Турция: о форуме TRT World. Часть 5

Пять лет назад, в 2015 году, свое полноформатное вещание начал турецкий канал TRT World – англоязычная телекомпания в структуре государственно теле- и радиовещательной компании Турции TRT.

Продолжаем делать обзор выступлений на ежегодном Форуме TRT World, которому Турция стремится придать характер глобальной площадки, предлагающей альтернативный, более объективный и честный взгляд на мир. На тот мир, который невольно, а скорее сознательно, ускользает от внимания самых известных глобальных СМИ. Разумеется, ускользает на взгляд самой Турции и её руководства.

Собственно, за такой взгляд и хвалил и поздравлял, на церемонии открытия Форума, президент Реджеп Тайип Эрдоган телеканал TRT World – в лице всех: от главы телекомпании до простого техника.

Часть 4 нашей публикации доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=74625

Продолжаем разбираться с сессией «Новые реальности международных отношений и межгосударственные отношения после COVID-19». Докладчиками на этой сессии выступили: министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Курейши, а также министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто.

Напомним, что мы остановились на выступлении министра иностранных дел Мевлюта Чавушолгу, ярким тезисом которого стала фраза «Не бывает замороженных конфликтов. Бывают конфликты, решение которых заморожено».

Соответственно, Турция выступает в эти дни с тех позиций, что она может быть той самой стороной, которая «размораживает и решает» конфликты, более эффективно, чем различные международные платформы. Применительно к Нагорно-карабахскому конфликту – более эффективно, чем Минская группа под председательством США, Франции и России. При этом, Турцию абсолютно не смущает тот факт, что она не стала стороной тройственного заявления, сделанного главами Азербайджана, Армении и России. Поскольку понятна её роль в нынешней победе Азербайджана.

Корни этой роли, впрочем, надо искать не в 2020-м году – Нагорный Карабах, в нынешнем варианте урегулирования, «не свалился как снег на голову». Для специалистов эта ситуация не была неожиданной, а, напротив, — вполне предсказуемой. Речь идет о той комплексной, многосторонней, настойчивой и последовательной работе, которая проводилась Турецкой Республикой в Азербайджане на протяжении трех десятков лет с момента распада Советского Союза.

Подчеркнем работа проводилась Турцией: на всех уровнях – от руководства страны и представителей внешнеполитического ведомства, до бизнесменов, представителей некоммерческих организаций, деятелей культуры и искусства и частных граждан. И заметим ещё одно немаловажное обстоятельство: проводить такую работу стоит недорого. Турки умеют рачительно расходовать средства по своему продвижению за рубежом, как из бюджетных средств, так и из средств различных некоммерческих организаций.

В результате, сегодня (10 декабря, когда пишется эта статья – И.С.) президент Р.Т. Эрдоган, вместе с президентом И.Алиевым, принимают «парад победы» в Баку. По достаточно любопытному совпадению, они принимают его ровно в тот же самый день, когда происходит Саммит ЕС по вопросу введения против Турции санкций за её действия в Восточном Средиземном море.

На момент публикации данной статьи на сайте ИБВ, результат обсуждения в ЕС будет уже, скорее всего, известен широкой публики. Поэтому, не строя прогнозов, отметим, что в Турции ожидают, что серьезных санкций в отношении страны введено не будет. По простой причине отсутствия в этом смысле единства в ЕС. За введение санкций могут выступать такие государства-члены ЕС, как Франция, Австрия, Греция и Кипр. Но у них есть оппозиция в лице также влиятельных Италии и Испании. А также в лице Германии, которая стремится выступать с позиций миротворчества, избегая резких «телодвижений» по отношению к Турции. Так что, по состоянию на 10 декабря, в Турции считали, что, если и будут введены какие-то санкции, то носить они будут, скорее всего, «символический характер», не наносящий серьезного ущерба ни турецкой экономике, ни турецкому топливно-энергетическому комплексу (11 декабря, с первыми же заявлениями из Брюсселя по этому поводу турецкая точка зрения оказалась полностью подтвержденной – И.С.).

Хотя, надо отметить, что в Турции присутствуют довольно оригинальные точки зрения. В частности, одна из таких прозвучала со стороны телеканала CNN Türk, где было заявлено, что «ЕС уже (!) ввели санкции против Турции». Заявлено это было, имея в виду следующее:

  1. Невзирая на многократные обещания ЕС, для граждан Турции до сих пор не предусмотрен упрощенный режим въезда в Шенгенскую зону.
  2. Невзирая на многократные обещания ЕС, до сих пор не актуализированы условия Таможенного соглашения Турция ЕС под реалии сегодняшней торговли.
  3. Невзирая на многократные обещания, ЕС до сих пор не оказывает Турции сколь-нибудь серьезной финансовой помощи в вопросе содержания сирийских беженцев на своей территории.

