Турецкие власти ужесточают контроль за социальными сетями

Все больше беспокоясь о потере молодежного голосования, правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) пытается жестко контролировать цифровой ландшафт Турции с помощью нового закона «О социальных сетях». Он вступил тремя неделями ранее и направлен на регулирование социальных сетей в Турции. Ряд экспертов в этой связи связывают с растущей тревогой правящей партии по поводу проигрыша молодежного голосования на предстоящих выборах любого уровня. По данным Турецкого статистического института, уровень безработицы среди турецкой молодежи составляет 26%, что является самым высоким показателем за последние 20 лет. Недавний опрос показал, что 79,3% людей в возрасте от 15 до 25 лет считают, что главным условием удачной карьеры является наличие у них покровителей из числа влиятельных фигур из политического класса, а не их профессиональная квалификация. Это к вопросу об эффективности «системы социальных лифтов», о которой восторженно говорили некоторые российские эксперты еще несколько лет назад. Более 60% из них, как показывает тот же опрос, говорят, что хотели бы покинуть страну, если бы им дали такую возможность. Даже почти 50% сторонников ПСР и около 70% тех, кто поддерживает ее союзника Партия националистического действия (ПНД) , заявили, что предпочли бы жить за границей. Это к вопросу о растущей экономически «новоосманской империи» и амбициях ее руководителей. 26 июня  президент Турции Р.Т.Эрдоган вышел в прямой эфир со старшеклассниками на YouTube. Трансляция шла не очень хорошо, так что раздел комментариев в конце концов был отключен, так как прямая трансляция была засыпана антипатиями и хэштегами, такими как #OyMoyYok, что означает «вы не получите наш голос».
Поэтому неудивительно, что в 79-страничном докладе, представленном Р.Т.Эрдогану в начале этого года, предлагалось создать местные цифровые платформы, «которые защищают наши данные и обрабатывают их для производства контента, соответствующего нашей культурной идентичности». В докладе утверждается, что международные гиганты социальных сетей, которые доминируют в молодежной культуре, представляют собой вызов для страны и должны регулироваться. Доклад прямо обвиняет технологические компании Силиконовой долины в культурном колониализме и подрыве государственной власти. «Наш ответ должен быть кибер-суверенитет, кибер-Родина и цифровая Турция», — говорится в докладе. Новый закон, принятый турецким парламентом в июле, прямо перед летними каникулами, ввел эту стратегию в действие, не оставив места для обсуждения возражений, выдвинутых оппозиционными партиями, организациями по защите гражданских прав и экспертами.
Вступивший в силу с 1 октября закон направлен на усиление контроля властей над компаниями социальных сетей и контентом, циркулирующим на их платформах. Он требует, чтобы социальные платформы с более чем миллионом уникальных подключений в день, такие как Google, Facebook и Twitter, назначали представителя в Турции, выполняли запросы на удаление контента и хранили данные пользователей внутри Турции. Месяц назад ни один гигант социальных сетей не отреагировал на это законодательство. Если они откажутся подчиниться, то социальные сети, которые доминируют в турецкоязычном интернете с 54 млн пользователей — две трети населения страны — столкнутся с ограничением пропускной способности и окажутся в значительной степени недоступными к маю следующего года. Турция — далеко не единственная страна, которая хочет регулировать контент социальных сетей. Она, безусловно, имеет право требовать, чтобы крупные технологические компании следовали правилам и нормам страны, как это делают многие другие — и как предприятия, ориентированные на прибыль, они вряд ли откажутся от прибыльного турецкого рынка. В данном случае выскажем еще одно соображение: дело в данном случае не только в прибыли, хотя это и важно. Теряется мощный инструмент информационного влияния на аудиторию. В нынешних реалиях это практически основной инструмент распространения своих пропагандистских установок и «коллективный организатор» по выражению В.И.Ленина. Правда, он имел в виду газету, но сути это не меняет. Таким образом, жесткий прессинг на международные корпорации с требованием размещать свои базы данных в Турции скорее всего сработает. И это создает нужный прецедент и для России. Но есть и оборотная сторона медали: многих в Турции, как утверждает оппозиция, волнует не регулирование этих платформ как таковых, а тот алгоритм, который правящая партия видит в качестве их замены. В этой связи многие полагают, что социальные сети после этого начнут публиковать преимущественно религиозно-националистический контент в интересах власти, с жестким блокированием любой оппозиции. Согласно отчету, опубликованному стамбульской Ассоциацией свободы выражения мнений, число заблокированных сайтов в Турции к концу 2019 года выросло до 408 494, по сравнению с 80 553 всего четырьмя годами ранее. И эта тенденция набирает обороты, судя по открытым высказываниям самого президента. Выступая на церемонии открытия университетского комплекса на прошлой неделе, Р.Т.Эрдоган раскритиковал средства массовой информации за то, что они не оправдали его ожиданий. «Хотя наши СМИ оснащены всей самой современной инфраструктурой, они не отражают наш голос и душу», — сказал он.

52.4MB | MySQL:103 | 0,570sec