Ситуация в Сирии: декабрь 2020 г.

В декабре третий месяц подряд продолжала странным образом работать совместная российско-турецкая комиссия по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня. Российская часть комиссии ежедневно фиксировала порядка 20 — 30 нарушений в зоне деэскалации Идлиб. В течение декабря достаточно регулярно о нарушениях сообщала и  турецкая часть комиссии, но ни одно из них не было подтверждено российской частью.

В зоне деэскалации Идлиб по прежнему формально действует очередной режим прекращения огня, установленный при участии России и Турции.

Самолеты ВКС России в течение месяца наносили удары по целям боевиков в провинциях Хама, Ракка, Хомс, Латакия.

Самолеты ВВС Сирии в течение месяца наносили удары по целям боевиков в провинциях Хама, Ракка, Хомс.

В частности, 2 и 3 декабря большинство ударов, выполненных самолетами двух стран, наносилось по району Ас-Саан в провинции Хама, где боевики «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) пытались обеспечить их постоянное присутствие с начала 2020 г.

28 декабря удар наносился по позициям группировки «Исламская партия Туркестана» (запрещена в РФ) в районе Джебель аль-Акрад в провинции Латакия.

23 декабря более 500 российских и сирийских военных отразили атаку условных террористов на пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в сирийском Тартусе на учениях, во время которых впервые были отработаны совместные действия сухопутных сил, флота и авиации. Впервые к учениям такого рода привлекалась армейская авиация с применением воздушных дымовых контейнеров ВДК-2. Первый раз был обеспечен выход сил из-под удара под аэрозольной маскировкой, которую с помощью этих контейнеров поставил экипаж вертолета Ми-35. До настоящей тренировки армейская авиация не привлекалась к морской составляющей учений. В морских эпизодах тренировки приняли участие порядка 10 боевых кораблей различного класса с российской стороны, в том числе фрегат «Адмирал Эссен», малый ракетный корабль «Вышний Волочек», морской тральщик «Валентин Пикуль». Со стороны ВМС Сирии в тренировке участвовала военно-морская бригада в составе управления и четырех кораблей. С сирийской стороны учениями руководил командующий ВМС вице-адмирал Мухаммед аль-Ахмед.

24 декабря несколько ракетных ударов были нанесены по базе проиранских вооруженных формирований в провинции Дейр эз-Зор. Атаке подвергся лагерь шиитских ополченцев из бригады «Лива Фатимиюн», воюющей на стороне сирийской армии. Он расположен в пустынной местности Хавия-эль-Гарбия в окрестностях города Эль-Маядин. Предположительно, удары нанесли израильские беспилотные летательные аппараты.

25 декабря аналогичный удар был нанесен по иранской цели в провинции Хама и сирийскому исследовательскому центру. Погибли 6 человек.

30 декабря по меньшей мере один человек погиб, еще трое получили ранения в результате израильского ракетного удара по пригороду Дамаска по целям ливанского движения «Хизбалла». Удар был нанесен из воздушного пространства на севере Галилеи. Сирийским силам противовоздушной обороны удалось перехватить часть ракет.

В течение месяца боевые действия низкой интенсивности отмечались в ряде провинций страны.

В провинции Алеппо 2 декабря в районе Африн в бою с курдскими формированиями погиб турецкий военный.

6 декабря бойцы курдских «Сил народной самообороны» (СНС) провели на севере Сирии вооруженную вылазку против турецких войск. Как сообщило агентство «Фират», курды атаковали военнослужащих, охранявших армейский штаб в городе Африн. В результате, по данным агентства, погибли трое турецких солдат. Со стороны Анкары информации о вылазке бойцов СНС не поступало.

    На севере провинции Ракка 7 декабря артиллерия турецкой армии вела интенсивный огонь по позициям курдских отрядов из коалиции «Силы демократической Сирии» (СДС). Турецкие военные оказывали поддержку протурецким формированиям, которые наступали на позиции курдов в окрестностях города Аин Иса.