Иными словами, надо так понимать CNN Türk, что Турция уже (!) наказывается Европой и вводить какие-то ещё новые санкции — бессмысленно и вредно. Почему санкции против Турции вводить «вредно» на взгляд CNN Türk? — Да потому, что Турция — уже глубоко интегрирована в Европу и является частью Европы.

Что есть — чистая правда, с учетом той многомиллионной диаспоры турок, которые находятся на ПМЖ в Европе. Как мы не раз отмечали на страницах сайта ИБВ, Турция уже не стремится (де-факто) ни к какому вступлению в ЕС, поскольку Турция, как хорошо понимают турецкие руководители, — уже часть ЕС. На уровне присутствия выходцев из Турции на европейской территории. Все остальное сделает время и положительная демография среди выходцев из Турции и отрицательная — среди  европейцев.

Хотя на том же Форуме TRT World от всех ключевых турецких спикеров звучало, что Турция видит свое будущее в Европейском союзе. Разумеется, в классическом смысле: в контексте официального вступления в это наднациональное объединение. Тем более, что на Форуме, от европейских спикеров, звучала идея о том, что в пандемии проявилось и глобальное лидерство ЕС. Более того, в пандемии страны ЕС прошли проверку на прочность, поняв, что совместное сосуществование для европейских стран является предпочтительным. Таким образом, можно считать, что европейские бюрократы посчитали, что эффект домино после «Brexit» запущен не будет.

При этом, как подчеркнул министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу на Форуме TRT World, коронавирус начался в мире в качестве пандемии, а, по факту, он оказался триггером, который запустил целый ряд негативных процессов в мире.

К таким процессам, в частности, по мнению главы турецкого внешнеполитического ведомства, относятся: усиление глобальной бедности, неравенства, расизма, ксенофобии и исламофобии. В этом смысле, как указал турецкий министр иностранных дел, ЕС становится «фокальной точкой» подобного рода настроений. Как он указал, hate speeches, то есть, если перевести буквально, «ненавистнические заявления» громко раздаются в Западной Европе. При этом, турецкий министр иностранных дел посчитал необходимым подчеркнуть, что это не относится к Финляндии, чей министр иностранных дел также участвует в сессии данного Форума.

Как указал турецкий министр иностранных дел, «миллионы мусульман – под угрозой» (в Европе из-за «исламофобских настроений» – И.С.). Как отметил Мевлют Чавушоглу, солидарность в Европе должна присутствовать безо всяких оговорок «если» и «но».

Ещё одна яркая цитата от турецкого министра иностранных дел: «Я надеюсь, что Европа будет мыслить более стратегически!». Под мыслить более стратегически, в отношении Европы, можно понимать следующее: пресечение исламофобских явлений и более сбалансированная позиция в отношении проблемы раздела газовых месторождений Восточного Средиземноморья.

Следующий выступивший на сессии – это министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Курейши.

Мы не раз говорили о том, что Пакистан – это ещё одна страна, с кем Турция стремится к построению особых отношений. В частности, это проявляется в постоянной риторике турецкого руководства относительно территориальной принадлежности штатов Джамму и Кашмир Пакистану. Вопрос заключается лишь в том, насколько Турция будет готова прямо и непосредственно «вступаться» за Пакистан.

Конечно же, кейс Нагорного Карабаха – показателен и сейчас у ряда экспертов возникают мысли по поводу следующих вмешательств Турции – допустим, в том же индо-пакистанском конфликте (про Донбасс и Луганск тоже вспоминают, но это совсем отдельная тема – И.С.). Однако, все же, Индия – это ядерная держава. Да и без ядерного оружия – она не чета Армении. Что не мешает Турции выступать в адрес Джамму и Кашмира со вполне определенной риторикой. Впрочем, как можно судить, эта риторика высоко ценится пакистанской стороной. Поскольку Турция подает себя как страна, чей голос важен сам по себе и безо всяких вмешательств.

Переходя к выступлению пакистанского министра иностранных дел: Мехмуд Курейши отметил, что Пакистан активно борется с пандемией коронавируса. Сейчас, как он указал, «мы являемся свидетелями наступления второй волны коронавируса». Он отметил, что лишь только за 1 сутки в Пакистане умерло ещё 66 новых человек. Однако, как указал Мехмуд Курейши, Пакистан с этим вызовом справляется.

При этом, у коронавируса есть и другое измерение: пандемия оказывает влияние на то, как ведется международная политика. Параллельно с пандемией растут различные глобальные вызовы. К примеру, все более остро встает вопрос климатических изменений. С другой стороны, в мире наблюдается тенденция к протекционизму. Продолжаются торговые войны между Китаем и США. ЕС внутри себя также сталкивается с вызовами. В целом, мировая стабильность находится под угрозой.

Вопрос сегодня заключается в том, как «мы можем принести стабильность в регион и за его пределы?», как выразился глава пакистанского внешнеполитического ведомства.

