О разведывательной активности Турции на территории Германии

Сегодня турецкая разведка является одной из наиболее активных зарубежных спецслужб, действующих на территории современной Германии. Масштаб её операций скрывается за мероприятиями российских и китайских агентов, зрелищно описываемых европейскими СМИ. Такого мнения в своей публикации на страницах военно-политического издания «Европейская безопасность и технологии» придерживаются специалисты факультета федеральной полиции при Федеральном университете государственной службы Германии.

Как известно, разведывательная служба Турции была основана во времена Ататюрка, в 1926 году, как Национальная служба безопасности MEHR (Millî Emniyet Hizmeti Riyâseti). Позднее, в 1965 году она была реорганизована в турецкую службу внутренней и внешней разведки MIT (Millî İstihbarat Teşkilâtı), или Национальная разведывательная организация, директором которой с 2010 года является бывший унтер-офицер вооруженных сил Турции Хакан Фидан (Hakan Fidan). Штаб-квартира MIT расположена в Анкаре.

По утверждению немецких экспертов, в настоящее время в MIT работает около 9 тыс. сотрудников. С учетом того, что организация занимается и внешней, и внутренней разведкой, такая численность персонала делает её относительно небольшой как по сравнению с аналогичными структурами других государств региона (например, Ираном), так и Германии. Если принять во внимание, что в Германии и Турции примерно равная численность населения (81,5 и 83 млн чел. соответственно), то 9 тыс. сотрудников – это общая численность Федеральной разведывательной службы (BND) и Федерального управления по защите Конституции. Однако, при этом, в ФРГ существует еще 16 государственных ведомств, призванных осуществлять защиту основного закона страны. Помимо прочего, по сравнению со спецслужбами Германии, MIT имеет относительно жесткий годовой бюджет в размере около 280 млн евро. С 2017 года организация выведена из подчинения премьер-министру и находится под прямым контролем  президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Это обстоятельство подчеркивает особое значение службы в турецкой архитектуре безопасности.

Согласно публикации, организация и работа MIT также были перестроены. В настоящее время её управленческий аппарат полностью поддерживает Р.Т.Эрдогана. Служба не подлежит ни парламентскому, ни судебному контролю. Кроме того, после реформ 2014 года, а еще больше после событий 2016 года, которые правительством страны представляются как «попытка государственного переворота» силами движения Ф.Гюлена, MIT получила значительные исполнительные полномочия.

При осуществлении своей деятельности служба не прибегает к помощи полиции, а сама проводит оперативные мероприятия, включая временные аресты. Она также свободна в выборе методов допроса, среди которых присутствуют удушение водой и применение электрошока. Немецкие специалисты обращают внимание на довольно необычное комбинированное восприятие задач внутренней и внешней разведки. Подобный подход, по их мнению, свидетельствует о том, что MIT всегда рассматривает внешнеполитические разведывательные задачи через призму внутриполитической ситуации. В частности, для MIT постоянный оперативный интерес представляет деятельность в Германии лево-экстремистской Рабочей партии Курдистана (PПK).

Особенностью кадрового подхода в MIT является то, что этнические и религиозные меньшинства, такие как курды и алевиты, уже юридически отстранены от работы в турецкой разведке. Служба отказалась от практики привлечение новых кадров из состава семей своих сотрудников. MIT Турции тесно сотрудничает с ЦРУ США, Службой внешней разведки России, а также с курдской разведывательной структурой (Asayesch) в автономном районе Северного Ирака. Ставшие известными факты деятельности MIT простираются от США до Африки и Австралии. Так, в 2017 году служба оказывала помощь экстремистской группировке «Братья-мусульмане» в приведении их к власти в Египте. Однако её основное внимание, по утверждению авторов, сосредоточено на геополитическом окружении Турции и странах со значительными турецкими меньшинствами, включая Федеративную Республику Германии.

