О позиции Израиля по вопросу снижения напряженности в отношениях между США и Ираном

После годичной паузы, вызванной пандемией конавируса, Израиль возобновил свои публичные угрозы в адрес Ирана. Именно генерал-лейтенант Авив Кохави, начальник Генерального штаба ЦАХАЛа, неожиданно нарушил молчание и вернул иранскую ядерную программу на передний план израильского дискурса. Или, по крайней мере, это то, что он пытается сделать. Кохави надеется привлечь внимание общественности, чьи приоритеты и главные заботы по-прежнему только одни: как победить коронавирус и вернуть страну к нормальной жизни. 26 января он заявил на ежегодной конференции  Института исследований национальной безопасности, что военные обновляют и модернизируют свои оперативные планы, чтобы повысить готовность на случай, если Израиль решит атаковать ядерные объекты Ирана. «Мы усердно работаем над ними и будем развивать их в течение следующего года», — уточнил генерал. Заметим, что в этом заявлении нет ничего неожиданного: любой военный должен в принципе заниматься планированием военных операций против условного противника вне зависимости от реальности такого конфликта. Однако американские эксперты восприняли эти заявления с повышенной серьезностью. Они полагают, что Израиль усиливает давление на Иран и Соединенные Штаты и публично готовит военный вариант (если «публично», значит военное решение не готовиться, все дело в политике. Более настойчивое решение иранской ядерной программы стало ключевым вопросом предвыборной кампании среди правых партий, конкурирующих на предстоящих выборах в Израиле — авт.) против ядерной программы Тегерана, который рискует спровоцировать более крупный региональный конфликт. В данном случае надо иметь ввиду еще и интересы израильского бюджета. Кохави заявил, что ЦАХАЛ разработает эти планы в течение года и запросил у Кнессета 918 млн долл. США в дополнение к своему годовому бюджету для разработки военных вариантов нанесения удара по Ирану. Национальный бюджет Израиля еще не принят, но это дополнение, скорее всего, будет одобрено кабинетом безопасности во главе с премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Кохави также заявил, что Иран может находиться на расстоянии нескольких месяцев или даже недель от бомбы, если он попытается сделать рывок к ядерному оружию.

Все эти заявления израильских, военных, политиков и чиновников стоит рассматривать в контексте надежды Израиля добиться более жесткой сделки с Ираном при участии США. Израиль будет все чаще сигнализировать о своей готовности напасть на Иран, чтобы обе стороны серьезно отнеслись к его требованиям. Израиль уже давно хотел заключить более всеобъемлющую сделку для ослабления позиции Ирана на Ближнем Востоке. Не случайно, что во время своего выступления Кохави также добавил, что было бы неправильно, если бы мир вернулся к ядерной сделке 2015 года, подписанной Ираном и шестью крупнейшими державами (США, Великобританией, Россией, Китаем, Францией и Германией), даже если она будет изменена и улучшена. Хотя он говорил о «международном сообществе», но явно имел в виду Соединенные Штаты при новом президенте Джо Байдене. При этом Кохави обеспокоен не намерением Байдена возобновить переговоры с Ираном, а его торопливостью подписать новую ядерную сделку, которая будет соответствовать сделке 2015 года. Израиль в первую очередь хочет, чтобы Иран был неспособен произвести ядерное оружие, но он также хочет уменьшить или устранить угрозу баллистических ракет Ирана и его региональных прокси для самого Израиля. Соединенные Штаты были открыты для этих переговорных пунктов, но Иран, по крайней мере, сейчас, менее готов включить эти вопросы в переговоры по своей ядерной программе. В 2012-13 годах Израиль также сигнализировал о готовности атаковать ядерную программу Ирана, чтобы оказать давление на переговоры, которые привели к СВПД. Однако, несмотря на то, что, как сообщается, Израиль был близок к нанесению авиаударов по Ирану, внутренняя оппозиция со стороны оборонного истеблишмента Израиля и опасения по поводу крупного дипломатического разрыва с Соединенными Штатами предотвратили такие действия. Иран же рассматривает свои баллистические ракеты и прокси в качестве необходимого сдерживающего фактора для своих идеологических и стратегических противников в Израиле, Соединенных Штатах и арабских государствах Персидского залива, таких как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Обычные Вооруженные силы Ирана недостаточно оснащены и менее надежны, чем его асимметричные силы, которые сосредоточены на сдерживании нападений на сам Иран через срыв экспорта нефти в Персидском заливе, ракетные  удары по конкурирующим военным силам и городам, кибератаки и деятельность террористических ячеек. Американцы полагают, что если переговоры не решат проблему медленного дрейфа Ирана в сторону разработки ядерного оружия, то возможны дальнейшие тайные или даже явные действия Израиля против ядерной программы Тегерана. Израиль может быть более склонен терпеть баллистические ракеты Ирана и его прокси, особенно если он способен продолжать свою тайную войну против таких угроз, не нарушая отношений с Соединенными Штатами и не разжигая региональную войну с Ираном. Однако Израиль может быть более готов пойти на риск дипломатического разрыва с Соединенными Штатами по поводу окончательного статуса иранской ядерной программы, особенно если выборы 23 марта приведут к появлению более ястребиного израильского правительства, разделяющего взгляды Кохави. Обычные военные средства сдерживания и противоракетные системы Израиля могут помочь компенсировать некоторую угрозу со стороны региональных доверенных лиц Ирана, таких как «Хизбалла» и ее  ракеты, что уменьшит настоятельную потребность Израиля в уменьшении этих угроз путем переговоров. Израиль проводит сотни авиаударов и тайных операций против доверенных лиц Ирана — в основном в Сирии, но также иногда в Ливане и Ираке.