14 декабря формирования СДС пресекли попытку протурецких формирований перекрыть шоссе, ведущее в город Аин Иса. Атака боевиков была предпринята в районе Муаллак, курдские ополченцы отразили нападение и удержали занимаемые ими позиции.

В районе города Аин Иса 17 декабря протурецкие формирования попытались захватить деревни Ар-Рахба и Аль-Мушарифа. Эта попытка была отбита отрядами СДС. При отражении атаки уничтожены 9 боевиков.

18 декабря близ города Аин Иса более 10 человек погибли в ходе столкновений между курдскими СДС и протурецкими формированиями. По имеющимся данным, столкновения были спровоцированы последними, атаковавшими позиции курдов.

В течение 22 – 23 декабря росла напряженность в районе города Аин Иса, куда стягивали подкрепления СДС, сирийская армия и протурецкие формирования. Такая концентрация сил была чревата обострением обстановки в этом районе. Сирийские военные усилили оборону аэродрома Табка на западе провинции.

27 декабря дополнительные силы российской военной полиции прибыли для стабилизации обстановки в район Аин Иса. По имеющимся данным, командование СДС согласилось передать город под контроль российских и сирийских военных.

28 декабря российские военные полицейские временно прекратили сопровождение гражданских машин на трассе М4 в Сирии из-за эскалации обстановки в районе Аин Иса.

29 декабря курдские отряды из коалиции СДС отражали атаки протурецких формирований, поддержку которым оказывали турецкие войска. В ходе боестолкновений в окрестностях города Аин Иса курды потеряли убитыми по меньшей мере пять ополченцев, в их рядах были раненые.

     На востоке провинции Хама 20 декабря подразделения сирийской армии при поддержке ополченцев вели бои с формированиями ИГ. Правительственные силы отразили несколько атак противника на свои лагеря и блокпосты в районе Атрая, при этом были уничтожены 39 боевиков.

23 декабря сирийские военные при поддержке ополченцев отразили атаку террористов из группировки ИГ. Бой имел место в районе Атрая, где экстремисты внезапно напали на лагерь правительственных сил. В ходе перестрелки погибли 5 солдат, потери противника составили 9 человек убитыми.

     В провинции Хомс 13 декабря подразделения сирийской армии при поддержке ополченцев отразили нападение террористов из группировки ИГ в Сирийской пустыне на востоке страны. Сирийские военные вступили в бой с противником, атаковавшим их лагерь большими силами. В ходе боя с обеих сторон были убиты 22 человека.

30 декабря боевики ИГ атаковали автобус, следовавший из Пальмиры в Дейр эз-Зор. В результате атаки погибли 28 человек, в том числе 20 военных.

В провинции Хасака 10 декабря взрыв прогремел в городе Рас-эль-Айн, расположенном у границы с Турцией. У въезда в город был взорван заминированный автомобиль. В результате взрыва погибли и пострадали несколько бойцов присутствующих в Рас-эль-Айне протурецких формирований. По имеющимся данным, погибли 16 человек – 2 мирных жителя, 3 турецких солдата, остальные — бойцы протурецких  формирований, еще 13 получили ранения. Турция подтвердила гибель 2 солдат.

В провинции Дейр эз-Зор 17 декабря артиллерийскому обстрелу подверглась американская база в районе нефтедобычи Аль-Омар. Данных о том, какая группа совершила обстрел, не имеется.

10 декабря турецкие военные начали покидать наблюдательный пост в городе Аз-Зурба в юго-западной части провинции Идлиб. Пост оказался в окружении сил правительственной армии. Пост в Аз-Зурбе расположен близ стратегического шоссе Алеппо — Дамаск, безопасное перемещение по которому правительство Сирии стремится обеспечить с самого начала войны.
На северо-западе Сирии оставались на тот момент еще несколько турецких наблюдательных постов (НП), окруженных сирийской армией. Несмотря на то что сочинские договоренности сентября 2018 года оговаривают создание турецкими военными 12 НП в Сирии, Турция основала 50 таких постов, в основном в провинциях Идлиб и Алеппо. Несколько из них турецкие военнослужащие были вынуждены позднее оставить после окружения их сирийской армией.