 

Задачи Национального разведывательной организации Турции  

В трактовке немецких экспертов, деятельность MIT на территории Германии сводится к решению следующих основных задач:

  • разведка турецкой оппозиции в изгнании;
  • проведение информационных операций в пользу нынешнего турецкого режима;
  • разведка в области политики и высоких технологий.

При решении первой задачи объектами оперативного интереса MIT помимо Рабочей партии Курдистана являются левые экстремистские организации и, особенно, сторонники Фетхуллаха Гюлена. Причем, в своей работе MIT не чурается так называемых «кинетических операций», связанных с похищением людей и их насильственной репатриацией на территорию Турции. В частности, известны случаи перемещения турецких оппозиционеров в изгнании, в основном сторонников Гюлена, из таких государств, как Косово, Габон, Судан и другие.

В основном «кинетические операции» проводятся в сотрудничестве с компетентными государственными органами соответствующей страны. В отдельных случаях, вероятно, MIT организовывала похищения без их ведома. По сообщениям турецких источников, в конце августа 2019 года лицо, несущее основную ответственность за движение Ф.Гюлена в Малайзии, в результате сотрудничества между MIT и местными властями было арестовано и доставлено в Турцию. Сами же факты выполнения подобных мероприятий сотрудниками MIT, по мнению немецких специалистов, свидетельствуют о высокой заинтересованности службы в проведении  политических преследованиях.

Не территории Германии MIT действует через свои резидентуры. Как правило, они организуются под крышами турецкого посольства в Берлине, многочисленных генеральных консульств, а также представительств турецкой авиакомпании Turkish Airlines. Для привлечения информаторов активная работа ведется среди немецких граждан с турецким миграционным прошлым. В их отношении служба имеет высокие ожидания. Считается, что такие лица должны осознавать себя в первую очередь турками и безоговорочно отстаивать интересы родины, работая, например, на турецкую разведку.

Более сложная ситуация складывается с людьми, имеющими двойное гражданство. Во-первых, во время их пребывания в Турции правительство страны обращается с ними исключительно как со своими гражданами, со всеми вытекающими правовыми последствиями. В результате имеют место многочисленные случаи запрета на въезд или задержания таких лиц. Помимо этого, с целью склонения к сотрудничеству MIT рассылает подобным лицам сообщения об угрозе репрессий в отношении членов их семей, находящихся на территории Турции.

Для проведения информационных операций в пользу действующего режима MIT использует общественные и религиозные организации, а также средства массовой информации. Среди подобных агентов влияния авторы называют, прежде всего,  «Союз международных демократов» (Union of International Democrats, UID). По имеющимся данным, UID – это подставная организация, основанная на территории Германии в 2004 году турецкой правящей Партией справедливости и развития (ПСР). В настоящее время UID имеет 13 региональных подразделений и выступает в качестве «пятой колонны», призывая тюркоязычное население Германии (около 5 млн чел.) присягнуть курсу правительства Р.Т.Эрдогана.

Существенной частью проводимой стратегии влияния является привлечение внимания общественности к выдуманным и фактическим случаям расизма, исламофобии и враждебности по отношению к Турции. Кроме того, внимание местного турецкой общины обращается на нежелательные события в Германии и в целом в Европе, чтобы противостоять их критическим замечаниям немецких и европейских лидеров в отношении политического развития Турции.

В сеть информационных операций также интегрирован Турецкий исламский союз по делам религии (Diyanet İşleri Türk-İslam Birliği, DITIB) – одна из крупнейших исламских организаций в Германии. Союз основан в 1984 году, как филиал Управления по делам религий в Анкаре (DIYANET). Штаб-квартира DITIB находится в Кёльне. Согласно открытым источникам, по состоянию на 2016 год эта структура курировала в Германии до 900 мечетей. Поскольку проповедники отправляются в DITIB непосредственно из Турции и являются должностными лицами головной организации (DIYANET), союз служит активным разведывательным инструментом MIT. Учитывая исламистскую ориентацию режима Р.Т.Эрдогана роль DITIB для МIT еще более возросла.

