Ливия: об отношениях между министром внутренних дел ПНС Ф.Башагой и милицией «Радаа»

В то время пока международные модераторы во главе с Миссией ООН по поддержке в Ливии пытаются продвигать политический диалог как единственную альтернативу братоубийственной гражданской войне, Триполитания, похоже, переживает новую волну насилия и обострения собственного внутреннего конфликта после того, как милиция «Радаа» («сдерживание». «отпор» — араб.) во главе с Абдель Рауфом аль-Карой взяло под свой контроль несколько контрольно-пропускных пунктов в Триполи, пытаясь захватить власть и передать ее, в недавнем прошлом, лидеру мисуратских ополченцев Фатхи Башаге, нынешнему министру внутренних дел ПНС, который изо всех сил пытается возглавить новое правительство, сообщает сайт Freewestmedia.

Согласно сообщениям, опубликованным на сайте, вооруженные колонны милиции «Радаа» были замечены на  улицах Триполи, где в последние дни произошли столкновения между ее членами и бойцами ополчения «Аль-Сумуд» («стойкость» — араб.) в результате финансовых споров, что указывает на начало новой борьбы за власть и попытку передела финансовых ресурсов между различными вооруженными группировками в столице Ливии.

Хотя участники Ливийского форума политического диалога провели 2 декабря третью «виртуальную» встречу, которой на прошлой неделе предшествовали еще две, им, пока что, не удалось справиться со своей миссией, и даже  определить кандидатов на должности премьер-министра или Президентского совета и его членов. Консультации по этому вопросу продолжаются.

Часто упоминаемый в последнее время уроженец Мисураты Фатхи Башага — один из основных кандидатов на пост будущего премьер-министра, и он, по мнению ряда политологов, ищет поддержки на местном уровне через свои связи внутри Форума, которые пытаются собрать или «купить» ему наибольшее количество голосов его участников, чтобы рекомендовать его на эту должность.  Башага не забывал также искать внешнюю поддержку: в течение прошедших недель он совершил несколько визитов в страны, которые он ранее подвергал нападкам и критике за их политику в отношении Ливии, например, Египет и Францию.

Ф.Башага, как утверждают многие эксперты по ливийской проблематике, во многом опирается на милицию «Радаа», которая играет важную роль в Триполи и военный потенциал которой вполне могут дать ему контроль над столицей, если ее жители или другие ополченцы откажутся признавать его новым главой правительства. При таком сценарии «Радаа», в конечном итоге станет, той силой, которая будет доминировать во всем, несмотря на все ее прежние подозрительные действия, такие как похищения и пытки политических противников и экономических конкурентов.

До начала нынешнего предвыборного диалога,  из-за  прочных отношений с главой Президентского совета  Фаизом Сарраджем и самим Башагой у «Радаа» были большие преимущества по сравнению с другими группировками, важнейшим из которых было Постановление № 555 от 2018 года, в котором говорилось, что эта милиция будет преобразована в «средство сдерживания для борьбы с организованной преступностью и терроризмом».

Постановление предусматривает реструктуризацию и фактическую легализацию милиции «Радаа» и включение всех ее членов в новый аппарат безопасности, называемый «Службой сдерживания», с соответствующим оснащением и оборудованием, зарплатами и штаб-квартирой, а также, с предоставлением ей расширенных полномочий. Таких, как  мониторинг средств массовой информации и сайтов социальных сетей, предоставление сотрудникам службы статуса «имеющих право судебного ареста», конфискации арестованных средств и имущества и их передачи для собственного финансирования. Аналогом такой спецслужбы, в Ираке, например, является Антитерррористическое управление (Джихаз Мукяфахат аль-Иргаб).

В свете такой перспективы правозащитная организация  Amnesty International поспешила предостеречь от интеграции членов «Радаа» в ливийский сектор безопасности и заявила, что усилия ПНС, направленные на интеграцию ополченцев и вооруженных групп в сектор безопасности, не должны игнорировать сигналы о грубых нарушениях прав человека вооруженными группами. Кроме того, такое слияние позволит милиции «Радаа» совершить больше преступлений.

Согласно докладу European Perspective, несмотря на его официальную связь с МВД ПНС,  члены «Радаа»  обвиняется в торговле людьми, контрабанде и терроризме, а также в вербовке детей и похищении десятков африканских иммигрантов с целью выкупа. Прокурор Международного уголовного суда, Фату Бенсуда заявила, что она все еще получает информацию о тяжких преступлениях, совершенных в тюрьме Миитига, находящейся под контролем милиции «Радаа», которая используется для произвольного задержания гражданских лиц.