При том, что, как указал Мехмуд Курейши, мир оказался не готов к этому вызову. Снижается «многосторонность» — напротив, наблюдается рост изоляционизма и национализма. Каждая страна борется индивидуально с пандемией коронавируса. При том, что все страны мира находятся в тесной взаимосвязи друг с другом. Тот мир, с которым все сейчас столкнулись, — это «другой мир».

На глобальную проблему – нужен глобальный ответ. При этом, как указал глава пакистанского МИДа, развивающиеся страны нуждаются в помощи. Как указала Мехмуд Курейши: «Мы обратились к миру: помогите им!».

Глобальное решение по вакцине требует от стран готовности делиться своими данными. Необходимо найти практичное решение с вакциной, причем, «для всех». При этом пакистанский министр иностранных дел призвал воздерживаться от ярлыков из серии «китайский вирус». И, в равной степени, от различных ярлыков по отношению к мусульманам. Достаточно любопытно прозвучало то, что пакистанский министр иностранных дел напомнил о конфликте между его страной и Индией и призвал мир «не забывать про Южную Азию», когда речь идет о двух ядерных державах.

Следующим докладчиком на сессии стал министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто, которого министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, не раз, на протяжении всего мероприятия, именовал «своим другом». Отвечал ему теми же эпитетами глава финского внешнеполитического ведомства. Довольно любопытная ось особых дружеских отношений Финляндия – Турция.

Хотя начал финский министр иностранных дел с того, что указал, что «мы (в контексте Турция и ЕС – прим.) можем иметь разные и даже полностью различающиеся взгляды». Но, как подчеркнул Пекка Хаависто, «мы всегда ищем компромиссные решения». Большое беспокойство, по его словам, вызывает обстановка в Восточном Средиземноморье – как в ЕС, так и в Финляндии, в частности.

Касательно коронавируса, министр иностранных дел Финляндии указал на то, что Европе, к настоящему времени, уже удалось справиться с возникшим в первый момент шоком. В частности, Финляндия эвакуировала своих граждан из-за рубежа. Также постепенно страна начала принимать посетителей. На уровне Европы, по словам Пекки Хаависто, активизировалась совместная работа. В частности, координируются усилия на Африканском направлении (очевидный ответ на призыв министра иностранных дел Пакистана оказывать помощь развивающимся странам, которые являются одними из самых пострадавших и не имеют ресурсов для того, чтобы развернуть самостоятельную борьбу с пандемией и её последствиями – И.С.).

Здесь министр Пекка Хаависто согласился с тем, что никому не нужна игра во взаимные обвинения (опять же, та же отсылка к выступлению пакистанского министра иностранных дел, призвавшего не называть коронавирус «китайским вирусом» и воздерживаться от «исламофобской» риторики – И.С.). Как он отметил, самое главное – это то, что сейчас остро стоит вопрос вакцинации по мере того, как на рынке появляются первые препараты. В частности, по его словам, необходимо искать ответ на вопрос, как будет обеспечено всеобщее право на вакцинацию?

Нашел в себе силы министр иностранных дел Финляндии и пошутить, отметив, что Финляндии достаточно просто удалось установить социальную дистанцию между людьми в 2 метра. Страна просто снизила её с 5 метров.

В заключительной части своего выступления министр иностранных дел Финляндии указал, что он полностью солидарен с теми словами, которые произносятся в адрес мусульман – в части необходимости их защиты от нападок и исламофобских / правых настроений в Европе. Однако, то же самое, по его словам, и в равной степени, касается дискриминации и других групп населения. Допустим, то же самое касается, как указал финский министр и антисемитизма. В духе времени, он вспомнил ещё и про такое явление – движение, как BLM или Black Lives Matter.

Как подчеркнул Пекка Хаависто, страны мира должны больше сотрудничать. И в этом смысле можно говорить уже о том, что наблюдаются положительные сигналы, невзирая на все те слова, которые в наши дни раздаются от самых разных политиков и на самых разных площадках касательно наблюдающегося в мире тренда на изоляционизм и на протекционизм.

Подводя черту под этой сессией отметим, что на неё, наряду с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу были приглашены представитель Пакистана, как одной из тех стран, которые рассматриваются в качестве близких и даже (потенциально) союзных Турции и представитель Финляндии — европейской страны, которая максимально удалена от проблематики Восточного Средиземного моря и не имеет там ровным счетом никаких интересов. Аналогичным образом, и проблема беженцев из стран региона минимальным образом затрагивает Финляндию. А, следовательно, можно считать, что с такой страной, как с Финляндией у Турции будет наблюдаться минимум расхождений по принципиальным для турецкой стороны вопросам. Такая комфортная для турецкого министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу обстановка отсутствия острых оппонентов позволила ему достаточно свободно продвигать турецкую точку зрения на ключевые вопросы современности. В ряду которых, чуть ли не в первую очередь, на турецкий взгляд – это рост правых настроений и исламофобиии в Европе, с которой Турция, самым активным образом борется.

51.92MB | MySQL:101 | 0,335sec