Также 10 декабря начался демонтаж НП в Рашидин и Хан Туман (провинция Алеппо).

К 13 декабря командование  ВС Турции эвакуировало своих военных из населенного пункта Сарман на юге провинции Идлиб, где находились их лагерь и НП. НП в Сармане оказался блокированным со всех сторон сирийской армией после освобождения в январе от бандформирований города Мааррет-эн-Нууман, расположенного на шоссе Дамаск — Алеппо.

За предыдущие два месяца Турция уже передислоцировала с юга Идлиба три НП в Джебель-эз-Завию, где находится форпост поддерживаемых Анкарой протурецких группировок. Туда также переместились военнослужащие с девяти постов в Алеппо и четырех в Хаме, которые следили за соблюдением перемирия в северо-западной зоне деэскалации.

21 декабря начался вывод турецких военных с трех НП, созданных ранее на территории провинций Алеппо и Идлиб. Два из них находились в Эль-Исе и Шейх-Акиле в окрестностях города Алеппо, один — в Тоукане на юге Идлиба. Военный персонал и боевая техника  перемещались на новые позиции, занимаемые турецкой армией в горной местности Джебель аз-Завия на юге провинции Идлиб.

29 декабря 3 российских военных полицейских получили легкие ранения при обстреле их БТР боевиками в зоне деэскалации Идлиб. Инцидент произошел при обеспечении безопасности вывода турецкого НП в районе населенного пункта Трумба в юго-восточной части зоны деэскалации Идлиб. Бронетранспортер российской военной полиции БТР-82А был обстрелян из ПТРК с территории, находящейся под контролем протурецких бандформирований.

28 декабря Турция завершила вывод своих военных с НП в районе Джабаль Анадан в провинции Алеппо. Этот пост находился в окружении сирийских войск предыдущие 10 месяцев.

2 декабря правозащитная Организация по наблюдению за правами человека в Сирии сообщила, что к тому дню несколькими партиями в Сирию вернулись из Азербайджана свыше 900 сирийских наемников – боевиков протурецких формирований. Наемники вернулись на сирийские территории, находящиеся под контролем Турции, и в частности, в районы Африн, Джараблус, Эль-Баб. Всего в Азербайджане побывали 2580 сирийских наемников, 293 из них погибли в боях в Карабахе.

8 декабря базирующаяся в Великобритании неправительственная организация Conflict Armament Research (CAR) опубликовала доклад о том, как «халифат» ИГ несмотря на все запреты в период с 2014 по 2019 гг. приобретал взрывчатку, электронику и беспилотники. CAR приводит примеры, как маленький магазин по продаже телефонов приобрел 6 тонн алюминиевого порошка (используется для производства самодельных взрывных устройств), турецкая сельскохозяйственная фирма за 200 тысяч долларов купила 78 тонн некоего ракетного топлива. Между 2015 и 2017 гг. в Сирии и Ираке были обнаружены до 100 контейнеров с алюминиевым порошком производства Китая.

По данным CAR, ИГ для подобного рода закупок использовало индивидуальных предпринимателей и семейные фирмы, работавшие рядом с границами «халифата», и в частности, на юге Турции. Власти последней вряд ли не знали об этом. В общей сложности CAR зафиксировала более чем 50 компаний из более чем 20 стран, которые работали на ИГ. В первую очередь речь идет о Дании, Испании, Сирии, Турции и Великобритании.

В целом, в течение декабря в Сирии сформировались два очевидных очага напряженности. Первый из в районе г.Аин Иса в провинции Ракка, где противостоят друг другу отряды СДС и протурецких формирований. Второй – в провинциях Хама и Хомс, где заметно активизировалось ИГ.

52.57MB | MySQL:103 | 0,476sec