О росте напряженности в пакистано-саудовских отношниях

Правительство Пакистана в прошлом месяце заявило о своей дипломатической победе на ежегодном саммите Организации исламского сотрудничества (ОИС) в Нигере, объявив, что мусульманский блок из 57 членов поддержал резолюцию, осуждающую Индию за отмену полуавтономного статуса Кашмира. В заявлении, сделанном в заключительный день саммита 28 ноября, Министерство иностранных дел Пакистана заявило, что государства ОИС единогласно согласились подтвердить свою «решительную поддержку Кашмирского дела». Резолюция «отвергла незаконные и односторонние действия Индии», поскольку она отменила статью 370 своей конституции, которая предоставляла спорному региону его собственную конституцию и право принимать свои собственные законы. Министерство «особо подчеркнуло, что вопрос о Кашмире имеет первостепенное значение для мусульманской уммы», и охарактеризовал урегулирование конфликта как «необходимое для осуществления мечты о мире в Южной Азии». Но резолюция так и не была опубликована и распространена самой ОИС, а затем последовала жалоба министра иностранных дел Пакистана Шаха Мехмуда Курейши перед саммитом на то, что кашмирский вопрос не был включен в официальную повестку дня встречи. И хотя Индия нанесла ответный удар ОИС и Пакистану, обвинив первую в «потворстве антииндийской пропаганде» по указке Исламабада, этот обмен «дипломатическими любезностями», похоже, не прервал стремления Нью-Дели к углублению связей с влиятельными государствами Персидского залива. Индикатором этого стал больше символический, но все-таки визит главнокомандующего индийской армией генерала Маноя Мукунды Нараване в Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию в рамках первого такого визита в регион индийского военного руководителя. Визит Наварана последовал за недавними комментариями посла Саудовской Аравии в Индии Мухаммеда аль-Сати, в которых он заявил, что обе страны расширяют партнерство в области безопасности и обороны и проводят совместные военно-морские учения. Несмотря на это, Тахир Мехмуд Ашрафи, специальный представитель, консультирующий премьер-министра Пакистана Имрана Хана по вопросам религиозной гармонии, дал понять, что Саудовская Аравия и ОИС поддерживают Пакистан в Кашмире. «Враги вроде Индии пропагандируют, что Пакистан не имеет поддержки по Кашмиру в исламском мире, однако такое развитие событий [резолюция ОИС] свидетельствует об очень прочных отношениях с Саудовской Аравией и ОАЭ. Кроме того, во время встречи ОИС министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Фейсал бен Фархан выступил по кашмирскому вопросу», — сказал Ашрафи. При этом один из саудовских представителей в ОИС на условиях анонимности, выразил в кулуарах разочарование тем, что Пакистан поднял вопрос о Кашмире на саммите, и обвинил Исламабад в том, что он использует его для отвлечения внимания от своих собственных внутренних проблем, несмотря на отсутствие перспективы каких-либо согласованных международных действий для решения этого вопроса. «Основной акцент на встрече был сделан на подчеркивании [угрозы] терроризма и борьбе с экстремизмом. Однако давление Пакистана на Кашмир действительно отклоняет многие проблемы, с которыми они сталкиваются на внутреннем фронте, которые они предпочли бы игнорировать», — сказал этот представитель. Этот саммит ОИС был не первым случаем, когда Пакистан пытался использовать мусульманскую поддержку Исламабада против Индии из-за Кашмира. В августе Курейши обвинил ОИС, штаб-квартира которой находится в Мекке, в том, что она «тянет время с Кашмиром» из-за того, что не созвала встречу министров иностранных дел, и призвал Саудовскую Аравию «проявить лидерство в этом вопросе». Многие в пакистанских правительственных кругах истолковали комментарии Курейши и тот факт, что он не дезавуировал их потом, как часть давления министра иностранных дел на более тесные связи с Ираном. При этом в МИД Пакистана дали понять, что «дипломатическая активность Курейши ранее была одобрена Имраном Ханом и военными». По словам Первеза Худбхоя, известного пакистанского физика и активиста, «Саудовская Аравия заняла намеренно двусмысленную позицию в отношении Кашмира, что позволяет ей ухаживать за Индией, используя экономическую зависимость Пакистана от королевства, чтобы держать его в узде, даже когда отношения испортились. Кашмир не является проблемой для Саудовской Аравии. Они не возражают против этого, они подошли к этому с позиции, которую индейцы поймут, что они, вероятно, и сделают. Саудовцы успешно рассчитали здесь двусмысленность. Они хотят помешать Пакистану двигаться к лагерю Турции, Ирана и Малайзии».