Стремление к активному влиянию, особенно через государственные СМИ на немецком языке, такие как новостные ресурсы TRT Deutsch и Nex24.news, объясняется важностью турецкого населения Германии для политических структур и процессов в Турции. Вместе с тем, немецкие аналитики полагают, что успехи проводимых операций влияния оставляют желать лучшего. Так, во время президентских и парламентских выборов в Турции в 2018 году право голоса имели около 1,4 млн турецких граждан, проживающих в Германии. Из них участие в выборах приняли около 600 тыс. человек, то есть менее половины.

С другой стороны, в ходе попытки государственного переворота в Турции, в июле 2016 года, MIT, по оценкам экспертов, приняло сообщения от почти 6 тыс. информаторов.  Несложные вычисления показывают, что на территории Германии спецслужба имеет, по крайней мере, одного осведомителя на 500 немецких турок. Фактически, агентурная сеть MIT превосходит сеть бывшей «Штази» ГДР.

При ведении политической разведки особый интерес для MIT представляет  позиция, занимаемая Федеральным правительством Германии, в преддверии саммитов НАТО. Реакция немецкого руководства в рамках ЕС на развитие миграционных потоков в Юго-Восточной Европе. В частности, угрозы отправить мигрантов в начале 2020 года несколькими волнами к пограничным сооружениям ЕС в Греции, чтобы добиться от Европы политических уступок, были сочтены турецкой стороной не эффективными.

Область высоких технологий также представляет интерес для MIT. Здесь речь идет о получении доступа к результатам исследований в гражданском и военном секторах экономики. Заявленная цель правительства Р.Т.Эрдогана –  превращение Турции в место сосредоточения и применения передовых технологий. В процессе её достижения военная промышленность должна выступать двигателем для гражданского сектора.

Учитывая значительный прогресс, которого турецкая военная промышленность добилась в последние годы, деятельность MIT в данной области принесла определенные результаты. Показательными примерами могут служить разработка в сотрудничестве с Южной Кореей основного боевого танка «Алтай» (Altay), успешное применение в Ливии и Сирии БПЛА типа «Байрактар» (Bayraktar), проект вертолетоносца «Анадолу» (копии испанского «Хуан Карлос I»). Авторы не уточняют, какой из приведенных примеров относится к деятельности MIT на территории Германии, но уверены, что работа турецкой разведки на данном направлении будет только нарастать.

 

Примеры активности MIT в Германии

Об активности турецкой разведки свидетельствует достаточно обширная судебная практика и материалы немецких СМИ.

Июль 2015 года. Высший региональный суд Кобленца рассмотрел обвинения в отношении трех фигурантов, предположительно шпионивших в Германии за различными оппонентами президента Р.Т.Эрдогана. Причем, главный обвиняемый, Мухаммед Таха Гергерлиоглу (Muhammed Taha Gergerlioğlu), считается бывшим советником Р.Т.Эрдогана. Среди прочего Федеральная прокуратура предъявила обвинения в шпионаже за курдами и алевитами в Германии.

Июнь 2017 года. Многочисленные сообщения в СМИ о фактах покупки агентами MIT информационных материалов, касающихся немецких депутатов, имеющих доступ к вопросам внешней и оборонной политики.

Октябрь 2017 года. Окружной суд Гамбурга приговаривает к двум годам условно и штрафу в размере 20 тыс. евро за шпионаж турецкого журналиста Фатиха С. (Fatih S.). согласно представленным обвинениям суд посчитал доказанным, что С. в течение 2016 года по поручению MIT шпионил за курдами на территории Германии.

Октябрь 2017 года. СМИ сообщают о сотрудниках Федерального управления по миграции и беженцам с турецким миграционным прошлым, которые систематически передавали в MIT данные о просителях убежища из Турции.

Кроме того, появляются сообщения о попытках МIT проникнуть в Федеральное управление по защите конституции. В частности, установлено, что претенденты на вакантные должности для тюркоязычных сотрудников имели тесные контакты с турецкими спецслужбами. Немецкие аналитики считают, что подобные инциденты подтверждают существующий в этнологии тезис о том, что этническая лояльность и модели идентификации превалируют над чисто паспортной государственной принадлежностью.

