на разработку одноразового турбовентиляторного двигателя под обозначением АИ-35. Выпуск данной силовой установки планируется организовать на Запорожском акционерном обществе «Мотор Сич».

По данным китайских источников, указанный двигатель создан на основе советской разработки РДК-300 и имеет длину 871 мм, диаметр 316 мм и массу 85 кг. Поскольку двигатель предназначен для установки на крылатые ракеты украинские специалисты уменьшили ресурс силовой установки за счет применения более дешевых материалов и сплавов в конструкции 2-х ступенчатого вентилятора, 6-ти ступенчатого компрессора, камеры сгорания и 2-х ступенчатой турбины. Срок хранения двигателя составляет 10 лет.

Мощность данного двигателя составляет около 400 кгс/см. кв., что позволяет КР Gezgin развивать скорость до 0,9 МАХ на высотах до 6000 м. Максимальная дальность пуска оценивается в 1000 км.

Примечательным является тот факт, что ранее «Мотор Сич» предоставило китайским партнерам документацию на данный двигатель, выпуск которого, в настоящее время возможен только на производственной площадке совместного китайско-украинского предприятия в г.Чунцин. С учетом современного состояния «Мотор Сич» не способно своевременно выполнить заказ на самостоятельное производство двигателей Аи-35 и будет зависеть от поставок комплектующих из КНР, т.е. официальный Пекин может серьезно повлиять на процесс создания КР Gezgin и тем самым нарушить планы президента Турии Реджепа Тайипа Эрдогана по внесению радикальных изменений в геополитическую схему Ближнего Востока.

Обозреватели китайских специализированных изданий отмечают, что в современной военно-политической обстановке ОПК Турецкой Республики могут приобрести аналогичные турбовентиляторные двигатели только в Республике Корея, поскольку США, Франция и КНР не намерены поставлять свои разработки в Турцию. В данном аспекте китайские аналитики указывают, что силовая установка южнокорейского производства под обозначением SSF-750K не обеспечивает дальность полета, которая необходима КР Gezgin — всего лишь 150 км.

Также ОПК Российской Федерации способен оказать помощь в виде двигателей Р95ТП-300, однако для поставок такого агрегата необходима воля высшего военно-политического руководства РФ, которое осознает всю опасность продажи официальной Анкаре такого элемента перспективной КР.   Китайские специалисты надеются, что РФ не станет поставлять свои двигатели в Турцию, особенно с учетом агрессивной региональной политики официальной Анкары на Ближнем Востоке и Южном Кавказе.

Представляется возможным согласиться со следующими оценками китайских аналитиков:

– руководство Турецкой Республики планомерно укрепляет военно-техническое сотрудничество с Украиной (подписано соответствующее соглашение 16.10.2020 г.), т.е. оказывает финансовую поддержку официальному Киеву, который крайне враждебно настроен в отношении РФ;

– контакты предприятий ОПК Турции и Украины находятся под пристальным наблюдением сотрудников ЦРУ США, т.е. в любой момент американские акционеры ключевых украинских предприятий могут вмешаться в определенные разработки, что приведет к дальнейшему осложнению отношений между Вашингтоном и Анкарой;

– военно-политическое руководство Турции намерено активно финансировать разработки новых образцов наступательного вооружения, а также получение информации об аналогичных продуктах в РФ, КНР и других странах;

– принятие крылатых ракет морского или наземного базирования с эффективной дальностью пуска 1000 км на вооружение ВМС или СВ ВС Турецкой Республики радикальным образом повлияет на расклад сил в регионе;

– в разработке КР Gezgin заинтересованы вооруженные сил таких государств как Объединенные Арабские Эмираты и Катар;

– КР Gezgin должна обладать возможностью доставки как осколочно-фугасной, так и специальной (ядерной) боевой части, т.е. с появлением этой ракеты следует ожидать обретение Турцией статуса «ядерной державы».

В дополнение к вышесказанному необходимо отметить, что военно-политическое руководство Турецкой Республики намерено в ближайшие пять лет создать на территории страны систему научно-исследовательских и производственных организаций, цель которых – разработка ядерных головных частей для тактического наступательного вооружения. По данным китайских источников, президент Реджеп Тайип Эрдоган еще 13 лет назад принял решение о необходимости получения ядерного оружия в целях  выполнения своего плана по созданию «Новой Османской империи».

В данном аспекте содействие официальной Анкаре оказывает другой военно-технический партнер — Исламская Республика Пакистан, поскольку специалисты атомной промышленности мусульманского государства обладают необходимым опытом в области создания ядерных боевых частей, что доказано опытом сотрудничества Исламабада и Эр-Рияда в данной области. Взаимодействие в вопросах создания ядерного оружия между Анкарой и Исламабадом указывает на укрепление доверия между представителями политического руководства и военными специалистами двух стран.

52.42MB | MySQL:103 | 0,446sec