Американские эксперты оценивают вероятность снижения напряженности в американо-иранских отношениях при президенте Джо Байдене

Иран полностью вернется к своим ядерным обязательствам, если избранный президент США Джо Байден отменит санкции, введенные за последние два года, заявил министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф. В интервью, опубликованном 18 ноября в государственной иранской ежедневной газете, Зариф заявил: «Если США выполнят свои обязательства по резолюции 2231 Совета Безопасности ООН, мы выполним наши обязательства по СВПД». «Если США снова захотят присоединиться к [Совместному всеобъемлющему плану действий], мы готовы вести переговоры об условиях участия Вашингтона в этой сделке», — добавил он. Байден неоднократно заявлял, что присоединится к знаковому соглашению 2015 года, которое было заключено между Ираном и шестью мировыми державами, если Иран вернется к его соблюдению. В статье, опубликованной CNN в сентябре, Байден заявил, что предложит Ирану «надежный путь назад к дипломатии». Зариф заявил, что «Америка обязана выполнить резолюцию 2231 как член Организации Объединенных Наций и ее Совета Безопасности», указав на резолюцию СБ ООН, которая закрепила ядерную сделку 2015 года. «Если она действительно выполнит эту резолюцию, и санкции будут сняты, и не будет никаких препятствий для экономической деятельности Ирана, то Иран выполнит свои обязательства по сделке», — сказал он.
Согласно ядерному соглашению, Иран согласился ограничить свою ядерную программу в обмен на отмену международных санкций. После того, как два года назад США вышли из сделки и вновь ввели в отношении страны разрушительные экономические санкции, Иран начал постепенно наращивать свои ядерные запасы за пределами соглашения. Он утверждал, что реагирует таким образом на санкции и неспособность других сторон — Великобритании, Китая, Франции, Германии и России — обеспечить Тегерану обещанные экономические выгоды от сделки. Зариф охарактеризовал избранного президента как «ветерана иностранных дел», которого он знает уже 30 лет, и сказал, что, оказавшись в Белом доме, Байден мог бы «снять все эти [санкции] тремя указами». Если администрация Байдена сделает это, возвращение Ирана к ядерным обязательствам будет «быстрым», добавил Зариф. Интересно, что еще за день до президентских выборов в интервью телеканалу CBS Зариф категорически отверг идею пересмотра ядерной сделки. «Повторное участие не означает пересмотра условий», потому что  «если бы мы хотели сделать это [пересмотреть условия], мы бы сделали это с президентом Трампом четыре года назад». Эти заявления официальных лиц ИРИ надо рассматривать прежде всего как ясный сигнал со стороны Тегерана в адрес новой администрации США о готовности иранцев возобновить переговорный процесс. Статья Байдена, посвященная его стратегической политике в отношении Тегерана, вызвала оптимизм в Тегеране в рамках того, что дипломатия заменит практику запугивания при Трампе и его беспорядочные решения в этой связи. Но дьявол кроется в деталях. Байден заявил, что США возьмут на себя обязательство вернуться к ядерной сделке «в качестве отправной точки для последующих переговоров. Вместе с нашими союзниками мы будем работать над укреплением и расширением положений ядерной сделки, а также над решением других проблем, вызывающих озабоченность». «Отправная точка» — это совсем не автоматическое возобновление СВПД.