Подобная практика не раз приводила к тому, что на улицах Триполи вспыхивали протесты против незаконного задержания и произвольных арестов, но Ф.Башага и его министерство хранили на этот счет молчание, особенно после того, как Абдул Рауф аль-Кара, лидер «Радаа», стал участвовать во встречах в министерстве и ему удалось добиться освобождения террориста из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), который впоследствии убил всю свою семью. Боевики «Радаа» также не раз открывали беспорядочный огонь по безоружным демонстрантам в столице.

Возможный приход к власти Фатхи Башаги станет настоящей победой для милиции «Радаа», которая благодаря его поддержке за последние годы превратилась в очень разветвленную организацию. Из силы, базирующейся в основном в Триполи, она вполне может превратиться в исламскую фундаменталистскую организацию, распространившуюся по всей территории Ливии, что вызывает большую озабоченность у европейских стран, особенно Италии.

Насколько опасно распространение влияния подобных группировок свидетельствует фетва, изданная влиятельным салафитским проповедником Маджди Хафаллой в сентябре 2018 года, когда тот при поддержке аль-Кары, объявил Триполи местом сосредоточения врагов ислама. Легко представить, что произойдет, если эти экстремисты усилят свою власть. Ливия утонет в полном хаосе, становясь благодатной почвой для ИГ и других террористических организаций.

Кризис не ограничиваются рамками амбиций Ф.Башаги, столица переживает открытую борьбу между ним и премьер-министром ПНС Фаизом Сарраджем, когда последний пытался консолидировать свой контроль над жизненно важными финансовыми и экономическими институтами, в то время как первый возражал против таких действий.

Ф.Башага всеми возможными способами старается обелить свой сильно отрицательный образ. Во время своих заграничных визитов он пытается казаться неутомимым борцом против нелегальной иммиграции и демонстрирует озабоченность нарушениями прав человека. 26 ноября, участвуя в 6-той сессии дискуссионного форума в Риме, он сообщил журналистам, что в рамках своего министерства создал специальный отдел по правам человека, специальный отдел по делам женщин, в дополнение к службам защиты детей и семьи.

Пока Ф.Башага продвигал в Европе свою новую деятельность в области прав женщин, «Радаа» объявило в сентябре о введении в Триполи новых правил, ограничивающих свободу передвижения женщин. Они запрещают сидеть вместе мужчинам и женщинам, за исключением тех, у кого есть действующий брачный контракт, который показывает, что женщина не является другом, коллегой или любовницей, а женщинам и девушкам запрещается входить в смешанные общественные кафе.

Считается, что «Радаа» связана с другими террористическими группировками, такими как ИГ, а ее участие в расстреле демонстрантов в Триполи в августе усугубило конфликт между Сарраджем и Башагой, когда первый пытался сместить второго с должности министра внутренних дел, но Башага тогда поспешил в Турцию, чтобы получить поддержку и был восстановлен в должности.

Отношения Ф. Башаги с «Радаа» не отдалило, а скорее, усилило его близость к «Братьям-мусульманам», так видеозапись, приписываемая Саиду Салеху Куллаху, докладчику Высшего совета «Братьев-мусульман» Al-Dawlah Advisory и одному из участников Форума в Тунисе в середине прошлого месяца, демонстрирует его попытки убедить остальных участникам Форума проголосовать за Фатхи Башагу.

Куллах заявил на записи, что вступление Ф.Башаги на пост главы нового правительства пойдет на пользу всем, сказав, что он будет единственным гарантом их интересов и успеха, который поддержит их материальные дела, помимо обеспечения продолжения их предыдущих соглашений. Куллах также намекнул на прямую и явную угрозу участникам Форума в случае, если они не проголосуют за Башагу, сказав: «Если вы не проголосуете за него, он этого  не забудет. Потому что то, в чем вы сейчас участвуете, связано с этим». Ряд экспертов предполагает, что в дальнейшем соперничество между союзниками Башаги обострится, тем более что «Радаа» по своей природе отличается от «Братьев-мусульман», которое поддерживает Башагу в политическом диалоге.

