О выводе турецких войск из сирийской провинции Идлиб

Турция планирует вывести еще больше военных позиций в районах сирийской провинции Идлиб, удерживаемых сирийским правительством, сообщили турецкие источники в четверг. Турецкие войска эвакуируют наблюдательный пункт прекращения огня и две военные позиции в Сурмане и Хан-Тумане.    На северо-западе Сирии остаются всего несколько турецких наблюдательных постов, и все они окружены сирийской армией. Несмотря на то что сочинские договоренности сентября 2018 года оговаривают создание турецкими военными 12 наблюдательных постов в Сирии, Турция основала 50 таких постов, в основном в провинциях Идлиб и Алеппо. Несколько из них турецкие военнослужащие были вынуждены позднее оставить после окружения их сирийской армией. В этой связи эти источники сообщили, что Анкара стремится устранить возможные риски и слабые места в Идлибе в случае будущего столкновения с поддерживаемыми Россией сирийскими правительственными войсками. При этом надо подчеркнуть, что эти военные посты турок сыграли ключевую роль в отражении поддерживаемого Россией наступления сирийского правительства, угрожавшее ликвидировать основные оплоты сопротивления повстанцев в провинции и вынудить миллионы беженцев перебраться ближе к турецкой границе.  Однако в начале этого года восемь турецких наблюдательных пунктов и пять небольших укрепленных позиций были окружены сирийскими войсками после того, как оппозиция потеряла контроль над большим участком территории на востоке Идлиба. В ходе этого наступления сирийские правительственные войска и турецкие военные, поддерживающие повстанческие группировки, вступили в открытый бой. 59 турецких солдат были убиты сирийскими войсками, что побудило Анкару использовать  ударные беспилотники и артиллерию. Источники ожидают, что Турция постепенно эвакуирует все свои позиции, окруженные войсками президента Сирии Башара Асада. С октября Анкара уже отозвала четыре наблюдательных пункта и два военных пункта в Мореке, Шир-Магаре и Саракебе. Ранее в этом году турецкое правительство решило, что охрана этих районов стала чрезмерным риском, поскольку не было никаких четких способов пополнения запасов и усиления находящихся там войск. По данным источников, российские военные заблокировали любые попытки сделать это. Один из бывших турецких чиновников заявил, что эти позиции уже давно утратили свою функцию в плане военного сдерживания. Идлиб имеет первостепенное значение для турецкого руководства, поскольку оно считает, что не может позволить себе еще один кризис сирийских беженцев в разгар тревожной экономической ситуации, особенно в связи с ростом ксенофобии по отношению к сирийцам в Турции. На сегодня в этом последнем оплоте сирийской оппозиции  находится примерно три миллиона мирных жителей.  Ранее турецкое правительство также полагало, что оно может использовать свои военные позиции в этой провинции против Москвы и Дамаска в будущих дипломатических переговорах. Однако Анкара не нашла позитивного ответа от Москвы в своих переговорах по Идлибу, что усилило напряженность среди турецкого руководства и  породило убеждение в то, что новое нападение сирийского правительства становится все более вероятным с каждым днем. Один турецкий источник, знакомый с этим вопросом, заявил, что отступление не было признаком военной слабости. «Это превентивные меры. Если в ближайшие дни возникнет новое столкновение, эти военные позиции не смогут быть использованы сирийским режимом в качестве рычага давления. В этом районе большое присутствие боевиков сирийского режима, особенно проиранских, которые не находятся под прямым контролем Москвы». Он же сообщил, что соглашение о прекращении огня с Россией в 2017 году действовало только на бумаге. «Мы продолжим защищать Идлиб. Мы предпринимаем эти шаги, чтобы лучше защитить Идлиб», — добавил источник.  Турецкие официальные лица считают, что Россия может спровоцировать конфликт в Идлибе в любой момент, поскольку Москва не хочет новых договоренностей в провинции, которые могли бы стабилизировать ситуацию в долгосрочной перспективе. Это добавляет уверенности  Асаду, который заявил, что он вернет себе все территории, потерянные повстанцами и иностранными войсками с 2011 года.

