К вопросу о нормализации отношений между КСА и Катаром

По оценкам ряда саудовских и катарских аналитиков, сделка между Саудовской Аравией и Катаром по прекращению почти четырехлетней блокады Катара может быть близка к подписанию. Источники сообщили катарскому изданию «Аль-Джазира» в среду 2 декабря, что обе страны близки к «предварительному соглашению» о прекращении противостояния. КСА, наряду с Бахрейном, Объединенными Арабскими Эмиратами и Египтом, разорвал все связи с Катаром в июне 2017 года из-за обвинений в том, что Доха была слишком близка к Ирану и поддерживаемым Ираном группировкам боевиков. Катар отрицает эти обвинения. Бойкотирующие страны закрыли свое воздушное пространство, сухопутные границы и морские маршруты для катарцев и транспортных средств, зарегистрированных в Катаре. Это вынудило самолеты Qatar Airways летать над Ираном, заклятым соперником Эр-Рияда и давним противником Вашингтона, выплачивая при этом Тегерану значительные сборы за пролет. Ожидается, что старший советник президента СА Дональда Трампа Джаред Кушнер окончательно согласует параметры предварительного соглашения во время своего пребывания в Дохе, куда он прибыл 2 декабря. Официальное Катарское информационное агентство сообщило, что Кушнер встретился с правителем страны шейхом Тамимом бен Хамадом Аль Тани, заявив, что они обсудили «развитие событий в регионе». Несколько деталей были обнародованы о поездке Кушнера, которая может стать его последним шансом решить ряд вопросов в регионе. Он присоединился к поездке Ави Берковица, помощника Трампа, который сыграл ключевую роль в обеспечении нормализации отношений между Израилем и ОАЭ, Бахрейном и Суданом. В последние недели и Саудовская Аравия, и Катар выступили с комментариями, свидетельствующими о большей готовности урегулировать этот спор. В этой связи закономерен вопрос: насколько реальна действительно широкая сделка о нормализации отношений между Катаром и «большой четверкой» сейчас? Сразу скажем, что она минимальна: речь идет скорее о частичном смягчении блокады Катара со стороны исключительно КСА и, возможно, ОАЭ, и то по очень ограниченному кругу вопросов. В некотором роде – это очередная формальная уступка аравийских монархий  уходящей администрации, и не более того. Если конкретнее, то, со ссылкой на американских официальных лиц, главным направлением переговоров будет урегулирование спора о разрешении катарским самолетам летать через воздушное пространство Саудовской Аравии, а также символические шаги в рамках облегчения туристических потоков и торговли. На этом особенно настаивают катарцы с учетом налаживания логистики накануне и во время предстоящего Чемпионата мира по футболу через два года. При этом новая сделка не будет касаться трех других стран, разорвавших связи с Катаром — ОАЭ, Бахрейна и Египта. Один из источников добавил, что до более широкой региональной перестройки также еще далеко, пока не будут решены другие вопросы, такие как отношения Катара с Ираном. В реальности же иранское досье вторично для ОАЭ и АРЕ в отличие от КСА и Бахрейна. Первично в данном случае идеологическая обертка жесткой региональной конкуренции, о чем ниже.
