Алжир пытается интернационализировать западносахарский конфликт

Алжир пытается интернационализировать западносахарский конфликт и в этом состоит его план по ослаблению Марокко, своего регионального соперника.

Напомним, что конфликт в Западной Сахаре был разморожен 13 ноября 2020 г. с подачи алжирских спецслужб, устроивших там провокации у зоны, контролируемой марокканскими силами.

В ответ на применение против них оружия Фронт ПОЛИСАРИО, добивающийся независимости для Западной Сахары, объявил о возобновлении конфликта, намереваясь добиться силой ее «деколонизации».

Однако более чем за два месяца его продолжения никаких ощутимых результатов, кроме расходования снарядов, добиться не удалось. Во всяком случае, марокканцы не потеряли ни одного сколько-нибудь значимого объекта. Неизвестны даже точные потери сторон, но, судя по всему, они незначительные, поскольку и марокканцы, и западносахарцы избегали «лобового» столкновения.

При таком раскладе уровень внимания международной общественности к конфликту оказался крайне слабым и замысел Алжира, также не горящего желанием померяться реально силами с Марокко после полученного в начале 1960-х гг. урока в столкновении с ним, стал проваливаться, поскольку расчет состоял в том, чтобы ослабить Рабат руками мирового сообщества. Однако время для возобновления конфликта было выбрано неудачное – Запад занят борьбой против коронавирусного и прочих вызовов, а в США тогда обострились внутриполитические проблемы, связанные с транзитом власти.

Однако теперь, когда в борьбе за пост президента победил Джозеф Байден, Алжир рассчитывает изменить ситуацию в свою пользу, полагая, что тот полностью уничтожит внешнеполитическое наследие своего предшественника Дональда Трампа.

И, кажется, некоторые основания так полагать у АНДР имеются. В частности, госсекретарь США Майк Помпео ранее заявлял, что смысл действий Трампа на западносахарском и других направлениях – создать Байдену большие проблемы, соответственно, тот должен стремиться от них избавиться.

Речь, в частности, идет о недавнем признании Д.Трампом за Марокко Западной Сахары в обмен на нормализацию отношений между королевством и Израилем. Кажется, дело за малым. Пройдет неделя – другая, Байден войдет в должность и навсегда откажется от соответствующего решения Трампа.

Но не все так просто. «Недавнее решение Дональда Трампа признать так называемый марокканский суверенитет над Западной Сахарой и другие последние изменения, связанные с внешней политикой США, находятся на рассмотрении, и новая администрация Джо Байдена вынесет вердикт, основанный исключительно на критериях национальных интересов страны. Мы приняли к сведению эти маневры, совершенные им в последнюю минуту своего президентства. И каждый из них находится в процессе пересмотра. Однако новая администрация вынесет вердикт, основанный исключительно на одном критерии – национальные интересы США». Об этом сообщает влиятельное издание The Washington Post со ссылкой на высокопоставленного чиновника из переходной команды нового американского президента.

Важно заметить, что ранее, на этом фоне, в начале января текущего года алжирские и марокканские источники заявляли о тайных переговорах между Рабатом и Вашингтоном и возможном создании на западносахарской территории американской военной базы. Дескать, это должно произойти в обмен на дальнейшее бездействие США в отношении Марокко.

Показательно, что на это помощник госсекретаря США по ближневосточным вопросам Дэвид Шенкер в ходе недавнего визита в Алжир был вынужден заявить: «США не планируют создавать военную базу в Западной Сахаре, и командование США Africom не упоминало о переносе туда своей штаб-квартиры».

Кроме того, он подчеркнул: «Для нас приемлем только политический диалог между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО. Только это способно окончательно разрешить этот конфликт» и одновременно многозначительно намекнул: «у Вашингтона и Алжира есть несколько общих интересов в обеспечении более безопасного региона». Последнее предложение может свидетельствовать о «торговле» США по данному вопросу.

Предположим, что при новой президентской администрации «одностороннее» и явно промарокканское решение Трампа может быть действительно пересмотрено. Но далеко не факт, что Байден будет реально давить на Рабат по данному вопросу. Скорее всего, может быть некий промежуточный вариант. В зависимости от того, как Вашингтон договорится с обеими сторонами.

Иными словами, за любое проалжирское действие на данном направлении властям АНДР нужно будет сделать нечто, что явно войдет в противоречие с декларируемым ими «независимым» курсом.

Во всяком случае, представляется маловероятным, что Байден пойдет на шаги, способные разрушить указанное выше соглашение Марокко – США – Израиль.

Впрочем, Алжир рассчитывает и на оказание давления на Рабат со стороны Африканского союза, которое, кажется, постепенно начинает усиливаться. Заметим, что 15 января в Совете Безопасности ООН были рассмотрены предложения этой организации по урегулированию конфликта в Западной Сахаре.

Однако ничего угрожающего в отношении Марокко там не содержится. В соответствующем документе подчеркивается озабоченность Африканского союза и выражается готовность обеспечить диалог сторон конфликта, сосредоточившись на «создании условий для нового прекращения огня и достижения справедливого и прочного урегулирования конфликта, которое позволило бы сахарскому народу самоопределиться в соответствии с соответствующими решениями и резолюциями Африканского союза и Организации Объединенных Наций».

Однако такой текст дает Рабату козыри, чтобы отказаться от навязываемого соглашения, если оно покажется ему «несправедливым», и никаких последствий за отказ от него оно не содержит.

Заметим, однако, что Алжир для достижения поставленной цели ослабления своего регионального конкурента пытается вовлечь в конфликт новых участников. Речь идет о Мавритании, у которой с Марокко также отношения оставляют желать лучшего, и опять же по спору за Западную Сахару.

Заметим, что в последние дни и недели произошли три инцидента с участием марокканских и мавританских военнослужащих.

Так, 16 января, по данным Нуакшота, марокканские военные расстреляли «мавританский гражданский автомобиль, перевозившего золотоискателей на севере Мавритании». Однако он не уточняет, каким образом он оказался в запретной зоне у самой песчаной стены в районе Эль-Гергерат на юго-западе Западной Сахары, которой марокканцы отгородили занятую ими часть ее территории.

А несколькими днями ранее мавританский военный патруль был обстрелян марокканскими силами в районе Инала, когда он зашел на контролируемую ими территорию под предлогом «преследования группы торговцев людьми».

А еще ранее якобы марокканская армия по версии Нуакшота также открыла огонь по мавританским гражданам, на этот раз «несовершеннолетним». Но что они делали в запретной зоне, власти Мавритании не указали, но заявили, что с «большой озабоченностью» следят за ситуацией в буферной зоне Эль-Гергерат после марокканской агрессии против мирных сахарских гражданских демонстрантов и нарушения режима прекращения огня 13 ноября».

Заметим, что это обострение на «мавританском» фланге произошло по странному стечению обстоятельств после прибытия в Мавританию колонн из Алжира под видом «оказания помощи в борьбе с коронавирусом».

Вопрос, что будет дальше. Предположим, что дальнейшая интернационализация западносахарского конфликта способна в будущем привлечь внимание третьих стран. Но будет ли этого достаточно, чтобы заставить Марокко покинуть ту часть Западной Сахары, которую королевство считает своей? Во всяком случае, представляется сомнительным, чтобы западные страны вроде США и Франции вдруг похоронили отношения с Рабатом по данному вопросу, находящемуся пока на периферии их интересов.

51.85MB | MySQL:101 | 0,346sec