Оценки американских экспертов агрессивной политики Ирана и рисков в области безопасности в Персидском заливе

Как полагают американские эксперты, риски в области региональной безопасности, включая угрозы танкерному движению, в Персидском заливе будут оставаться повышенными после вступления в должность избранного президента США Джо Байдена, несмотря на его намерение вступить в переговоры с Тегераном. Всплеск иранской ядерной и военно-морской активности с 31 декабря рискует спровоцировать военный ответ в регионе со стороны иностранных акторов, включая потенциальный удар США по иранской территории. 3 января исполняющий обязанности министра обороны США Кристофер Миллер, объявил о том, что атомный авианосец американских ВМС Nimitz («Нимиц»), обеспечивавший безопасность вывода военнослужащих США из Сомали, останется на Ближнем Востоке на фоне угроз в адрес Вашингтона, поступивших из Тегерана. «В связи с недавними угрозами, которые руководство Ирана адресовало президенту [Дональду] Трампу и другим представителям правительства США, я приказал приостановить планировавшуюся передислокацию авианосца «Нимиц». «Нимиц» теперь останется на боевом дежурстве в зоне ответственности Центрального командования (в которую входит Ближний Восток — прим. ТАСС)», — сказал Миллер. Ранее министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф выражал мнение, что США стремятся найти предлог для развязывания войны с Ираном. Он также утверждал, что поступившие из Ирака разведданные свидетельствуют о том, что «израильские агенты-провокаторы планируют атаки против американцев, ставя уходящего Трампа в безвыходное положение с ложным поводом к войне». Он предупреждал, что «любой фейерверк» повлечет за собой печальные последствия.
В свою очередь глава судебной власти Ирана Эбрахим Раиси заявлял, что Тегеран считает Трампа обвиняемым «номер один» в убийстве командующего силами специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции Ирана (КСИР, элитные части ВС Ирана) генерала Касема Сулеймани. Он отмечал, что Трамп «ни в коем случае не может считаться свободным от наказания за это». Сулеймани погиб в ночь на 3 января 2020 года в результате ракетного удара США в районе багдадского аэропорта. В ответ Тегеран в ночь на 8 января нанес ракетный удар по двум объектам в Ираке, которые использовали американские военные — базе Айн-эль-Асад и аэропорту города Эрбиля. Иранское руководство неоднократно заявляло, что обязательно отомстит за убийство Сулеймани. В этой связи американские эксперты указывают на ряд моментов, которые вынудили Пентагон опасаться возможной вспышки новой конфронтации. 31 декабря якобы мина «лимпет» была обнаружен на танкере недалеко от иракского нефтяного терминала Аль-Басра. Позднее выяснилось, что она оказалась муляжом. Считается, что за этим инцидентом стоит Иран. 1 января Иран уведомил международную организацию по атомной энергии (МАГАТЭ) о том, что он планирует начать повышение уровня обогащения урана до 20% на заводе по обогащению топлива в Фордо. 4 января МАГАТЭ подтвердило, что Иран начал этот процесс. 4 января Иран задержал танкер «Ханкук Хеми» под южнокорейским флагом, который шел транзитом через Персидский залив в Объединенные Арабские Эмираты, якобы за загрязнение вод. 5-6 января иранская армия планирует провести двухдневные военные учения с участием нескольких невооруженных летательных аппаратов.