Таким образом, в данном контексте необходимо вести речь о двух вещах. 1. Турки скорее выравнивают линию фронта, стремясь минимизировать риски окружения своих постов в случае нового наступления сирийских войск в Идлибе, которое с большей долей вероятности будет поддерживать с воздуха  российские ВКС. На этом фоне  в конце ноября турецкие военные приступили к созданию двух новых наблюдательных постов на территории Сирии. Один из них разместится на юге провинции Идлиб в гористой местности Джебель-эз-Завия, а другой — в районе Айн-Исса в провинции Ракка. Таким образом, вышедшие из постов в Морике и Ширмагаре на севере и западе провинции Хама  турецкие военные переместились в населенный пункт Бильюн на юге Идлиба, рядом с которым создается сейчас новый объект.    Дозорная вышка и лагерь турецких войск разместится в 9 км от позиций сирийской армии, которые находятся в Кафр-Нобуле. При этом на юге Идлиба происходят регулярные перестрелки между подконтрольными Анкаре формированиями сирийской вооруженной оппозиции и сирийскими военнослужащими. С конца ноября стороны обменивались ударами в районах Кенсафра, Эль-Футейра, Кафр-Увейд и Сафухан в горной местности Джебель-эз-Завия.  Турецкая артиллерия со своих позиций в Эль-Мастуме в окрестностях административного центра Идлиб трижды обстреливала сирийские войска, защищающие город Саракиб. Сирийские военнослужащие не открывали ответного огня. На северо-западе Сирии, где создана зона деэскалации, с 6 марта действует режим прекращения огня после достигнутых договоренностей между Россией и Турцией.   Что касается провинции Ракка, то там наблюдательный пост создается рядом с базой турецких сил в Тмамихе в двух километрах от города Айн-Исса, через который проходит стратегическая трасса Алеппо — Хасеке (М-4). Это шоссе совместно патрулируют военнослужащие РФ и Турции. Отметим, что такая передислокация турецких сил связана в том числе и с активизацией партизанской войны на севере Сирии со стороны поддерживаемых США курдов, что требует большей концентрации сил именно там.

  1. Анкара очевидно не верит в заверения Москвы о соблюдении перемирия в зоне Идлиба в среднесрочной перспективе, что в принципе станет серьезным барьером на пути возобновления консультаций в Астанинском формате и вообще переговоров о рамках Конституционного комитета. Этот вывод турецких войск стал последним из подобных шагов, предпринятых турецкими военными на северо-западе Сирии с октября, когда  они вывели из ряда ключевых наблюдательных пунктов и баз в Идлибе и провинции Алеппо. Такие решения стали неожиданностью для многих из-за того, что эти давно удерживаемые позиции служили турецким переговорным инструментом и базой для ее военных действий в регионе. Однако аргументация Анкары заключается в том, что им было бы трудно защищаться в новом конфликте, и они стали в значительной степени излишними в течение последнего года после того, как сирийские правительственные силы смогли взять под свой контроль ряд территорий в этой провинции. С тех пор как в марте была заключена последняя сделка о прекращении огня, новое наступление сирийских войск рассматривалось турками как неизбежное из-за настойчивой цели режима отвоевать провинцию у поддерживаемой Турцией оппозиции. В то время как российские авиаудары продолжались, а боевые действия на фронте Джебель-аз-Завия продолжались все это время в нарушение режима прекращения огня, Турция в течение нескольких месяцев направляла военные подкрепления и технику через свою границу в провинцию в ожидании возобновления наступления.  В реальности  же  Москве удалось серьезно пододвинуть турок далее на север практически без серьезных наступательных операций. Рискнем предположить,   что и далее она будет исповедовать такую же тактику, избегая широкомасштабных наступлений  и чрезмерной эскалации, используя алгоритм  постепенного выдавливания турецких постов из Идлиба, что является главным условием успешных операций против террористов в этом районе.
51.89MB | MySQL:109 | 0,453sec