О внешних и внутренних факторах, влияющих на послевоенное восстановление Сирии

В Госдепартаменте США утверждают, что состоявшаяся в Дамаске на прошлой неделе международная конференция по беженцам не создает условий для их безопасного возвращения в Сирию.
«Организованная режимом Асада (так в США называют действующего президента Сирии Башара Асада — прим. ТАСС) и Россией конференция по беженцам не была надежной попыткой создания необходимых условий для безопасного и добровольного возвращения беженцев в Сирию», — говорится в распространенном 13 ноября вечером заявлении американского ведомства. Несмотря на то, что в форуме 11-12 ноября приняли участие делегации из 26 стран, в Вашингтоне заявили об отсутствии поддержки мероприятия «за пределами узкой группы союзников режима».
Без приведения каких-либо доказательств в Вашингтоне заявили, что сирийские власти при поддержке России «пытаются использовать миллионы уязвимых беженцев» ради ложных утверждений, что конфликт в арабской республике закончен. В то же время, подчеркивается в заявлении, Асад не должен распоряжаться международными фондами восстановления. «США поддерживают возвращение беженцев, когда условия позволяют им вернуться безопасно и добровольно», — говорится в тексте.
Международная конференция по беженцам и внутренне перемещенным лицам в Дамаске собрала делегации из 26 государств, в том числе из России, Китая, Ирана, Ливана, Султаната Оман и Пакистана. В форуме участвовали также представители ООН и 12 неправительственных организаций. Как заявил специальный представитель президента России по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, введенные против Сирии односторонние санкции препятствуют восстановлению республики и решению проблемы беженцев. Москва неоднократно отмечала политизацию темы беженцев со стороны западных государств. В этой связи отметим, что на Западе сознательно игнорировали эту конференцию, поскольку там четко увязывают возвращение беженцев с темой достижения устойчивой динамики в процессе работы национального Конституционного комитета и проведением выборов. Дискуссии о будущем политическом решении также были в центре повестки дня конференции, которая ознаменовала переход к невоенной фазе конфликта в Сирии. В его итоговом коммюнике было установлено, что любой будущий прогресс должен основываться на тексте Конгресса сирийского национального диалога в Сочи в 2018 году, возглавляемого Москвой. Эта позиция отличается от позиции специального посланника ООН по Сирии Гейра Педерсена, который, несмотря на свои попытки получить региональную поддержку своим усилиям, изо всех сил пытается мобилизовать участников конфликта вокруг Конституционного комитета, созданного в Женеве в 2019 году. То есть налицо практически зафиксированный официально расхождение позиций сторон по вопросу основы для организации национального диалога. Пока его нет, коллективный Запад будет игнорировать все мероприятия на любую тему, которые он рассматривает в качестве шага, призванного сигнализировать о возвращении Дамаска на международную арену. Исходя из этого, еще раз отметим бесполезность попыток Москвы за счет гуманитарного аспекта попытаться вовлечь страны Запада в этот процесс. Беженцы вернуться сами, как только они получат четкие гарантии своей безопасности и приемлемости созданных правительством условий для такого возвращения. И произойдет это без всяких конференций: такие вещи гораздо более эффективно происходят по каналам неформальных коммуникаций между различными общинами, племенами и стратами арабского общества. Но в данном случае надо подчеркнуть и еще один момент: на Западе рассматривают любые форумы на тему беженцев как инструмент своего косвенного вовлечения в процесс экономического восстановления Сирии, что для них является неприемлемым. Собственно те же французские эксперты отмечают, что проведенная конференция по вопросу беженцев, была в первую очередь посвящен обсуждению будущих контрактов по восстановлению Сирии. Из серьезных игроков на этом поле они выделяют Иран, Россию, Китай, Ирак и Алжир. По их оценке, очевидно, что проблема беженцев была лишь предлогом для проведения мероприятия, поскольку некоторые сирийские организаторы этого форума даже в его кулуарах открыто шутили на эту тему, а участники практически сразу приступили к обсуждению более прибыльного вопроса восстановления Сирии, а каждый из них стремился монетизировать политические достижения, достигнутые в ходе конфликта.