Как полагают американские эксперты, инциденты с танкерами сигнализируют о том, что Иран по-прежнему готов возобновить атаки на нефтегазовую инфраструктуру, если администрация Джо Байдена не включит смягчение антииранских санкций в переговоры. В 2019 году Иран предпринял несколько атак на танкеры в Персидском заливе и нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии. Последнее по времени значительное нападение произошло в сентябре 2019 года на нефтеперерабатывающие предприятия Саудовской Аравии в Абкаике и Хураисе. При этом Иран надеется увеличить расходы на поддержание санкций для Соединенных Штатов и их союзников. Форсируя как кризис безопасности, так и ядерный кризис, иранские лидеры стремятся обеспечить, чтобы занятая администрация Байдена уделяла приоритетное внимание переговорам с Тегераном после вступления в его должность. Если такое давление успешно приведет к ослаблению санкций, то консерваторы и сторонники жесткой линии Ирана затем получать дополнительные электоральные выгоды на предстоящих 18 июня президентских выборах, что предоставит им больше влияния в будущих переговорах с Западом, а также в рамках проведения любых потенциальных экономических и политических реформ, сопровождающие ослабление санкций, которые могут угрожать их интересам. Увеличение обогащения до 20% — это один из шагов, предусмотренных новым законом, недавно принятым иранским парламентом, который направлен на расширение ядерной программы Ирана в течение следующих шести месяцев.
Эта стратегия Ирана с высоким риском будет все больше угрожать физической безопасности объектов на его непосредственной периферии, повышая риск карательных ударов со стороны Соединенных Штатов и Израиля, которые будут рассматривать увеличение уровня обогащения урана до 20% как особенно тревожный симптом, поскольку накопление урана, обогащенного до этого уровня, существенно сократит время, необходимое для изготовления ядерного оружия. В оставшиеся несколько недель пребывания у власти Трамп, похоже, больше будет готов нанести удар по Ирану, чем его преемник. Любые действия, которые непосредственно затрагивают интересы США или приводят к американским жертвам в ближайшие дни — такие как преследование американских судов, проходящих через Персидский залив, или гибель американских гражданских  или военных в поддерживаемых Ираном атаках боевиков в Ираке или Сирии — скорее всего, вызовут ответную реакцию со стороны уходящей администрации Трампа. Даже после того, как Байден вступит в должность, Израиль также будет рассматривать односторонние действия против продолжающихся актов агрессии Ирана, особенно против иранской ядерной программы. Морские перевозки столкнутся с повышенным риском стать мишенью в течение следующих нескольких месяцев, особенно танкерные перевозки, связанные с западными странами или странами, которые считаются поддерживающими позицию США против Ирана. Конкретные угрозы будут включать небезопасные подходы иранских судов, вооруженные абордажи для задержания членов экипажа и применение мин «лимпет». Иран будет менее склонен непосредственно осуществлять частые нападения на береговые объекты Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов из-за опасений дальнейшего ослабления его опасного переговорного капитала с этими государствами, а также усиления требований США о включении иранской ракетной и беспилотной программы в переговоры. По мнению американских экспертов, спорадические нападения на эти соседние страны, подобные тем, что наблюдались в 2019 году, остаются возможными. Иран также, вероятно, укрепит свой потенциал для проведения кибератак в регионе, в том числе против коммерческих и правительственных целей. Поддерживаемые Ираном атаки против целей за пределами Ближнего Востока также не могут быть исключены.
Агрессивная стратегия Ирана может поначалу привести к некоторому ослаблению санкций, хотя это произойдет ценой ужесточения позиции международного сообщества против Тегерана в ходе долгосрочных переговоров. За последние два года Иран продемонстрировал, что он готов использовать свои ракетные и беспилотные возможности для нападения на коммерческие интересы в регионе. Дальнейшее использование такой тактики подтолкнет европейские страны к более активному согласованию с Соединенными Штатами необходимости более широких текущих переговоров с Ираном, чтобы подписать новую ядерную сделку, а также обсудить другие проблемы, выходящие за рамки только ядерной программы Тегерана. В интервью CNN 3 января новый советник по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что иранская программа баллистических ракет должна быть включена в «последующие» переговоры. Это стремление включить в переговоры другие вопросы затруднит достижение полной нормализации отношений между Западом и Ираном без существенного изменения политики. Иран надеется, что страх перед более широким конфликтом и его ядерными амбициями, по крайней мере, сохранит самую эффективную контрмеру Соединенных Штатов и европейских стран — широкие санкции — зарезервированными для ядерной программы Тегерана, чтобы избежать необходимости делать более значительные уступки по другим аспектам его национальной безопасности.

52.37MB | MySQL:103 | 0,607sec