О расследовании причастности Центрального банка Ирака к отмыванию денег и уклонению от уплаты таможенных пошлин

Высший судебный совет Ирака расследует деятельность Центрального банка страны и 13 частных банков в связи с предполагаемой причастностью к отмыванию денег и финансированию терроризма. В рамках ответной реакции на парламентское расследование, которое завершилось в прошлом месяце, Совет расследует случаи уклонения от уплаты таможенных пошлин и налогов и потенциального мошенничества в связи с валютным аукционом, проводимым Центральным банком Ирака (ЦБИ)  и 13 частными организациями. В заявлении Высшего судебного совета, опубликованном на прошлой неделе, говорится, что следственный суд, который осуществляет надзор за делами о добросовестности, отмывании денег и экономических преступлениях, принял решение «привлечь» директоров банков «за нарушение процедур закона «О борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма (№39) от 2015 года». В заявлении не упоминалось никаких подробностей «нарушений» или названий банков, в которых они участвовали. Однако парламентский финансовый комитет выявил существование «подозрительных операций» в отношении должностных лиц ЦБИ, которые, как сообщалось, намеревались использовать валютный аукцион. Как полагают некоторые депутаты парламента и банкиры, ЦБИ, который не имеет дела с физическими лицами, стал центром отмывания денег и контрабанды валюты из-за слабых надзорных мер. Для приобретения долларов США, Ирак имеет счет в Федеральном резервном банке Нью-Йорка, который он использует в рамках экспорта нефти. Поскольку иракское правительство продает нефть в долларах США, оно использует эту валюту для покупки иракских динаров у ЦБИ для финансирования заработной платы и государственных услуг. Затем ЦБИ продает доллары частным банкам с наценкой в 10 динаров за доллар. Вместо того, чтобы вернуть доллары в страну, ЦБИ, как предполагается, депонирует их в иностранных банках за пределами страны в обмен на счета, представленные частными банками для покрытия импортных товаров. «Игра заключается в том, что эти [частные иракские] банки выставляют фальшивые счета за поддельные товары. Другими словами, нет товаров для денег, депонированных за пределами Ирака, и это отмывание денег, так как источник этих денег неизвестен или незаконен. ЦБИ должен расследовать счета-фактуры и наложить штрафы, но он перестал проверять счета с 2016 года под предлогом того, что он не несет ответственности за это дело. В реальности его руководство игнорирует такие действия из-за взяток и политического влияния, чтобы процесс отмывания денег проходил должным образом»,- заявил Мухаммед Сахеб аль-Дарраджи, член парламентского финансового комитета и руководитель парламентского расследования. Следственный комитет под председательством аль-Дарраджи выявил, что в период с 1 января по 1 сентября 2020 г. из Ирака было выведено 27 млрд долларов, при этом было получено не более 3% его таможенных доходов. Согласно таможенным инструкциям, любой иракский коммерсант, импортирующий товары из-за границы, должен уплатить 15% стоимости товаров в качестве таможенных платежей, что означает, что ежегодные таможенные поступления должны достигать 15% стоимости сумм, переведенных за пределы Ирака в долларах, когда они переводятся под предлогом импорта товаров. «Таможенные доходы, которые Ирак должен получить, составляют 15% от стоимости той суммы, которая была переведена, то есть 4 млрд долларов. Фактический чек составляет всего 3%, или 418 млн долларов (так в тексте – авт.). Это означает, что уровень доходов достигает 12 %. И куда это все делось?», — заявил аль-Дарраджи. До прошлой недели ЦБИ покупал у иракского правительства 1 доллар за 1182 динара, а затем продавал его частным банкам и бюро финансовых переводов за 1190 динаров. Частные банки затем продавали 1 доллар конечному бенефициару по цене 1250 динаров, при разнице до 60 динаров за доллар. «Ежедневная прибыль от этой операции достигает  11 млн долларов, в то время как ежемесячная прибыль достигает 220 млн, а годовая прибыль достигает 2,64 млрд долларов. Единственным бенефициаром этой операции является группа частных банков. Ни правительство, ни граждане не являются бенефициарами этого процесса», -сказал Сабах аль-Саиди, член парламентского комитета по неподкупности, на телевизионном заседании парламента в прошлом месяце.
В этой связи необходимо отметить, что большинство иракских политических сил зависят от незаконных источников финансирования, в том числе получаемых через отмывание денег, комиссионные выплаты, вымогательство, контрабанду нефти и наркотиков. Согласно публичным отчетам ЦБИ, в стране насчитывается по меньшей мере 52 частных банка, и большинство из них либо используются политическими силами, либо принадлежат им для участия в валютных торгах и сокрытия источников их финансирования. В попытке обуздать контрабанду долларов и сократить годовой дефицит бюджета на 2021 год — около 43 млрд долларов — Министерство финансов Ирака в конце декабря повысило курс доллара до 1450 динаров, что сразу же вызвало резкий рост цен на товары, вызвав панику среди населения. «Девальвация является ответом на настоятельную необходимость остановить крах иракской экономики, сократить дефицит бюджета и остановить кровотечение иностранной валюты — и это [является ответом] на давление со стороны Всемирного банка и Международного валютного фонда. Иранские и турецкие товары доминируют на иракских рынках, и конкурирующая мощь иракских товаров… практически не существует, страна полностью полагается на продажи нефти. Все эти факторы заставили правительство искать другие финансовые ресурсы для сокращения бюджетного дефицита. Страна движется к настоящей катастрофе, и М.аль-Казыми пытается остановить кровотечение шокирующими мерами. Все политические силы знают об этом и согласились с этим, но они фактически начали политически торговать этим вопросом, и некоторые из них начали организовывать демонстрации протеста против действий правительства», — сказал один из ключевых советников иракского премьер-министра Мустафы аль-Казыми на условиях анонимности.

52.5MB | MySQL:102 | 0,678sec