За исключением США, остальные пять государств-участников СВПД по-прежнему привержены соглашению. Но в 2019 году Иран ответил на выход США из СВПД, постепенно нарушив некоторые из  пунктов, не выходя из соглашения. Эти нарушения включали обогащение бОльших количеств урана, повышение уровня уже обогащенного урана с 3,67% до 5% с последующим повышением его до 20% и реактивацию передовых центрифуг. Все эти шаги приближают Иран к ядерному порогу, с которого, как опасаются, Тегеран будет в состоянии разработать свое первое ядерное оружие в течение нескольких месяцев. Неизвестно, согласовывал ли Кохави свою речь с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, но ясно, что ее содержание соответствует мышлению и желаниям премьер-министра Израиля. Практически, Кохави полностью объединился с Нетаньяху, повторив его опасения, что как только Иран получит атомную бомбу, он может ее применить. Такого пугающего сценария еще никогда не слышали израильские эксперты по безопасности и военным вопросам. В период с 2010 по 2013 год Нетаньяху и тогдашний министр обороны Эхуд Барак столкнулись с высшими эшелонами израильского военного истеблишмента, которые предостерегали от самостоятельного удара по Ирану и предупреждали о возможном расколе с американской администрацией Барака Обамы. Несмотря на это, Нетаньяху выступил против ядерной сделки 2015 года, настаивая на том, что «никакая сделка не лучше плохой сделки». В том же году премьер-министр предпринял беспрецедентный шаг, вступив в фактический сговор с контролируемым республиканцами Конгрессом против Обамы и его главных советников. Нетаньяху выступил с речью на совместном заседании Конгресса, призвав США не подписывать соглашение. Обама и Байден, тогдашний вице-президент, тогда были в ярости. Они отвергли вмешательство Нетаньяху во внутреннюю политику США и подписали СВПД. Большинство израильских руководителей разведки и Министерства обороны признали, что соглашение имело недостатки, но думали, что как только оно было подписано, Израиль должен был принять реальность и улучшить напряженные отношения с США.

Мы вспомнили об этом, поскольку в данном случае Кохави вышел на внешнеполитическую арену, которая является прерогативой Нетаньяху и правительства. Это не обязанность и не миссия военного чиновника — советовать президенту США о том, что делать. Если такие высказывания продолжаться, то рано или поздно администрация Байдена истолкует их как очередную попытку саботировать американо-иранские отношения с соответствующей негативной реакцией. Похоже также, что в середине своего четырехлетнего срока Кохави испытывает разочарование. Центральная роль, которую генералы всегда играли во всех сферах жизни Израиля, была отодвинута на второй план из-за пандемии. Также реально, что эти угрозы — всего лишь тактика повышения запроса на увеличение оборонного бюджета, которую армия использовала в прошлом. Однако подстрекательская речь Кохави может привести к двум серьезным последствиям. Одно из них касается Ирана. Разжигание войны может усилить напряженность между Израилем и Исламской Республикой в то время, когда эти два государства проводят политические кампании в преддверии своих национальных выборов: Израиль в марте 2021 года, в четвертый раз за два года, и Иран в июне 2021 года. Однако до сих пор реакция Тегерана была на удивление мягкой. Глава администрации президента Ирана Хасан Роухани заявил, что «угрозы со стороны Израиля-это не что иное, как психологическая война». Выступая по иранскому телевидению, Махмуд Ваези сказал: «Израиль должен понять, что администрация Трампа — это история. Израиль больше не контролирует решения администрации [США] теперь, когда Трампа нет». Действительно, Нетаньяху понимает, что в Вашингтоне изменились правила игры. Администрация Байдена, контролирующая как исполнительную, так и законодательную ветви власти, полностью привержена продолжению стратегического альянса и партнерства с Израилем. Но она также намерена проводить более сбалансированную политику в отношении палестинцев и разрядить напряженность в отношениях с Ираном. Первый сигнал на эту тему уже пришел. Возобновление американской помощи Палестине не будет нарушать законодательство, запрещающее выделение американских средств Палестинской национальной администрации (ПНА) в связи с ее социальными выплатами семьям заключенных Израилем, заявил представитель Госдепартамента на прошлой неделе. Чиновник дал разъяснения СМИ после утверждений республиканских законодателей о том, что планы США возобновить американскую помощь ПНА будут нарушать Закон Тейлора Форса 2018 года. «При оказании помощи администрация Байдена-Харриса будет полностью соблюдать американское законодательство, включая Закон Тейлора Форса», — отметил представитель Госдепартамента в заявлении для СМИ. Ранее на прошлой неделе исполняющий обязанности посла США в ООН Ричард Миллс объявил, что администрация Байдена планирует восстановить американскую помощь ПНА и вновь открыть палестинские дипломатические миссии в Вашингтоне, которые были закрыты при бывшем президенте Дональде Трампе. Администрация Байдена пока не обнародовала график того, когда будут предприняты ее шаги по нормализации отношений с ПНА, но настаивает на законности такой политики. И эта реальность диктует для Израиля публичное повышение своих будущих переговорных козырей.

55.9MB | MySQL:105 | 0,546sec