О сотрудничестве Ирака с Китаем в нефтяной сфере

Ирак обеспечил себе выплату авансового платежа в размере  2 млрд долларов от государственной китайской нефтяной компании ZhenHua Oil Co., дочерней компании государственной оборонной компании China North Industries Group Corp (Norinco). Важно, что платеж за будущие поставки углеводородов пришел авансом, что было одним из условий иракской стороны, которая срочно нуждается в источниках финансирования на фоне обвала мировых цен на энергоносители для покрытия своих социальных обязательств. Эти трудные переговоры шли последний год с переменным успехом, а с начала декабря прошлого года – вошли в активную фазу. Представитель правительства Ирака Хасан Назим заявил, что власти изучают различные предложения, однако, по версии собеседников агентства, иракская государственная компания State Oil Marketing Organization (SOMO) уже сделала выбор в пользу China ZhenHua Oil. Агентство Блумберг, ссылаясь на документы SOMO, уточняет, что выбранная ею компания будет покупать 4 млн баррелей нефти в месяц (около примерно 130 000 баррелей сырой нефти в день) в течение пяти лет. Китай сейчас через государственные компании и банки предлагает займы странам — производителям нефти, которые испытывают финансовые трудности в связи с падением спроса и цен. В качестве выплат вместо денежных средств будет выступать нефть. Отметим, что SOMO, которая контролирует экспорт иракской нефти, выбрала китайскую компанию после получения заявок от нескольких трейдеров. В результате Ирак «получил 2 млрд долларов под нулевой процент с премией над ценой» через контракт, — сказал представитель правительства, добавив, что «была интенсивная конкуренция между двумя европейскими и китайскими компаниями, и китайская компания выиграла». В реальности же, как утверждает ряд местных источников, помимо китайцев, серьезных конкурентов на этот контракт не было.
Это первый случай, когда Ирак предложил сделку по предоплате за сырую нефть, в которой нефть эффективно используется в качестве обеспечения кредита. Это также последний по времени  пример кредитования Китаем борющихся производителей нефти через контролируемые государством торговые компании и банки. Сделка была заключена после года переговоров, в течение которого Ирак — второй по величине экспортер ОПЕК — увидел, что его нефтяные доходы упали вдвое на фоне связанного с пандемией коронавируса глобального обвала цен на нефть, а падение национальной экономики составило 11% в 2020 году. Как пролагают эксперты, этим больше вынужденным шагом Багдад, возможно, обеспечил себе краткосрочное облегчение от финансового кризиса: сумма сделки составляет примерно половину от 4 млрд долларов в месяц, которые правительство планирует тратить на зарплаты и пенсии сотрудников. Страна зависит от нефти более чем на 90% своих доходов. Китай установил тесные экономические связи с Ираком, который экспортирует большую часть своей сырой нефти в Азиатско-Тихоокеанский регион. В 2019 году экспорт иракской нефти в регион составил 2,5 млрд баррелей из 4 млрд баррелей, экспортированных в том же году. В 2019 году Пекин и Багдад заключили соглашение «нефть для инфраструктуры», теоретически обменивая 100 000 баррелей сырой нефти в сутки на работу китайских компаний в Ираке.
Ряд экспертов в этой связи указывают на то, что указанная сделка в большей степени отвечает интересам Пекина, а не Багдада, но у последнего просто не было иного выхода. На заключение этой сделки также повлияла и последняя по времени договоренность в рамках ОПЕК+ в этом месяце. Напомним, что Саудовская Аравия объявила о дополнительном добровольном сокращении добычи нефти на миллион баррелей в сутки в феврале и марте в рамках соглашения, в соответствии с которым большинство производителей ОПЕК+ будут поддерживать стабильную добычу перед лицом новых блокировок коронавируса. Двум членам ОПЕК+, России и Казахстану, было разрешено увеличить свою добычу на 75 000 баррелей в сутки в феврале и еще на 75 000 баррелей в сутки в марте. Отметим, что этот рост производства, разрешенный России и Казахстану, был намного ниже того, что они требовали. Обе страны настаивали на том, чтобы ОПЕК+ увеличила добычу на 500 000 баррелей в сутки в феврале, как это было сделано в январе. Министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдель Азиз бен Сальман заявил, что этот односторонний шаг был сделан «с целью поддержки нашей экономики, экономики наших друзей и коллег, стран ОПЕК+, для улучшения ситуации в отрасли». Если еще проще, то это соглашение будет действовать два месяца, а затем подлежит корректировке. Апрельские объемы должны быть определены на встрече ОПЕК+ в начале марта. Сделка плюс добровольное сокращение Саудовской Аравией, расширит сокращение ОПЕК+ до 8,125 млн баррелей в сутки в феврале, прежде чем они снизятся до 8,05 млн. баррелей в сутки в марте.
В этой связи ряд экспертов указали на то, что соглашение, несмотря на позитивный краткосрочный сигнал рынку, тем не менее, свидетельствует о неустойчивой политики наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана в отношении нефтяной промышленности. Он де таким образом «заискивает перед США» с учетом интересов местных сланцевиков. Рискнем с этим выводом не согласиться. Скорее всего, речь идет о паузе в «ценовой войне» с учетом необходимости времени для оценки позиции по этому вопросу новой американской администрации. «Заискивать» перед уходящим Д.Трампом большого смысла уже нет. В отличие от Трампа, избранный президент Джо Байден, не является горячим сторонником сланцевой промышленности страны, и уже ясно дал понять, что после вступления в должность он будет продвигать предлагаемую революцию чистой энергетики как часть «перехода от нефтяной промышленности». Вот собственно это соображение (в случае реализации такого подхода Вашингтона рынок начнет процесс восстановления уже в рамках самокоррекции) плюс ожидания оживления мировой экономики с учетом массированной вакцинации и диктует нынешнюю позицию Эр-Рияда. Что касается Багдада, то у него просто нет лимита времени держать эту паузу с учетом нарастающего социального недовольства на фоне жесткого дефицита бюджета.

52.01MB | MySQL:101 | 0,358sec