Операция «Ирини» у берегов Ливии привела к обострению отношений между ЕС и Турцией

Представители европейской миссии «Ирини» имели конкретные подозрения относительно перевозки оружия перед тем, как останавливать турецкое судно Rosaline A («Розалине А») в Средиземном море. Об этом сообщил 24 ноября немецкий еженедельник «Шпигель» со ссылкой на собственные источники.
По данным журнала, в распоряжении европейских военных есть снимки со спутника, на которых судно было запечатлено в ливийском и турецком портах. На них видно, что ведется выгрузка и загрузка «бронированных транспортных средств». Именно на этом основании было решено провести досмотр, говорится в сообщении. Когда были сделаны эти снимки, не уточняется. 21 ноября издание «Шпигель» со ссылкой на источники сообщило, что Турция воспрепятствовала проведению Бундесвером проверки подозрительного турецкого судна в рамках операции «Ирини». Турецкое судно было остановлено в воскресенье немецким фрегатом «Гамбург» в 200 км севернее ливийского города Бенгази. Бундесвер получил данные, что на нем могли находиться оружие и боеприпасы. Военные Бундесвера уже поднялись на борт Rosaline A, когда Анкара неожиданно выразила протест по поводу обысков и сообщила ЕС, что не согласна на проверку. Немецким военным пришлось вернуться на «Гамбург». Судно беспрепятственно направилось дальше к Ливии.
Миссия «Ирини» была запущена 1 апреля. В соответствии с резолюцией 2292 Совета Безопасности ООН, миссия может проводить в открытом море у берегов Ливии инспекции судов, подозреваемых в перевозке оружия или связанных с ним материалов в арабскую страну и из нее.
22 ноября министр обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр заявила, что обвинения Анкары в незаконной попытке досмотра немецкими военными турецкого судна Rosaline A не имеют под собой оснований. Тем не менее министр подчеркнула, что «для Германии Турция, как и прежде, является важным партнером по НАТО». По ее мнению, если бы Анкара не входила в альянс, ситуация в регионе была бы еще более сложной, в том числе для соседей Турции.
Министерство иностранных дел Турции вызвало на прошлой неделе послов ЕС и Италии, а также поверенного в делах Германии. Им была передана нота протеста, в которой турецкая сторона заявила, что эти страны в рамках операции «Ирини» попытались обыскать судно Rosaline A «без явного разрешения» Анкары. В ноте также отмечается, что инцидент противоречит нормам международного права.
Между тем нынешний эпизод, который окончился официальными дипломатическими «любезностями», по оценке экспертов, совершенно не означает конец этого противостояния у берегов Ливии. Военно-морская операция по патрулированию Средиземного моря организовала конференцию с участием военных командиров и дипломатов на фоне растущей напряженности в отношениях между странами-участниками «Ирини» и Турцией. Это означает, что европейская военно-морская операция «Ирини», которая борется за соблюдение эмбарго на поставки оружия Ливии, стремится заявить о себе в вопросе патрулирования средиземноморских вод. 26 и 27 ноября она провела конференцию с участием высшего командования «Ирини», НАТО, главы миссии Организации Объединенных Наций в Ливии (МООНПЛ) Стефани Уильямс, высокого представителя Европейского союза (ЕС) по иностранным делам Жозепа Боррелля и начальника штаба итальянской армии Энцо Веккьярелли. В данном случае отметим, что Италия намерена дать почувствовать свое влияние на этом общем осознании и деконфликтации на Средиземноморской конференции. На конференции было четко дано понять, что Рим не намерен отказываться от своей ведущей роли в патрулировании ливийского побережья и тем самым контролировать миграционные потоки. Председательствовал на конференции Фабио Агостини, командующий операцией «Ирини». Также присутствовали Клаудио Грациано, председатель Военного комитета ЕС, и Роберт Берк, командующий Объединенными силами НАТО в Неаполе. Частный сектор был представлен Лукой Систо из Confederazione Italiana Armatori и Мартин Дорсман из Ассоциации судовладельцев Европейского сообщества, которые защищали интересы итальянских и других европейских судовладельцев. Если брать в расчет основные итальянские интересы в Ливии, то, прежде всего Рим хотел бы более активно сотрудничать с ливийским правительством, чтобы возродить контракты, заключенные ранее итальянскими фирмами, и сохранить контроль за пограничным и миграционным управлением. Турецкое экономическое и военное наступление в Ливии побудило Италию принять меры, чтобы сохранить свои позиции в бывшей колонии. И в этой связи итальянцы стараются активизировать торговые связи с Триполи в рамках организации первого заседания итало-ливийского экономического комитета Сесиль, который состоялся 30 ноября. Итальянской делегации пришлось отправиться на заседание Сесиль без своего посла в Ливии Джузеппе Марии Буччино Гримальди, который был доставлен обратно в Италию для лечения после заражения коронавирусом. Главной целью созыва этого форума было возродить и реализовать меморандум 2008 года Берлускони-Каддафи о нелегальной миграции, который итальянский дипломатический корпус пытается ввести в действие. Италия также надеется опередить Турцию в динамике развития своих двусторонних соглашениях с ливийским правительством. К ним относятся возобновление проектов дорожной инфраструктуры, разработка нефтяных месторождений через ENI и восстановление аэропорта Триполи, контракт, заключенный с итальянским консорциумом Aeneas в 2017 году. Этот последний контракт пока «подвис» на фоне возросшей конкуренции со стороны турецких компаний. 12 ноября турецкая фирма Albayrak представила в Триполи свой проект реконструкции, эксплуатации и развития международного аэропорта Мисураты.
Одновременно Рим хочет укрепить свои позиции лидера в области пограничной безопасности, как на суше, так и на море, несмотря на нежелание своих европейских коллег активничать излишне на этом направлении. Фабио Агостини, командующий операцией «Ирини», основными задачами которой являются обеспечение соблюдения эмбарго на поставки оружия в Ливию и борьба с нелегальной иммиграцией, встретился 12 ноября с несколькими видными деятелями ПНС, включая премьер-министра Фаиза Сарраджа, министра внутренних дел Фатхи Башагу и министра обороны Салахеддина Намруша. Ирония ситуации заключается в том, что напряженность между ЕС и Турцией, которую часто подозревают в нарушении эмбарго на поставку оружия силам ПНС, зашкаливает до небес. В этой связи Италия хотела бы взять на себя еще и руководство миссией Европейского союза по оказанию пограничной помощи в Ливии (EUBAM Libya). Бывший директор итальянского таможенного управления международного сотрудничества Наталина Сеа была готова взять на себя эту роль, но Брюссель счел, что она слишком уязвима для коронавируса, учитывая ее возраст.
Важно, что ни один представитель Турции не был приглашен на форум «Ирини», и на то есть веские причины. Отношения НАТО, участников операции «Ирини» и ЕС с Анкарой были серьезно подорваны эпизодом с Rosaline A. Помимо конфликта в Ливии, обеспечение безопасности этой зоны является одним из региональных приоритетов. Турция претендует на обширный суверенитет над водами Восточного Средиземноморья, включая прибрежные воды Кипра и Греции, где были открыты газовые месторождения. Контроль над этими водами был предметом соглашения, подписанного в ноябре 2019 года Реджепом Тайипом Эрдоганом и Ливийским правительством национального согласия во главе с Файезом Сарраджем, к которому Италия и Греция присоединились в июне 2020 года, подписав соглашение о разделе исключительных экономических зон.

51.89MB | MySQL:101 | 0,359sec