Октябрь 2017 года. Министр внутренних дел земли Северный Рейн-Вестфалия Герберт Ройль (Herbert Reul) публично обвинил в нарушении законов Германии националистическое формирование «Османская Германия» (Osmanen Germania ВС), которую активно поддерживала МIT. В итоге, в 2018 году федеральный министр внутренних дел Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) запретил эту организацию. Как указывалось в заявлении МВД, «от клуба исходит серьезная угроза интересам отдельных лиц и широкой общественности». По данным полиции, руководство организации напрямую или через посредников получало деньги из Турции, взамен рокеры и боксеры-любители осуществляли преследование проживающих в Германии курдов и оппонентов Р.Т.Эрдогана.

Июль 2020 года. Служба военной контрразведки бундесвера (MAD) расследует дело в отношении четырех немецких военнослужащих с турецким миграционным прошлым. Обвиняемые подозреваются в шпионаже в пользу MIT.

 

Прогноз

Подытоживая свое исследование, специалисты федеральной полиции Германии полагают, что MIT продолжит свои разведывательные мероприятия против внутриполитических оппонентов Р.Т.Эрдогана. На данный момент нет признаков того, что действующий президент Турции «намерен замедлить превращение этой страны в исламистско-диктаторское государство под своим руководством». В этих обстоятельствах основным противником остается движение Ф.Гюлена, которое турецкие власти считают террористической организацией, а ее члены подвергаются преследованиям в ФРГ. К ним в качестве основной разведывательной цели добавляются РПК и турецкие левые экстремистские группы (MLKP, DHKP-C, TKP/ML), использующие  Германию в качестве укрытия.

По оценкам экспертов, турецкая право-экстремистская община Германии численностью около 11 тыс. человек и в дальнейшем останется доступным инструментом MIT. Этому способствует то, что ультраправая Партия националистического движения (MHP) продолжает политическое сотрудничество с проправительственной ПСР Р.Т.Эрдогана. Что касается политики безопасности, авторы напоминают, что в 2013 году, во Франции агенты MIT выстрелили в голову трем женщинам-членам РПК. Не исключено, что МIT сможет привести в исполнение смертные приговоры членам турецкой оппозиции и на территории Германии. Такая «кинетическая операция», вероятнее всего, будет выполнена людьми с турецким миграционным прошлым, ранее не попадавшим в поле зрения полиции.

Следует ожидать, что в случае резкого обострения социально-экономической обстановки MIT прибегнет в Германии к усиленным и стратегически запланированным информационным операциям, имеющим целью объединить вокруг режима местных сторонников из числа турецких мигрантов в духе «единого фронта». В результате в Германии углубятся линии противостояния как между этническими группами (турками и курдами), так и внутри турецкой общины.

Точно так же продолжится проведение политического и технологического шпионажа. Уже сейчас турецкая разведка в сотрудничестве с государственным исследовательским советом Tübitak и государственными компаниями, такими как Havelsan, способна действовать в кибер- и информационном пространстве. Так, еще в 2015 году специалисты MIT выполнили успешную кибероперацию против Литвы (взлом сервера поставщика приложений ByLock) для получения IP-адресов членов движения Гюлена. Зафиксированы факты операций интернет-троллинга в социальных сетях и DDoS-атаки на серверы оппозиции. Например, в 2017 году австрийский журналист Петер Пильц (Peter Pilz) стал жертвой такой практики после того, как опубликовал критические отчеты о деятельности МIT в Австрии. Очевидно, что в обозримом будущем активность турецкой разведки на данном направлении будет только нарастать.

Таким образом, представляется возможным согласиться с авторами публикации в том, что нынешняя деятельность MIT на территории Германии носит высоко политизированный и экстремистский характер. Вероятно, только после смены режима Р.Т.Эрдогана на более светское руководство следует ожидать возвращения MIT к классическому ведению разведки путем сбора информации.

51.5MB | MySQL:101 | 0,424sec