В то время как Москва через своего представителя объявил о выделении новой помощи Сирии в размере  1 млрд долларов, а также о ряде соглашений о сотрудничестве, некоторые из которых были заключены непосредственно с женой президента Башара Асада Асмой (что очень знаковое событие в силу смены системы т.н. «бизнес-якорей» среди сирийской деловой элиты) иранская делегация также продемонстрировала высокую активность в этом вопросе. Иранский специальный посланник Али Асгар Хаджи воспользовался случаем, чтобы объявить о скором запуске специального фонда для восстановления Сирии в рамках сотрудничества с Сирийской торговой корпорацией. Он также затронул деликатный вопрос трансграничной торговли между Ираком и Сирией через контрольно-пропускной пункт Абу-Камаль, где распределение пограничных пошлин не было урегулировано с момента освобождения этого стратегического города, который был захвачен «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России). Ожидая, что этот важнейший вопрос будет поднят, Багдад направил своего руководителя Службы безопасности Фалеха аль-Файяда, который также говорил с Асадом об укреплении двусторонних отношений, что не обсуждалось конкретно сторонами на серьезном уровне с 2011 года. Китай, который уже вложил значительные средства в восстановление Сирии, объявил в послании, переданном его послом в Дамаске Фен Бяо, что он продолжит «распределение всей помощи, необходимой для восстановления». Обратим внимание на то, что китайцы пытаются синхронизировать свое участие в экономическом восстановлении Сирии с присутствием в секторе безопасности страны, что логично с точки зрения угроз Пекину со стороны уйгурских сепаратистов. В дополнение к сектору безопасности, Китай также нацелен на физическое восстановление Сирии, которое оценивается в размере от 200 млрд до 1 трлн долларов. Учитывая нехватку ресурсов у других спонсоров сирийского режима — России и Ирана — только у Китая есть средства, чтобы вложить необходимые суммы. Китайские компании, претендующие на работу в Сирии, включают международную строительную фирму Easy Bright Trading Limited; компании электрооборудования Express Luck International и Zhongshan Electric; а также сельскохозяйственные компании Tianjin Co, Dalian Como Trading и другие. Пекин открыто говорит о своих сирийских амбициях, которые в более широком смысле являются частью инициативы «Пояс и путь» (BRI), продвигаемой китайским Советом по содействию международной торговле (CCPIT) и одобренной президентом Сирии Башаром Асадом. Сейчас CCPIT проводит ежегодную торговую ярмарку по восстановлению Сирии, а в 2019 году он даже опубликовал руководство для китайских инвесторов в Сирии. Пекин постепенно плетет свою локальную сеть, заключая соглашения с сирийским режимом — научное партнерство в 2016 году, транспортное соглашение в 2019 году, соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве в марте 2020 года, обеспеченное кредитами, последний по времени из которых составил 14 млн долларов.
Сирийские министры соответствующих секторов подписали соглашения с послом Китая в Дамаске Фэн Бяо и его экономическим советником Чэнь Вэньлинем.