Премьер-министр Пакистана Имран Хан не скрывает, что его правительство полагается на помощь Саудовской Аравии, чтобы предотвратить экономический коллапс. Пакистан переживает сейчас беспрецедентный экономический кризис. С ростом безработицы, инфляцией, которая, как говорят, находится на рекордно высоком уровне, миллионы людей сталкиваются с экономическим кризисом. В 2018 году Имран Хан отправился на инвестиционную конференцию в Эр-Рияд в то время, когда многие лидеры дистанцировались от королевства из-за убийства Джамаля Хашогги несколькими неделями ранее, вернувшись с обещаниями займов на сумму 6 млрд долларов. Но в результате Пакистан становится все более уязвимым и все более подчиненным в экономическом плане КСА. Ранее в этом году Саудовская Аравия потребовала досрочного погашения кредитов на сумму 1 млрд долларов и заморозила нефтяную кредитную линию на сумму 3,2 млрд. Отношения ухудшились не только из-за Кашмира, но и из-за отказа Пакистана поддержать возглавляемую Саудовской Аравией коалицию в Йемене. Худбхой в этой связи указал, что «еще одной уязвимостью для Исламабада является большое количество пакистанских рабочих-мигрантов, работающих в Саудовской Аравии, особенно после того, как Объединенные Арабские Эмираты в прошлом месяце приостановили выдачу рабочих виз пакистанским гражданам и гражданам из 12 других стран с мусульманским большинством. Учитывая спад экономики Ближнего Востока, всегда существует опасность, что их вербовка либо прекратится, либо замедлится, либо обратится вспять, то есть их отправят обратно. Пакистан не может позволить себе такую же ситуацию с ОАЭ, это вызовет крупный финансовый кризис в Пакистане, и правительство получит обструкцию этой категории лиц». Запрет на визу в ОАЭ, который оставил около 250 000 пакистанских рабочих в неопределенном будущем, шокировал многих в пакистанском правительстве, которые предполагали, что взаимопонимание между двумя странами в конечном счете будет достигнуто». Однако критики правительства обвинили чиновников в самодовольстве и неспособности признать сдвиг стран Персидского залива в сторону Индии. При этом любые ограничения, наложенные на право пакистанцев работать в Саудовской Аравии, могут иметь серьезные последствия для большого числа отставных офицеров пакистанской армии. «Армия смотрела на Саудовскую Аравию как на место, где они могли бы получить пенсию и работать после выхода в отставку еще десятилетие или два», — указал Худбой. Ашрафи, специальный советник Имрана Хана по вопросам религиозной гармонии, преуменьшив значение запрета на визу в ОАЭ, назвав его «дипломатическим сбоем». «Было достигнуто взаимопонимание между [наследным принцем Абу-Даби] Мухаммедом бен Заидом и министром иностранных дел Пакистана. Запрет будет снят через две недели», — сказал он.
Отношения Саудовской Аравии с Пакистаном изменились и в других отношениях. Королевство когда-то стремилось агрессивно экспортировать свою ваххабитскую идеологию в Пакистан, но поскольку саудовский ультраконсервативный религиозный истеблишмент был отодвинут на второй план наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом, ситуация изменилась. В настоящее время Эр-Рияд сосредоточен исключительно на восточной стороне Аравийского моря, используя свою национальную мощь и ресурсы для противодействия Ирану. И хотя более тесные связи с Тегераном могут быть привлекательны для некоторых в Исламабаде как способ противодействия влиянию Саудовской Аравии на внутреннюю и внешнюю политику, Иран не может конкурировать в плане предоставления финансовой поддержки, от которой Пакистан стал зависимым. В Исламабаде бытует мнение, что поддержка саудовцами резолюции по Кашмиру на саммите ОИС, пусть и молчаливая, была инструментом, призванной помочь правительству Имрана Хана привыкнуть к разговору о нормализации отношений с Израилем. Но многие считают такое развитие событий невозможным из-за того, что Имран Хан связал кашмирскую борьбу с палестинской борьбой, а также потому, что пакистанская общественность не приняла бы такой шаг. «Существует огромное давление на Пакистан со стороны арабских государств [для нормализации отношений с Израилем]. Однако все дело во времени. Если бы это было 25 лет назад, ситуация была бы другой, но сейчас реальность [в Палестине] — это аннексия и поселения. Это означает вознаграждение за плохое поведение. Пакистан должен сопротивляться давлению», — сказал Худбой. При этом значительная часть пакистанской элиты исходит из того, что КСА не последует примеру ОАЭ и Бахрейна в формате нормализации отношений с Израилем. Тот же Худбой утверждает: «Я могу сказать вам ясно: Саудовская Аравия не примет Израиль. Я говорил со многими внутри страны, и это невозможно. Это вопрос мусульманской уммы, и наследный принц Салман дал понять, что хочет иметь четкую позицию по Палестине». В свою очередь Майкл Кугельман, аналитик по Южной Азии из вашингтонского аналитического центра Wilson Center, сказал, что углубление связей между Саудовской Аравией и Индией создает «растущее препятствие» для собственных отношений Пакистана с королевством. «Давайте внесем ясность: это произошло не за одну ночь. Это было почти два года назад, когда доминирующая в ОИС Саудовская Аравия пригласила Индию на одно из своих заседаний в качестве специального гостя. Это было сильным сигналом и явно не нашло позитивного отклика в Исламабаде. Это развитие событий можно объяснить, в частности, ухудшением американо-иранских отношений, что вынудило Нью-Дели сократить сотрудничество с Тегераном, а также необходимостью Саудовской Аравии обеспечить себе друзей в эпоху, когда трагедия Хашогги сделала Эр-Рияд изгоем в глазах многих членов международного сообщества», — сказал Кугельман. Все эти моменты, как он полагает, будут только усиливать дрейф Пакистана в сторону более тесных альянсов с Малайзией, Турцией и Китаем с одновременным отходом из орбиты КСА-ОАЭ.

51.87MB | MySQL:101 | 0,401sec