В этой связи целый ряд американских экспертов выражает серьезные сомнения в том, что план Байдена по снижению напряженности с Тегераном увенчается успехом. Прежде всего, по причине того, что Джо  Байден и Камала Харрис твердо поддерживают Израиль. Байден — это не просто еще одна версия бывшего президента Барака Обамы. В отличие от него он поддерживал дружеские отношения с Биньямином Нетаньяху около четырех десятилетий, по словам израильского премьер-министра. Что касается избранного вице-президента Камалы Харрис, то ее позицию по отношению к Израилю «можно измерить ее отношениями с американо-израильским Комитетом по связям с общественностью», сообщает израильская газета Haaretz. Таким образом, было бы разумно предположить, что администрация Байдена не будет полностью похожа на администрацию Обамы. «Мы будем продолжать использовать целенаправленные санкции против нарушений прав человека в Иране, его поддержки терроризма и программы баллистических ракет», — написал Байден в своей статье. Американские эксперты указывают в этой связи, что Байдену также может быть трудно отменить санкции, которые администрация Трампа ввела в отношении Ирана, не связанные с его ядерной программой, но в большей степени связанные с борьбой с терроризмом. Нефтяной сектор Ирана, его Центральный банк и банковская система в настоящее время находятся под санкциями, связанными именно с терроризмом. Может ли Байден отменить эти санкции? Юридически — да. Президент имеет право отменить любой исполнительный акт, принятый им или предыдущим президентом. «Возможно ли это … политически — это другой вопрос. Если мы потребуем изменений в их поведении … у иранцев не будет выбора. Им придется внести существенные изменения в свое поведение», — утверждает антииранский «ястреб» Эллиот Абрамс, специальный представитель по Ирану в Государственном департаменте, в недавнем интервью. Абрамс, как и многие эксперты по Ирану в США, считает, что у Байдена есть хорошие шансы на успех в рамках дальнейшего экономического прессинга Тегерана, потому что экономика Ирана находится в жестком кризисе. Для части иранской элиты переговоры также не являются обязательными. Сторонники жесткой линии активно поддерживают стратегию сотрудничества с Китаем и Россией, направленную не только на противостояние изоляции под руководством США, но и на консолидацию силового блока, который может взять на себя обязательства по обеспечению безопасности и экономического развития Ирана. Помимо вышеперечисленных факторов, которые могут помешать возможности примирения между Ираном и США и смягчить влияние санкций на иранскую экономику, следует рассмотреть два момента. Во-первых, хорошо это или плохо, но иранское «глубинное государство», в котором доминирует Корпус стражей исламской революции (КСИР) и его военизированное добровольческое ополчение «Басидж», считает, что оно имеет достаточный потенциал подавлять социальные потрясения в обозримом будущем. Этой системе удалось подавить общенациональные протесты в 2017 и 2019 годах, которые считаются самой масштабной операцией, когда-либо предпринятой силами по борьбе с беспорядками и другими силами безопасности. Хасан Карами, командующий силами по борьбе с беспорядками, заявил: «Мы находимся на пике готовности, от подготовки до оснащения и знания вражеских угроз в различных областях». Во-вторых, в том случае, если будущие переговоры приведут к какому-либо компромиссу с иранской стороной (экономика Ирана разрушена не только из-за санкций, но и из-за бесхозяйственности, разгула коррупции и распространения коронавируса, которые сохранятся в обозримом будущем) можно ожидать новых волнений. В таком случае администрации Байдена будет трудно оставаться пассивным наблюдателем. Это может привести к новому витку напряженности между двумя государствами. В довершение к этому несколько ключевых фигур в переходной команде Байдена выступают против идеи отмены антииранских санкций. Мишель Флурной, которая считается фаворитом Байдена на пост министра обороны, заявила, что по-прежнему выступает за предоставление гуманитарных каналов Ирану, а не за отмену санкций. «Я не думаю, что мы должны отменять санкции против режима, учитывая их продолжающееся плохое поведение», — сказала она в мартовском интервью консервативному мозговому центру Институту Хадсона. Администрация Трампа также попыталась усложнить снятие санкций, пообещав в начале этого месяца вводить новые санкции в отношении Ирана каждую неделю до инаугурации Байдена в январе. Ну и остается позиция ключевых арабских союзников США на Ближнем Востоке. 17 ноября саудовский принц Турки аль-Фейсал предостерег избранного президента от возвращения к ядерной сделке и заявил, что королевство и другие страны Персидского залива должны быть вовлечены в будущие переговоры. «Не игнорируйте законные интересы ваших друзей и союзников в этом регионе. Они должны быть частью переговоров по всеобъемлющему плану, чтобы быть уверенными, что их стратегические интересы будут учтены», — сказал принц.

51.61MB | MySQL:101 | 0,249sec