Об антисемитском высказывании министра иностранных дел ИРИ

Нынешнее обострение политической обстановки на Ближнем Востоке, совпавшее в годовщиной гибели видного иранского военачальника, командира спецподразделения «Аль-Кудс» КСИР генерала Касема Сулеймани  привело к еще большему обострению  ирано-израильского противостояния. Примеров этому не счесть. 5 января один из видных деятелей исламского режима – генерал КСИР Хосейн Шариатмадари, заявил, что если Израиль совершит «нечто плохое», то его города Тель-Авив и Хайфа, после атаки иранских военных,  в течение нескольких минут прекратят  свое существование. Более изощренным и вполне мирным путем предложил  покончить с Израилем министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф. При этом, его тирада отдавала заурядным и примитивным антисемитизмом. Кармель Меламед —  американо-иранский журналист, сделал достоянием пользователей СМИ факт о том, что глава иранского МИДа  в своем  интервью для фарсиязычного издания, говоря о будущем иранской политики про отношению к Израилю, выразился таким образом: «Иран не ставит своей целью сбросить «жидов (перс. джухудан)  этой страны в море». Вместо этого ИРИ предлагает провести референдум, в ходе которого палестинцы и все нынешние жители Израиля должны  принять решение о будущем этой «территории». Зариф считает, что, что результаты волеизъявления будут настолько очевидными, что не будет необходимости «сбрасывать тех, кого мы называем жидами, в море». Зарубежные организации иранских евреев, в частности – община  иранских евреев Калифорнии,  выступила с заявлением, в котором резко осудила высказывания главы МИД ИРИ, унизившего  евреев и назвавших их «жидами», расценив это в качестве еще одного примера антисемитизма со стороны лидеров Исламской Республики Иран.

Как отметила в этой связи израильская фарсиязычная радиостанция «Пейамэ Эсраиль»,  М.Дж.Зариф,  как руководитель внешнеполитического ведомства страны, в которой беспрерывно звучит лозунг «Смерть Израилю» и на ракетах которой начертаны слова о том, что целью ИРИ является «уничтожение Израиля», по сути, сослался на давно известный и широко пропагандируемый Ираном план, который инициировал нынешний верховный  лидер страны аятолла Али Хаменеи. Хаменеи выдвинул его примерно 10 лет назад, но ни одна страна в мире не восприняла его всерьез и не осудила. В Иране  же многие уверены в том, что его реализация могла бы в конечном итоге уничтожить Израиль.

Идея проведения референдума исходит из того, что  еврейское население Израиля составляет примерно 6 млн человек, там  же живут примерно 2 млн арабов. Палестинцы же утверждают, что их число за пределами Израиля составляет порядка 6 млн, и все они будут участвовать в референдуме. Таким образом, считают в Тегеране, если в референдуме будут принимать участие только израильские евреи, то тогда перевесят и победят арабы, которые и «отменят» легально существование Израиля как единственного государства еврейского народа. По плану Ирана,  евреи, проживающие в других странах, будут лишены права участвовать в таком референдуме.

Отметим, что использование слова «джухуд» («жид»)  вместо общепринятого в фарси «яхуди» интерпретируется  СМИ как еще один признак антисемитского характера иранского исламского режима, который конфисковал еврейскую собственность и даже казнил большинство руководителей еврейской общины Ирана  в первые же дни своего прихода к власти. Это  спровоцировало подлинный исход иранских евреев из страны. Если накануне Исламской  революции в Иране проживало более 80 тысяч евреев, то сейчас осталось  примерно  10 тысяч человек. Высказывание главы МИДа ИРИ вновь акцентировало внимание к положению еврейского этно-конфессионального меньшинства в ИРИ. Официально там проводится четкая дифференциация между евреями, с одной стороны, и Израилем и сионизмом, – с другой. Однако из заявлений исламских лидеров страны видно, что они часто на деле идентифицируют иранских евреев с Израилем и сионизмом, облекая это в изощренные словесные формы, из которых, тем не менее, выглядывает примитивный антисемитизм.  Несмотря на уверения разных иранских религиозных деятелей, что они оппонируют сионизму, Израилю, контролю евреев над миром, а не иудаизму и еврейскому народу, на деле их идеологическая доктрина представляет собой сочетание мусульманских антииудейских идей с европейским антисемитизмом.