Председательство Ф.Башаги в переходном правительстве представляет собой новую эскалацию междоусобицы в Триполитании:  многие другие ополченцы не захотят пойти по его пути, а друзья и соратники Башаги будут использовать любую возможность для распространения своей экстремистской программы по Средиземноморью и, в конечном итоге, на европейском континенте.

Милиция «Радаа» особенно усилилась в Триполи после того, как Хайсам аль-Таджури покинул столицу, а ополченцы Триполи потеряли большинство своих командиров в ходе отражения штурма ЛНА и междоусобных стычек. В июне  журналист Али Уайда подтвердил, что Хайсам аль-Таджури бывший командиром ополчения «Революционеров Триполи» и некоторые из его товарищей  покинули столицу в «неизвестном зарубежном направлении».

Бывший лидер «Революционеров Триполи», Мухаммед аль-Бакбак также подтвердил отъезд аль-Таджури и некоторых из его ближайших соратников. Сам он бежал из столицы в позапрошлом году на фоне серии убийств в рядах его ополчения в результате войны, которая велась между ополченцами Триполи и 7-й бригадой в Тархуне, и, вероятно, за этим стоял Хайсам аль-Таджури. Отношения между «союзниками» из милиции «Радаа» и триполийцами с некоторых пор отличались особой «трепетностью».

Так, в апреле «Радаа» арестовала двух командиров «Революционеров Триполи» Адхама Насуфа и Хани Месбаха, а арест был произведен по указанию Ф.Башаги. Этот арест спровоцировал большую напряженность и выступление бойцов «Революционеров Триполи» в ключевые точки города, после чего милиция «Радаа» получила двухчасовой крайний срок для освобождения двух арестованных лидеров.

В середине декабря прошлого года «Радаа» совершила нападение на штаб-квартиру «Революционеров Триполи» и перевела находившихся там узников из числа сторонников и функционеров Джамахирии в тюрьму  на авиабазе Миитига. Среди них оказались Саади Муаммар Каддафи, бывший директор ливийской разведки Абделла ас-Сенусси, бывший секретарь Главного управления радиовещания Джамахирии, Абделла Мансур и бывший Главный секретарь Всеобщего народного комитета Махмуди аль-Багдади.

Со своей стороны, ряд лидеров «Революционеров Триполи» пообещали отреагировать на нападение на их штаб в районе Завият-ад-Дахмани, когда командир Зиад Кафу, дал боевикам «Радаа» несколько часов, чтобы отказаться от нападения и отступить, а заодно заявил, что произошедшее было вызвано предательством их товарищей по батальону, не называя их имен, хотя многие посчитали, что он имел в виду  Хайсама аль-Таджури и Хашема Бишра, советника по вопросам безопасности Ф. Сарраджа.

Среди прочих заслуг «Радаа» числится штурм бывшего штаба разведки на улице Завиа в Триполи 23 ноября, который вызвал панику среди жителей этого района и владельцев магазинов, которые поспешили закрыться из-за неизбирательной стрельбы со стороны милиции и ее оппонентов.

Таким образом, столица Ливии не раз ставилась ареной не просто отдельных столкновений, а широкомасштабных боевых действий, которые удавалось купировать путем торга, подкупа или проекции угроз на слишком распоясавшихся командиров, перед которыми те пасовали. Поводы тогда были локального свойства, теперь же, когда на кон становится исполнительная власть и возможность распоряжаться ресурсами государства, амбиции мисуратского клана, а мы предположим, что речь идет именно о попытке элит этого анклава прибрать к рукам ключевые позиции в будущем государственном устройстве, вполне могут опереться на силовой ресурс «Радаа» в полной мере.  Все предпосылки для этого есть: ведь под контролем мисуратовцев единственные воздушные ворота Триполи – Миитига. Международный аэропорт Триполи в Каср бин Гашире еще только предстоит восстанавливать и это займет месяцы, если не годы. Под их контролем вся прибрежная полоса от Таджуры, практически до Сирта, включая порт Хомса. Поставь они задачу захвата морского порта Триполи и ВМБ Бу-Ситта, почти наверняка разрозненные отряды местной самообороны не устоят перед натиском десятков пикапов с ЗСУ, тяжелыми пулеметами и РСЗО. Этот сценарий, будем надеется, не реализуется, но альянс между Ф.Башагой и милицией «Радаа» подводит под его притязания на пост будущего премьера очень серьезную основу.

51.64MB | MySQL:101 | 0,353sec