Глава Сирийско-китайского совета Мухаммед Хамшо играет важную роль в соглашениях с Пекином. Мохаммед Хамшо — бизнесмен, который стал влиятельным благодаря нефтяным сделкам с Ираком при Саддаме Хусейне в 1990-х годах, Хамшо работает с CCPIT по крайней мере с 2011 года. Близкий к Махеру Асаду, младшему брату президента Сирии и авторитетному члену внутреннего круга сирийского режима, Хамшо недавно попал под санкции в соответствии с американским  «Законом Цезаря». В результате Пекину, возможно, придется трансформировать свою локальную сеть через введение в нее новых подставных лиц и фирм, чтобы продолжить инвестиции в Сирию. По мере того как сирийский конфликт вступает в свою завершающую стадию, Дамаска готовит крупные контракты, столь желанные его донорами, для восстановления страны. Бизнес-ландшафт Сирии претерпевает большие изменения, поскольку местные бизнесмены, разбогатевшие во время войны, оказываются втянутыми в политическую борьбу за власть. Асма Асад продвигает интересы нового могущественного клана, который символизирует об упадке старых олигархов. Падение одного из них в лице Рами Махлюфа открыло новые возможности в сирийском телекоммуникационном секторе, в котором он когда-то доминировал. Туда сейчас заходит сирийская компания EmmaTel, которая находится под бдительным кураторством Асмы Асад. Сирийская компания по производству смартфонов EmmaTel запустила новый iPhone в Дамаске 31 октября, что является весомой заявкой на серьезную долю этого рынка. EmmaTel недавно появилась в качестве новой восходящей звезды в телекоммуникационном ландшафте Сирии, где на сегодняшний день доминируют MTN и Syriatel, которые принадлежат опальному Рами Махлюфу. Асма Асад, которую обоснованно называют главным архитектором организации опалы Рами Махлюфа (двоюродный брат президента САР Башара Асада), стоит за этой новой компанией, которая не случайно носит ее английское прозвище Эмма. Вообще по некоторым данным, именно конкурентная борьба за телекоммуникационный сектор стал главной причиной опалы Рами Махлюфа, который элементарно не захотел терять свою монополию. Основанная в феврале 2019 года в Дамаске компания EmmaTel, часть деятельности которой базируется в Абу-Даби, принадлежит Ходру Тахеру, доверительному управляющему активами Асмы Асад. Тахер ранее выполнял ту же роль для Махера Асада, который командует 4-й бронетанковую дивизию сирийской армии. Тахер контролировал трансграничные операции Махера Асада через свою охранную фирму Al Qal’a Protection Services. Теперь, работая на Асму Асад, Тахер осуществляет контроль за быстрым расширением EmmaTel, которая имеет магазины в десятке сирийских городов и значительно увеличила свой штат за последние месяцы. Чтобы увеличить свой оборот, компания недавно начала продавать предоплаченные частные телефонные карты VPN.
Амбиции EmmaTel — стать полноценным телекоммуникационным оператором, чтобы конкурировать с Syriatel, которая находится в тяжелом положении с мая, когда были заблокированы активы Рами Маклюфа и были арестованы он и несколько других руководителей этой компании. Указ, изданный Башаром Асадом в 2010 году, проложил путь к созданию третьего оператора связи в Сирии, но начало гражданской войны в 2011 году приостановило этот процесс. Несмотря на влияние Асмы Асад, конкуренция за то, чтобы стать третьим мобильным оператором Сирии, будет жесткой, и несколько претендентов попытаются утвердиться в Сирии, включая Иран и бизнесменов Мухаммеда Хамшо и Самера Фоза. При этом EmmaTel и Тахер уже присутствуют в списке сирийских физических и юридических лиц, подпадающих под санкции в соответствии с «Законом Цезаря» Министерства финансов США от 30 сентября.
Старое поколение сирийских олигархов, представленное Рами Махлюфом и Фаресом аль-Шибахи, постепенно теряет контроль над сирийским бизнесом, поскольку новички, такие как Самер Фоз, Надер Калаи, Назир Джамаль Эддин и Хусам Катерджи, становятся все более заметными. Группа бизнесменов, близких к Асме Асад, также борется за место на рынке во главе с Тарифом Ахрасом и Мухаммедом аль-Даббагом, которые в свою очередь выступают против Мухаммеда Хамшо, Гасана Али Билала и других бизнесменов, лояльных Махеру Асаду.
Внутренняя борьба идет не только за рынок телекоммуникаций. Предприниматели в сфере недвижимости в свою очередь занимают почетное место в формирующейся модели реконструкции, которую некоторые сравнивают с т.н. политикой «Солидаризма Бейрута» 1990-х гг., в рамках которой администрация президента Башара Асада стремится доверить ключевые проекты прежде всего лояльным бизнесменам. Наиболее ярким примером этого является проект Marota City, который недавно подвергся американским санкциям в соответствии с «Законом Цезаря». Этот масштабный проект будет включать строительство десятков домов, магазинов и роскошных отелей на юго-западе Дамаска под кураторством губернатора Дамаска Аделя Анвара аль-Обади, который является доверенным лицом Башара и Асмы Асад, а реализовываться будет через специально созданную им компанию Damascus Cham Holding.

51.6MB | MySQL:101 | 0,447sec