По сути, нынешнее существование еврейской общины  в условиях исламского режима может быть охарактеризовано как амбивалентное. Одной гранью амбивалентности является официальный статус этно-конфессиональной общины, пользующейся равными правами с другими подобными немусульманскими общинами исламского Ирана – зороастрийцами и христианами. Иранский избирательный закон позволяет крохотной общине, составляющей 0,04% населения страны,  иметь своего представителя в парламенте. За годы исламского режима 6 евреев избирались депутатами парламента. В целом, еврейские депутаты иранского парламента занимают явно выраженные коллаборационистские позиции. Так, в заявлении по случаю убийства генерала К.Сулеймани от имени еврейской общины выражалась уверенность, что «в дорогом для нас Иране появится много новых Сулеймани, которые сотрут с лица земли злодеяния Большого Дьявола». В Иране воссоздана вся социально-культурная инфраструктура еврейской общины, функционировавшая до Исламской революции 1979 г. Это касается различных культурных, общественных и религиозных организаций и учреждений, число которых вслед за сокращением количества иранских евреев заметно уменьшилось. Еврейские ученики изучают Танах на персидском языке. При этом занятия в школе проводятся и в субботу, а в используемых учебниках широко представлены антисемитские и антиизраильские сюжеты.

Второй гранью амбивалентности являются не стихающие все годы после провозглашения исламской республики всплески антисемитизма на бытовом и государственном уровне, закономерно вытекающие из реализации политики антиизраилизма. В Иране по-прежнему подвергаются судебному преследованию местные евреи, пытающиеся наладить связи с родственниками в Израиле.

Имеется достаточно фактов утверждать, что антисемитская пропаганда  и различные акции по дискредитации евреев являются спланированной кампанией,  рассчитанной на конкретные слои иранского общества. Вот, например, арест в феврале 1999 г. в Иране группы из 13 евреев, которых обвинили в шпионаже в пользу Израиля. Оказалось, что арест группы «шпионов» напрямую связан с внутриполитической борьбой между иранскими консерваторами и либералами.  Срочно и вовремя состряпанное дело об израильской шпионской сети призвано было покончить с надеждами на сезон иранской «оттепели», заблокировать несомненные успехи либералов по преодолению Ираном международной изоляции. В последние десятилетия в Иране не раз отмечены случаи, когда радикалы пытаются приписать еврейство как унижающую характеристику некоторым руководителям исламского режима для их дискредитации. С этой целью в стране даже бытует термин «скрытые евреи». Так, в октябре 2009 г. в мировых и иранских СМИ появились статьи, указывающие на еврейские корни тогдашнего президента ИРИ М.Ахмадинежада. Более «свежий» пример – использование того же приема в истории с финансовыми и имущественными злоупотреблениями хорошо известной в Иране семьи Лариджани. Разумеется, широкая пропаганда «еврейства» семьи Лариджани в иранских СМИ, рассчитанных на внутреннюю аудиторию, способствовала нагнетанию антисемитских настроений в иранском обществе.

Реалии существования еврейской общины в ИРИ после победы там в 1979 г. Исламской революции позволяют прийти к выводу, что в течение всего этого периода община и руководство страны пытаются лавировать между позиционированием еврейской общины как воплощения свободного существования официально признанной еврейской религии и неуклонно реализуемой исламским режимом ИРИ политикой антиизраилизма и антисемитизма, антисионизма и антииудаизма, балансируя на их грани.

55.96MB | MySQL:109 | 0,584sec