Как полагают американские эксперты, Саудовская Аравия готова частично смягчить свою блокаду против Катара, чтобы улучшить свои отношения с новой администрацией избранного президента США Джо Байдена. Саудовская Аравия больше заинтересована в обеспечении своего хорошего положения при Байдена, чем в поддержании тесных отношений с администрацией «хромой утки» Трампа. Таким образом, Эр-Рияд, скорее всего, в рамках нынешнего соглашения уступит даже не Дж.Кушнеру, а скорее новой внешнеполитической команде Байдена, которая также выразила серьезную озабоченность этим региональным конфликтом. За последние четыре года тесные дипломатические отношения президента США Дональда Трампа с Эр-Риядом помогли оградить королевство от растущих призывов Конгресса прекратить блокаду Катара, где Соединенные Штаты размещают крупную авиабазу. Трамп, фактически поощрял блокаду в начале своего президентства в 2017 году, поскольку его администрация стремилась изменить альянсы и стратегические балансы Ближнего Востока, опираясь на свои тесные отношения с Саудовской Аравией, Египтом и Объединенными Арабскими Эмиратами в первую очередь. Идеологические и стратегические расчеты Байдена, однако, сильно отличаются от его предшественника, что отражено в его выборе членов его команды. Его выдвижение Энтони Блинкена на пост госсекретаря, в частности, еще больше сигнализировало о намерении Байдена вернуться к более многостороннему и дипломатичному подходу к Ближнему Востоку с ревизией стратегических саудовско-американских связей после вступления в должность в январе. Таким образом, Саудовская Аравия переоценивает сейчас свои региональные стратегии в Катаре и других странах в попытке компенсировать в перспективе возрастающее давление со стороны администрации Байдена и американских законодателей. Предложение уступок, таких как ослабление туристических, торговых и/или дипломатических ограничений в отношении Катара, помогло бы Эр-Рияду начать с правильного шага отношения с администрацией Байдена. Это также дополнит усилия Саудовской Аравии в Йемене, где Эр-Рияд пытается сократить свое участие, опасаясь, что администрация Байдена усилит давление на королевство на этом направлении. Блокада была частью ранних ястребиных стратегий наследного принца КСА Мухаммеда бен Салмана, направленных на обеспечение интересов Саудовской Аравии в регионе, которые в значительной степени закончились тупиками или неудачами в Йемене, Катаре и Иране. Чтобы компенсировать риски, создаваемые этими тупиковыми ситуациями, Саудовская Аравия недавно перешла к более традиционным, менее рискованным подходам к своим региональным конкурентам. Это включало в себя посылку сигналов о готовности пойти на уступки в йеменском конфликте и смягчение саудовской агрессивной антииранской стратегии.
Однако любое ослабление блокады Катара еще больше осложнит региональную координацию между Саудовской Аравией и ОАЭ. Абу-Даби и Эр-Рияд сотрудничали в Катаре, Йемене и Иране, а также в более широкой борьбе с «Братьями-мусульманами». Но национальные интересы двух стран привели к расхождениям в их стратегиях. Катарская блокада, в частности, является ключом к цели ОАЭ заставить Доху понизить свои отношения с «Братьями-мусульманами», которых Абу-Даби воспринимает как идеологическую угрозу. Саудовская Аравия, однако, меньше внимания уделяет «Братьям-мусульманам» на региональном уровне, вместо этого сотрудничая со своим йеменским отделением этой организации в лице  партии «Аль-Ислах» для достижения более широких антииранских и антихоуситских целей Эр-Рияда. Ослабление саудовско-эмиратского сотрудничества может привести к тому, что ОАЭ окончательно откажутся от антихоуситских операций в Йемене. Абу-Даби может также усилить поддержку своего йеменского доверенного лица — сепаратистского Южного переходного совета, который пытается претендовать на территорию и влияние поддерживаемого Саудовской Аравией правительства президента Йемена А.М.Хади. Но в отличие от американских аналитиков, рискнем предположить, что сильно саудовско-эмиратские отношения от этого соглашения не пострадают. Ровно по той причине, что в Йемене ОАЭ и так максимально свернули свое присутствие с точки зрения борьбы с хоуситами. А в целом – нынешнее рамочное соглашение ни в коей мере не отменяет идеологическую суть и природу нынешнего конфликта: Катар и Турция с одной стороны, и «арабская четверка» борются не только за региональное влияние, но и за влияние (в том числе экономическое) в более глобальном мусульманском мире. Суть конфликта по большому счету – это использование катарцами и турками инструмента «Братьев-мусульман» как наиболее влиятельной и системообразующей политической силы в арабском мире, и отказываться от этого инструмента они не будут. Как и от соперничества за влияние в целом. Что же касается нынешнего смягчения блокады, то такие моменты мирной передышки были и ранее, но они всегда использовались сторонами лишь для перегруппировки сил.

51.5MB | MySQL:101 | 0,366sec